N 07 Май (1-15) 2006 года.

Как это было:

Просмотров: 2494
Cвидетельствуют очевидцы
Из рассказа жительниц Геташена Карине Акопян и Греты Балаян:
«Ранним утром 30 апреля танки и бронемашины с грохотом ворвались на нашу улицу. Глаза советских солдат, полные бешенства и ненависти, убедили нас в том, что армия вошла в Геташен для исполнения воли омоновцев и практически прокладывает им путь.
Моего соседа, 80-летнего Арменака Хумяна, расстреляли прямо в квартире. Та же участь постигла тяжелобольного, прикованного к постели Бено Гянджумяна. 65-летний Папик Сейранян, услышав тяжелый рокот гусениц танков, вышел на балкон своего дома, чтобы узнать, что происходит. В эту минуту его и настигла солдатская пуля.


Каждая семья хоронила погибших во дворе своего дома, потому что сельское кладбище на протяжении многих месяцев обстреливается азербайджанским ОМОНом.
К каким только методам и средствам не прибегали омоновцы и советские солдаты, чтобы скрыть следы своих преступлений! Угрожая автоматами и физической расправой, вооруженные бандиты заставляли главу каждой семьи подписать бумагу о том, что оставляет Геташен добровольно, а не по принуждению. В противном случае, угрожали омоновцы, мы сначала вырежем на ваших глазах всех детей, а затем и остальных домочадцев».
«Советский Карабах», 14 мая 1991, г., № 88

«19 мая, в 10 часов утра, омоновцы вместе с солдатами ворвались в школьный двор. Под дулами автоматов они выстроили учителей лицом к стене и приказали поднять руки вверх. Оставив охранником одного автоматчика, они приступили к погромам и бесчинствам. Дикости не было предела: они разбивали двери всех кабинетов, врывались вовнутрь, громили мебель, лабораторное оборудование, открыли несгораемый сейф, разорвали и разбросали десятилетиями хранившиеся документы, присвоили деньги.
Стадо вандалов (другой формулировки я и не подыщу) направилось к центру села. С наскока они вышибли двери правления колхоза. Затем попытались открыть несгораемые сейфы. Видя, что это им не удается, они потащили сейфы наружу и открыли их с помощью взрывчатки. Это не была проверка паспортного режима, а форменный грабеж, сопровождавшийся насилием и арестами».
Сурен Арустамян,
директор Бадаринской средней школы
«Советский Карабах», 21 мая 1991 года, № 93

Рассказывают очевидцы, прибывшие в Степанакерт из Бердадзора. Т. С. (26 лет, Мецшен):
«Еще не рассвело, когда они вошли в село. Один из солдат сказал, что, если в селе раздастся хоть один выстрел, уничтожат всех - таков приказ.
Всемером-ввосьмером входили в дома, пускали в лица мужчин какой-то газ, бросали их в автобусы и увозили. Тех, кто сопротивлялся, нещадно били. Молодых девушек и женщин раздевали, хотели изнасиловать, и не будь солдат, это бы случилось.
…У меня было 2 тысячи рублей, я предложила эти деньги им, лишь бы не трогали детей. Они стали смеяться: «К чему нам твои деньги, за каждого убитого армянина нам дают 15 тысяч рублей. Мы выполняем приказ Горбачева». Сожгли здание школы, подожгли и наш дом, хозяйка взялась за подоконник и хотела выскочить в окно, но ей отсекли пальцы».
Мои собеседницы просили не называть их имен: у кого-то пока в плену муж, у кого-то брат, у кого-то сын...
«Советский Карабах», 22 мая 1991 г., № 94

Рассказывает жительница с. Арпагядук Парандзем Акопян, вдова погибшего от пуль убийц Аясера Акопяна:
«С воплями и криками в село ворвались азербайджанцы, вооруженные автоматами, ножами, топорами. Они нападали на дома, разбивали, вышибали двери, забирали все, что приглянется, остальное громили. Несколько человек направились к дому нашего соседа, некоторые - в другую сторону. Большая часть нападавших нагрянула к нам домой. Выносили продукты, топтали хлеб. Они нещадно били и истязали меня с мужем. Затем пришли и остальные, шнырявшие в других домах, пьяные и еще более озверевшие. Уцелевшее имущество выносили из дому и связывали.
Награбленное навьючили на наших же лошадей; согнали весь скот… На всем пути нас подвергали издевательствам. На мне изорвали одежду, нечеловеческим мукам подвергли мужа.
Не успели мы дойти до горы Сатунц, как нам приказали остановиться. Затем заставили выстроиться в ряд попарно. И тут раздались выстрелы. Мы упали на землю. Местность была труднопроходимой - каменистой, заросшей кустарником. Я покатилась вниз. В это время опустился туман...
Я лежала под кустом... Не слышно было ни звука. Поднялась. Меня била дрожь. Никого вокруг не было видно. Я закричала, но никто не ответил. Спустя немного времени подошел Сурен Манасян. Мы стали искать... Нашли тела моего мужа Аясера, Айкануш, супругов Сурена и Эммы Карапетянов».

«Советский Карабах», 23 мая 1991 года, № 95

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего 1141

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты