N 06 Апрель (16-30) 2006 года.

«Итальянские дворики» в Тбилиси пока живут

Просмотров: 4964

Резные балкончики старого Тифлиса, двухэтажные домики, идущие лентой в гору, сидящие во дворах старики, чумазые детишки, бегающие по улицам, – все это давно стало неотъемлемой частью образа шумного южного города, источником вдохновения многих художников, поэтов и кинематографистов.

Выходящие в общий двор балконы, переклички домохозяек, белье за окнами - это и есть старый Тифлис. Образ жизни в этих районах под стать их внешнему виду – неторопливый, небогатый, по-восточному ленивый и общинный, когда всем есть дело до всего. Старожилы считают, что именно в этом и заключалась прелесть тифлисского двора.

Резные балкончики старого Тифлиса, двухэтажные домики, идущие лентой в гору, сидящие во дворах старики, чумазые детишки, бегающие по улицам, – все это давно стало неотъемлемой частью образа шумного южного города, источником вдохновения многих художников, поэтов и кинематографистов. Выходящие в общий двор балконы, переклички домохозяек, белье за окнами - это и есть старый Тифлис. Образ жизни в этих районах под стать их внешнему виду – неторопливый, небогатый, по-восточному ленивый и общинный, когда всем есть дело до всего. Старожилы считают, что именно в этом и заключалась прелесть тифлисского двора.
Георгию Вачнадзе – 65 лет. Из них 63 он прожил в таком дворике и не представляет себе, что можно куда-то переехать. Он вспоминает прошлое с большой ностальгией: «У нас было все общее. Мы не могли себе представить, чтоб прошел вечер, а мы не собрались бы поиграть в нарды. Потому жены ворчали на мужей и собирались в своем уголке сплетничать. Перемывали нам косточки. Беззлобно, правда. Мы все были как родственники».
Беззлобность и беспечность – главное отличие той эпохи.
«Жили мы, конечно, небогато. Кто в те времена мог позволить себе жить богато? Помню, у одного соседа были «Жигули» – «копейка». Единственная машина во дворе. Мы, конечно, ему нервы портили – то напишем что-нибудь на стекле, один раз даже спустили покрышку. Это было лишнее, и мы сами же ему ее накачали. Все это делалось весело, без желания разозлить. Это как если вы в своей семье над кем-то подшутите – разве обидится кто-нибудь?».
Старый тбилисец – природный интернационалист. Тбилисцы - это общность наднациональная, житель Кутаиси или Батуми отличается от грузина-тбилисца больше, чем грузин-тбилисец от армянина-тбилисца. Достаточно лишь послушать, сколько намешано мотивов в музыке, родившейся в кварталах старого Тифлиса – таких песен не поют ни в одном другом месте в Грузии.
«У меня было двое соседей-армян. Один и сейчас живет здесь. У него был родственник – шарманщик. Это особая профессия. Шарманщики живут только в Авлабаре. Шарманщик не выживет в многоэтажке, там ему не место. Так вот, он постоянно звал к себе его, когда мы кутили во дворе. Было очень приятно пить под шарманку, прямо как на картинах Нико Пиросмани. А когда второй армянин – Гарик – уезжал в Россию, мы ему такие проводы устроили… Нам его долго не хватало. Давно это было – тогда еще СССР был».
Дворики старого Тифлиса все еще существуют. На первый взгляд, в них все как прежде – шум, гам, старики и чумазые мальчишки. Но при этом все по-другому. Жизнь изменилась. Беспечность исчезла, община не клеится. В советские времена можно было спокойно прожить, ничего не делая. Сегодня это невозможно – приходится крутиться, вертеться, зарабатывая на хлеб. Поэтому веселые переклички с этажа на этаж уже умолкли – свободного времени у людей стало мало. А те, кто сидит целыми днями во дворе - уже не прежние милые сердцу люди. Какой нормальный мужчина будет целый день гонять нарды в наше время?
Итальянские дворики старого Тифлиса доживают последнее десятилетие. Из городской достопримечательности они превратились в обычные трущобы, откуда все пытаются сбежать любыми способами. Жители целых районов ждут, когда наконец в их прохудившиеся двери постучится щедрый инвестор и предложит им квартиру в элитном доме. Но ни денег, ни инвесторов почему-то на всех не хватает.
В обозримом будущем облик старого Тбилиси изменится. Старый город рано или поздно умрет. Вместе с ним умрет и тот неповторимый колорит по-восточному медлительного образа жизни, где существует общая и не существует личной жизни. Все течет, все меняется.

Тенгиз Аблотия

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты