N 06 Апрель (16-30) 2006 года.

Достойна ли Турция Европы?

Просмотров: 3650

Не так давно политкорректная европейская и мировая общественность приветствовала начало процесса переговоров о присоединении Турции к Евросоюзу на правах полноправного члена этой организации. В то же время не совсем политкорректное большинство граждан в ряде ведущих стран «старой Европы» отнюдь не в восторге от подобной перспективы, даже в весьма отдаленном будущем. На это указывают многие социологические замеры. И дело не в том, что нового, небогатого члена ЕС придется финансировать из общеевропейского бюджета, и не в страхе, что турки будут отнимать рабочие места у французов, немцев, итальянцев. 

Не так давно политкорректная европейская и мировая общественность приветствовала начало процесса переговоров о присоединении Турции к Евросоюзу на правах полноправного члена этой организации. В то же время не совсем политкорректное большинство граждан в ряде ведущих стран «старой Европы» отнюдь не в восторге от подобной перспективы, даже в весьма отдаленном будущем. На это указывают многие социологические замеры. И дело не в том, что нового, небогатого члена ЕС придется финансировать из общеевропейского бюджета, и не в страхе, что турки будут отнимать рабочие места у французов, немцев, итальянцев. 
Образ исторической Турции, сложившийся в европейском массовом сознании, ярче всего представляет известная картина Эжена Делакруа «Резня на Хиосе». Каратели спокойно и деловито уничтожают беззащитных людей. Так сказать, очищают жизненное пространство от чужеродного элемента.

Подобные эпизоды неоднократно повторялись в многовековой истории Османской империи, которая вся выросла на костях порабощенных и уничтоженных народов. Но трудно найти что-то подобное трагедии армянского народа, совершившейся в 1915-1923 гг. Из 3 миллионов армян, проживавших на территории Турции, примерно 1,5 миллиона было уничтожено (данные турецкого писателя Орхана Памука; другие источники дают сходные цифры). Остальные вынуждены были спасаться бегством и рассеялись затем по всему миру, за исключением некоторого количества женщин, разобранных в качестве добычи по турецким гаремам.
Истреблением мирного армянского населения занималась не безумная варварская орда. То была хорошо продуманная и хладнокровно осуществленная акция государства, возглавлявшегося реформаторским младотурецким правительством, неоднократно заявлявшим о своем стремлении вести Турцию по пути прогресса, ориентируясь на просвещенную Европу.
Правительства Англии, Франции и России тогда солидарно признали совершившееся преступлением против человечества и цивилизации и объявили о намерении привлечь к ответственности его организаторов и исполнителей. Однако в хаосе, охватившем всю систему мировой политики и международного права после Первой мировой войны и серии революционных потрясений, Турции удалось избежать ответственности за осуществленный геноцид армянского народа. Принявшая османское наследие Турецкая Республика сохранила за собой земли и богатства, отнятые у истребленного народа, не выплатила никаких компенсаций жертвам геноцида, не наказала виновных в чудовищных злодеяниях. При этом Турция не стала изгоем в международном сообществе. Разыгрывая сначала антиимпериалистические, а затем антисоветские карты, эта страна в конечном итоге комфортно устроилась в структурах Североатлантического альянса и получила статус стратегического союзника Соединенных Штатов.
Турецким опытом затем воспользовались в еще более широких масштабах человеконенавистники «третьего рейха» и их подельники из некоторых других стран. Отталкиваясь от этого опыта, Гитлер откровенно рассуждал, что, дескать, при «окончательном решении еврейского вопроса» на мировое общественное мнение не следует оглядываться. Пошумят, а потом обо всем забудут. Как забыли об армянах, истребленных идейными предшественниками гитлеровских палачей.
Германии и ее союзникам во Второй мировой войне пришлось затем дорого заплатить и за холокост, и за другие преступления против человечества. Германскому народу пришлось вынести тяжесть сурового покаяния, прежде чем он был снова признан равным среди равных в семье цивилизованного человечества.
Покаяние в прежних согрешениях и искреннее примирение всех европейских народов легли в основу гуманной общеевропейской ментальности, без которой невозможно было бы возвести здание нынешнего Европейского Союза.

Евросоюз в его нынешнем виде можно уподобить элитному поселению, жителям которого не надо отгораживаться друг от друга прочными оградами и запорами. Теперь в такой благополучной общности может появиться новый обитатель, о котором точно известно, что он когда-то убил соседа, завладел его имуществом, но сумел выкрутиться из неприятностей и совсем не жалеет о случившемся.
После безнаказанного убийства армянского народа Турецкая Республика осуществила и «окончательное решение» греческого вопроса. Произошло это уже после завершения Первой мировой войны, на глазах стран-победительниц, бывших формальными союзниками Греции. Сотни тысяч греков вынуждены были бежать из Константинополя, Восточной Фракии, Ионии, где их предки обитали более двух с половиной тысячелетий. В 1974 году, воспользовавшись очередным удобным случаем, правители Анкары навязали и свое решение в кипрском вопросе, захватив треть острова и изгнав оттуда прежних обитателей. Турецкие власти в течение многих десятилетий не ослабляют хватку репрессивного механизма, действующего на территориях Турецкого Курдистана. Курдов, не желающих отказаться от своей национальной идентичности, фактически выдавливают с исторической родины, где у них нет ни свободы, ни национальных прав, ни сносных условий существования. Они сотнями тысяч рассеиваются по всему миру. Когда в Турции совсем не останется курдов (как практически не осталось ни греков, ни армян), и курдский вопрос можно будет окончательно закрыть.
Внутри самого турецкого общества практически нет разногласий по отношению ко всем указанным сюжетам новой и новейшей истории. Это наглядно проявилось в ходе судебного процесса над курдским лидером Оджаланом, когда турецкая «улица» шумно выражала солидарность с властями и особенно с присутствовавшими на суде родственниками карателей, погибших от рук курдских партизан. Образованная часть турецкого общества прилежно озвучивает официальную версию событий начала XX века, согласно которой армяне сами во всем виноваты, а их депортация производилась по гуманным соображениям. Или же предлагает считать армянскую трагедию печальным, но рядовым эпизодом Первой мировой войны. А на войну, как известно, можно списать все что угодно. Подобные утверждения, кощунственные по отношению к бесчисленным жертвам, содержатся в солидных научных трудах и в школьных учебниках. Немногие турецкие историки и публицисты, осмеливающиеся серьезно и объективно оценивать трагедию армянского народа, вынуждены трудиться за пределами Турции, ибо на родине им грозит неминуемый суд Линча.
Настроившись на вхождение в Европу, нынешние турецкие правители все же вынуждены позаботиться хотя бы о внешнем облике своей страны в глазах мирового и европейского общественного мнения. Поэтому в последние годы предпринимаются некоторые меры по формальной демократизации и гуманизации турецкого общественного уклада. О них широко извещают турецкие и европейские СМИ. Эти новые веяния в турецкой внутренней политике слегка коснулись и болезненной национальной темы. Сделаны незначительные уступки курдам. Заявлено, что проживающим в Турции горсткам греков и армян предоставлены все права национальных меньшинств. Более того, в начале этого года в Стамбуле открылся Армянский музей. При его открытии прозвучали слова о том, что «армянская община является неотъемлемой частью турецкого общества, а экспонаты музея - очевидное свидетельство общей истории двух народов».

Можно сказать, что собирающийся жить в элитарном поселке убийца заявляет теперь о теплых чувствах, питаемых к убитому. Он даже готов бережно хранить и демонстрировать кое-какие вещи покойного в память о нем. Но по-прежнему нисколько не раскаивается в содеянном. Факт армянского геноцида Турция наотрез отказывается признавать. И тем более не собирается принимать на себя какие-либо серьезные обязательства по долгу покаяния и искупления.
Продвигаясь к членству в Евросоюзе, турецкие правители пользуются конъюнктурной поддержкой весьма влиятельных сил, как в Европе, так и за ее пределами. Гордящиеся своим свободолюбием и человеколюбием, Соединенные Штаты Америки издавна привыкли считать Турцию союзником и младшим партнером. Поэтому Конгресс США регулярно топит все попытки принятия резолюции о признании геноцида армянского народа, а вашингтонская администрация всячески поддерживает Анкару в вопросе о вступлении в ЕС.
Между тем, процесс признания исторически достоверным фактом армянского геноцида 1915-1923 гг. год от года охватывает все большую часть мирового сообщества. Впервые соответствующая резолюция была принята парламентом Уругвая в 1965 г., затем этому примеру последовали представительные органы многих стран. Так, в частности, поступили канадцы - ближайшие соседи США, а также ливанцы - близкие соседи Турции. Факт геноцида признали старые и новые члены Евросоюза: Бельгия, Нидерланды, Ирландия, Греция, Словакия.
Особо значимыми следует считать решения по данному вопросу, принятые Национальным собранием Франции (в 2001 году) и германским Бундестагом (совсем недавно). Таким образом, влиятельнейшие страны, основатели новой европейской общности, связанные с Турцией тесными экономическими и политическими связями, недвусмысленно выступили на защиту исторической справедливости в вопросе о трагедии армянского народа, пренебрегая при этом соображениями экономической выгоды и текущей политической конъюнктуры.
Геноцид 1915-1923 гг. однозначно признала и осудила российская Государственная Дума в резолюции от 14 апреля 1995 г. Тем самым Россия окончательно вернулась к принципиальной позиции, впервые озвученной еще в заявлении царского правительства девяностолетней давности.
Удивительным диссонансом на этом фоне выглядит позиция Государства Израиль. Отказ израильского Кнессета от выражения солидарности с трагедией армянского народа, как считают, диктуется прагматическим нежеланием испортить выгодные взаимоотношения с Турцией, а также стремлением подыграть Вашингтону в щекотливом для него вопросе. Но, вероятно, имеются и другие причины, исходящие из глубинных пластов израильской политической ментальности. Утверждая за собой статус нации, наиболее пострадавшей от гонений в XX веке, израильские лидеры как бы выводят свою страну за рамки обычных норм и правил, утвердившихся в международных отношениях. Этот уникальный статус израильтяне вовсе не хотят ослаблять, признавая судьбу другого народа подобной своей по степени трагизма. Между тем, фактически солидаризуясь с палачами армянского народа в вопросе, который Турция признает лишь как эпизод Первой мировой войны, израильское общество может столкнуться и с такой версией истории XX века, согласно которой и холокост был лишь побочным результатом еще более жестокой войны, Второй мировой.
Убийца и насильник, не понесший наказания и не раскаявшийся в содеянном, не сможет пользоваться полным доверием своих соседей. Каждый из них невольно думает: а вдруг он когда-нибудь примется за старое?
Если Турция искренне стремится в Европу, она, в принципе, может со временем стать полноправным и уважаемым членом Евросоюза. Но произойти это может далеко не так скоро, как рассчитывают нынешние правители Анкары и вожди евробюрократии. Сначала турецкому государству и турецкому обществу придется пройти тяжкую процедуру покаяния, как это сделала Германия.
Турции нужен свой Нюрнберг за события 1915-1923 гг. и за некоторые другие эпизоды новейшей истории. Только признав, осудив и хоть в какойто мере искупив все свои давние и не слишком давние грехи и преступления против других народов, турецкое общество может войти на равных в состав великой европейской общности.
Александр Головков

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Da zdravstvuyet Turtsiya!
  2. Будь прокляты турецкие палачи в веках!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты