N 06 Апрель (16-30) 2006 года.

Взгляд с левого фланга

Просмотров: 2893

«Зрители уже привыкли видеть частые и опасные подключения в атаку нашего левого крайнего защитника Норика Месропяна. В нужный момент он может и подстраховать партнеров. Его игра, лишенная рисовки и внешнего эффекта, всегда надежна и стабильна», – это слова капитана «Арарата» Аркадия Андриасяна, произнесенные сразу же после победного финального матча Кубка СССР 1975 года над ворошиловградской «Зарей».

Ограниченный участок для маневра: с одной стороны – бровка, а спереди и справа – соперники. Чтобы выбраться из этого капкана, одной скоростной выносливости и техники недостаточно. Здесь на первый план скорость мышления выходит. Едва ли не все перемещения и взаимостраховка доводятся до автоматизма. Поспевал он и на огневые рубежи. Его подключения в атаку скрашивали монотонное течение некоторых матчей.
По характеру Норик Месропян боец, с большим чувством товарищеской солидарности, оптимист, верящий в лучшее до последних секунд матча.
«Норик Месропян молчалив, олимпийски спокоен, свои чувства предпочитает не выставлять наружу. И на поле, и в жизни. Но в отличие от похожего на него по характеру Санасара Геворкяна, любит пошутить. Причем скажет какую-нибудь шутку – все смеются, а он стоит с каменным лицом. Будто ничего и не было», – это уже слова советского спортивного журналиста Сергея Кружкова.
Мы сидим в летнем кафе перед Оперным театром, за соседним столиком шумная компания молодых ереванцев, изредка поглядывающих на футбольную знаменитость.
– Норик Апетнакович, давайте начнем с Вашей биографии. Интересно, как люди становятся чемпионами?
– Футболом начал заниматься с тринадцати лет, до этого гонял мяч с ровесниками во дворах и на улицах. Моим первым тренером был Паруйр Мартикян. Тренировались на футбольном поле завода «Армэлектро», где сегодня возвышается стадион ФК «Мика». В 1962 году меня и шестерых товарищей по команде пригласил в юношескую сборную Армении ее старший тренер, знаменитый в прошлом форвард ереванского «Динамо» Акоп Петрович Дургарян.
На следующий год мы под его руководством в Волгограде заняли второе место на Всесоюзной спартакиаде школьников. Меня приметил Георгий Жарков, и вскоре я уже тренировался в составе «Арарата».
В 1965 году команду принял Артем Григорьевич Фальян и, как потом говорили, совершил революцию в нашем футболе. «Арарат» занял первое место в классе «А» чемпионата СССР и завоевал малые золотые медали. Три года нас тренировал Артем Григорьевич, затем его сменил Эдуард Григорьевич Григорян, а еще через год у руля команды встал Александр Семенович Пономарев.
В 1971 году под руководством Николая Яковлевича Глебова мы впервые удостоились серебряных наград чемпионата страны, неплохо дебютировали в розыгрыше Кубка УЕФА. Мы переиграли кипрскую команду ЭПА (1:0, 1:0), швейцарский «Грассхопперс» (3:1, 4:2), а затем в первом матче германский «Кайзерслаутерн» (2:0). Ответный матч судил ирландец Ван дер Крофт. Его симпатии явно были на стороне немцев, что неудивительно, так как нас по большому счету в Европе никто и не знал. В конце игры немец Зеела сымитировал столкновение со мной и артистически упал. Судья тут как тут и назначает пенальти в наши ворота. Начали оспаривать его решение, но ирландец был непреклонен. Мы уступили в серии послематчевых пенальти. Против симулянтов всегда было трудно играть. В похожем стиле в Союзе играл тбилисец Владимир Гуцаев.
В 73-м с Никитой Павловичем Симоняном мы завоевали и Кубок СССР, и чемпионские медали.
С Виктором Александровичем Масловым мы вновь стали обладателями хрустального Кубка страны, победили в Кубке европейских чемпионов – знаменитую мюнхенскую «Баварию». В весеннем чемпионате страны 1976 года во второй раз стали серебряными призерами, вышли в финал Кубка. Одиннадцатого апреля 1979 года перед матчем с «Нефтчи» прошли мои проводы. Перешел на тренерскую работу. Таким образом, я стал рекордсменом «Арарата» по завоеванным наградам: золотая, две серебряные и малая золотая медали, а также два Кубка и выход в финал. Мне принадлежит и еще один рекорд: 122 матча чемпионата Союза подряд без замены.
– Какого из правых крайних форвардов было труднее всего удержать?
– Игоря Численко, Владимира Онищенко, упомянутого уже Гуцаева, который обладал высокой скоростью и при малейшем соприкосновении падал. И это притом, что я был не грубым защитником, за всю карьеру ни одного удаления. Против него надо было играть особенно осторожно.
– Кто из коллег – левых защитников Вам нравился?
– Валерий Зыков из московского «Динамо». Он, как и я, любил подключаться к атаке, что, разумеется, не являлось самоцелью. Нашей основной задачей было прикрыть свой фланг, и только при надобности, когда возникала реальная опасность контратаки, мы шли вперед.
– Вы являлись атакующим защитником, значит, забивали голы. Первый гол в ворота какой команды забили?
– Краснодарской «Кубани».
– В каких матчах нашей обороне больше всего досталось?
– Трудно было с киевлянами во всех играх, в обоих матчах против «Баварии», в кубковых финальных поединках. Потому что финал – это решающая игра, в которой нельзя проигрывать. Поэтому кубковые матчи и славятся непредсказуемостью и всегда проходят в бескомпромиссной борьбе.
– Считаете ли Вы, что грубость идет от характера футболиста?
– Конечно. Если он в жизни грубиян, то и на поле будет грубить, и наоборот.
– Вам никогда не хотелось быть нападающим?
– Перефразируя одного комментатора, скажу, что гол может забить каждый, а ты попробуй не упусти нападающего, не дай ему пробить. Если нападающий не забьет, никто его за это журить не будет, а ошибемся мы, то не избежать беды.
– Сын Ваш Эмиль неплохо играл в нападении, но, к сожалению, до классного форварда не дорос. Что ему в этом помешало?
– Наблюдая за его игрой еще в дворовых баталиях, я заметил, что он быстр и резв. Отвел его в футбольную школу к Сейрану Галстяну. Начинал он неплохо. Видимо, помешали ему травмы. Три раза его оперировали. После каждой травмы он не играл несколько месяцев. И даже после того, как начинал играть, действовал с оглядкой, с опаской. Так он терял скорость, физическую кондицию, технику.
– В олимпийскую сборную СССР Вас пригласил Александр Пономарев?
– Нет, Николай Алексеевич Гуляев. В конце 1969 года половину «Арарата» разобрали по различным сборным Союза. Николай Казарян и Левон Иштоян играли в молодежной сборной СССР, а я, Аркадий Андриасян и Оганес Заназанян были приглашены в олимпийскую сборную, которая совершила турне по Сирии и Ливану. Олимпийская сборная была усилена игроками национальной команды и ЦСКА Альбертом Шестерневым, Владимиром Капличным и Валентином Афониным. Я безмерно был счастлив, что играл рядом с такими замечательными мастерами. Почти во всех матчах мы одержали победы, а Андриасян стал чуть ли не лучшим среди наших бомбардиров.
А во второй раз в олимпийскую сборную нас пригласил уже Александр Семенович. Было это в 1971 году, когда мы переиграли в отборочных матчах сборные Голландии (4:0, 0:0), Франции (5:1, 3:1) и Австрии (4:0, 1:0) и завоевали путевку на Олимпиаду в Мюнхен. Запомнился матч с французами на «Раздане», где сразу пять араратовцев играли в форме сборной СССР: Андриасян, Бондаренко, Заназанян, Иштоян, Месропян. Уже к середине первого тайма мы вели со счетом 4:0, и все голы были наши: Андриасян (2), Заназанян, Иштоян.
Затем олимпийская сборная совершила турне по Южной Америке. В Бразилии мы переиграли сборную штата Алагоас (3:2) и сыграли вничью с командами «Ресифи» (1:1) и «Фортелеза» (2:2). В Перу победили «Университерио» (3:2), а в Эквадоре матч с местной «Барселоной» завершился ничейным исходом (1:1).
– Могли бы Вы припомнить один из курьезных моментов, которых было немало в жизни «Арарата»?
– Играли мы в Бейруте. Николай Казарян, с именем которого у нас связаны почти все шутки и хохмы, из нескольких жевательных резинок скатал шарик и, подбросив вверх, прилепил его к потолку гостиничного номера. Заходит наш врач Ставро Капиди, замечательный в прошлом футболист. Он даже уже в возрасте на спор мог часами на голове мяч держать и ходить с ним по кругу. Значит, возвращается Капиди из города с покупками и с возбуждением произносит: «Что там Советский Союз, здесь все за копейки можно купить, всего навалом!» «Доктор, тише», – шепотом произносит Коля и многозначительно кивает на потолок. Капиди моментально меняется в лице: «А я что, я и говорю, все равно лучше и сильнее СССР никого нет, мы всех победим. Плевать нам на их шмотки».
– С Эдуардом Маркаровым Вы стояли у истоков нашей национальной сборной.
– Тяжелые времена были. Война, блокада, развал экономики, «прихватизация». Надо было решать самим все вопросы, связанные с существованием сборной. Футболисты, вместо того, чтобы только тренироваться, были заняты и домашними проблемами. И, несмотря на все эти трудности, мы выстояли и неплохо играли. Для определенного успеха не хватило тогда опыта международных встреч.
– И в заключение два моих традиционных вопроса. Кого вы считаете лучшим армянским футболистом всех времен и Ваш вариант символической сборной Армении?
– Одного выделить не могу. О тех, кто играл до моего появления в футболе, судить не берусь. Игру их не видел или смутно помню, так как был мал. До нас никто не становился чемпионом Союза, даже призерами не были. Значит, лучшие – все игроки «Арарата» 70-х годов, в том числе и те, кто сидел в запасе. И сборная – это «Арарат – 73».

Александр Григорян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты