N 08 Май (16-31) 2006 года.

Расплата за патриотизм

Просмотров: 3946

На протяжении четырех с лишним месяцев в армянской диаспоре мира и в Армении с тревогой следили за событиями вокруг задержания и заключения в следственный изолятор известного педагога и общественного деятеля, директора тбилисской 98-ой русской средней школы имени Саят-Нова, президента Союза армян Тбилиси Михаила Татевосова. Как мы уже сообщали, 12 апреля Михаил Семенович был освобожден из-под стражи, а судебное дело по обвинению в нарушении общественного порядка и неподчинении властям закрыто. Наш корреспондент в Тбилиси встретился с недавним узником Ортачальской тюрьмы и задал ему ряд вопросов.

На протяжении четырех с лишним месяцев в армянской диаспоре мира и в Армении с тревогой следили за событиями вокруг задержания и заключения в следственный изолятор известного педагога и общественного деятеля, директора тбилисской 98-ой русской средней школы имени Саят-Нова, президента Союза армян Тбилиси Михаила Татевосова. Как мы уже сообщали, 12 апреля Михаил Семенович был освобожден из-под стражи, а судебное дело по обвинению в нарушении общественного порядка и неподчинении властям закрыто. Наш корреспондент в Тбилиси встретился с недавним узником Ортачальской тюрьмы и задал ему ряд вопросов.

– Михаил Семенович, прежде всего, позвольте принести Вам и Вашей семье глубокие соболезнования от имени редакции «НК» в связи с кончиной Вашей мамы.

Спасибо всем моим друзьям во всем мире, кто откликнулся на наше горе и поддержал в дни траура. Я счастлив, что застал мою мудрую маму и успел на протяжении десяти дней общаться с ней. Накануне кончины мама сказала мне, что если бы я отсутствовал три года, то она обязательно дождалась бы меня. И то, что она ушла из жизни в пасхальную ночь, говорит о том, что Бог был с нашей семьей на протяжении всех долгих месяцев моего вынужденного отсутствия.

– Михаил Семенович, так что же произошло 7 декабря прошлого года и что подвигло власти на осуществление столь репрессивных мер пресечения в отношении известного в стране и за ее пределами педагога, журналиста и общественного деятеля? Как нам известно, во всех Ваших публикациях, публичных выступлениях, да и всей Вашей педагогической и общественной деятельностью Вы последовательно отстаивали незыблемость исторических основ армяно-грузинской дружбы и всегда оставались патриотом своей страны.

Прежде чем ответить на этот непростой вопрос, приведу несколько фактов, которые могут стать дополнительными штрихами к абсурду, искусственно созданному чиновниками министерства образования и науки Грузии вокруг одной из лучших школ страны, которую наш президент Михаил Саакашвили еще в сентябре назвал «символом того, что произошло в Грузии за последние годы». По своему директорскому стажу я являюсь самым молодым директором в Тбилиси и был назначен на должность в мае 2003 года по рекомендации прекрасно знающих меня первого заместителя председателя парламентского комитета по международным делам Гиви Шугарова – ныне Полномочного и Чрезвычайного посланника Грузии в Российской Федерации и вице-премьера правительства Тбилиси Кахи Шенгелия, ныне – члена парламента и первого заместителя парламентского комитета по международным делам. Кстати, Каха Шенгелия вместе со мной принимал участие в торжествах в Ереване в связи с пятилетним юбилеем основания партии «Оринац еркир»/Правовая страна/, также участвовал в качестве почетного гостя в работе II съезда армянской диаспоры мира. Весь смысл «протекции» заключался в том, что именно меня мои товарищи считали способным сдвинуть с мертвой точки вопрос передислокации нашей школы с территории строившегося храмового комплекса Св. Троицы. Тогда мое назначение пришлось в буквальном смысле пробивать сквозь жесткое сопротивление ныне находящегося в бегах заместителя министра образования, по субъективным причинам всячески препятствовавшего моему назначению. При прежнем руководстве страны вопрос демонтажа старого и строительства нового здания школы тяжелым камнем висел на груди «отцов города», не имевших ни желания, ни средств, чтобы раз и навсегда по-божески решить эту проблему, чтобы не обделить детей и помочь церкви. И лишь с приходом к власти молодых и энергичных руководителей страны вопрос стал находить свое справедливое решение. Исходя из деликатности проблемы, тогда к коллективу школы обратились руководители города и новый министр образования и науки Александр Ломая. На встрече с педагогами и родителями школы высокие гости просили от имени руководства страны и Католикоса - Патриарха Всея Грузии Илии II оказать содействие в передислокации школы в связи с предстоящим демонтажом здания. На практике это означало – в недельный срок накануне начала нового учебного года расформировать коллектив одной из самых известных в стране русских школ и растасовать учащихся по разным школам. Естественно, что дружный коллектив ответил дружным отказом. В последующие дни состоялся ряд совещаний в кабинетах министра образования и премьера города, хозяева которых в унисон уверяли меня, что лишь мне «при моем авторитете в народе» под силу решить зашедшую в тупик проблему. Решающим стал тогда звонок мне тогдашнего премьера правительства страны, ныне покойного Зураба Жвания, который со свойственной ему простотой по-человечески попросил помочь в решении вопроса. Зураб Виссарионович объяснил, что есть поручение президента страны благоустроить территорию храмового комплекса к празднованию годовщины «революции роз», однако с условием, что демонтаж школы не вызовет недовольства у населения Авлабара. В том разговоре премьер обещал поддержку во всех наших начинаниях. Днем позже просьбу президента слово в слово подтвердила советник президента страны Мэри Ломия, посвященная во все детали вывода школы с территории храмового комплекса. Поручение президента страны было выполнено точно и в срок, взамен чего мы получили оформленные специальным указом гарантии сохранения коллектива и завершения строительства нового здания школы к началу следующего учебного года. Ровно год школа ютилась в неприспособленном помещении, продолжая даже в отсутствие элементарных условий оставаться коллективом-новатором. И только строителям да премьеру города Теймуразу Курхули, который буквально дневал и ночевал на строительной площадке, известно, скольких усилий стоило нам, чтобы строительство не застопорилось и рабочие не разбежались, когда на долгие месяцы приостанавливалось финансирование строительных работ. Примечательно, что в течение всего года, вплоть до открытия новой школы, на строительной площадке первой за 18 лет школы ни разу не побывал ни один из руководителей выше третьего звена, за исключением премьера Курхули, который накануне открытия школы сказал мне: «Эта школа - Ваша заслуга, батоно Миша». Я же считал, что без нашего молодого и энергичного президента, с которым мы 26 сентября перерезали красную ленту и заводили в школу первоклашек, а затем, счастливые, испытывали первый в стране школьный лифт, не было бы этой замечательной школы.

– Михаил Семенович, в таком случае прокомментируйте, пожалуйста, ответ заместителя начальника генеральной инспекции министерства образования и науки господина Нозадзе, который на вопрос корреспондента газеты «Хроника» от 9 января т.г.: чем объясните столь жесткие меры в отношении директора 98-ой школы – ответил буквально следующее: во-первых, он присваивал себе заслуги президента страны в строительстве новой школы и, во-вторых, разжигал межнациональную вражду, отказывая в приеме в школу детям грузинской национальности.

Прежде всего поясню, что именно господин Нозадзе стоял во главе отряда чиновников министерства образования, который на протяжении четырех дней безуспешно штурмовал одну из последних в городе русских школ, и он же явился автором пасквиля в городскую прокуратуру, на основании которого я и был арестован. Именно так чуждый образованию чиновник интерпретировал указ президента страны о том, что «замечательный коллектив 98-ой русской школы требует к себе особого внимания». Что касается его ответа корреспонденту «Хроники», то первая его часть, касающаяся присвоения мной заслуг президента, является бессмысленной по заключенному в ней идиотизму и не подлежит комментарию. Вторая же, наоборот, требует подробного комментария, и в связи с этим мне остается лишь поблагодарить автора этой инсинуации за приглашение к разговору. Дело в том, что именно в этом году мы приняли в школу большое количество детей из грузинских семей, в том числе и внучку замечательного грузинского историка Акакия Бакрадзе. И именно нашей школе - единственной из негрузинских школ Грузии – грузинская пресса посвятила 14 публикаций, в числе которых обширные материалы под заголовками «В этой школе витает грузинский дух», «Коллектив, устремленный в будущее», «Локомотив реформы» и т.д. Это о нас и наших детях в публикации «Впредь нас никому не одолеть» экс-спикер грузинского парламента, профессор Вахтанг Гогуадзе писал: «Если Михаила Татевосова и его детей на три дня послать в Россию, то через три дня вся Россия будет говорить и петь по-грузински». Так большой друг нашей школы прокомментировал праздник грузинской поэзии, проведенный силами наших учащихся на сцене Армянского драматического театра. А буквально накануне моего ареста в обширной передовой статье «Когда форма отвечает содержанию» корреспондент рупора министерства образования и науки – газеты «Новое образование», с восторгом описывая нашу «эксклюзивную» систему приобщения учащихся негрузинских школ к государственному языку, заключала: «...и нет ничего удивительного, так как во главе замечательного коллектива стоит истинный патриот и гражданин своей страны». Я горжусь этой высокой оценкой моего скромного вклада в создание дорогого моему сердцу коллектива нашей школы и более чем уверен, что так о господине Нозадзе и иже с ним никогда никто не напишет. И чтобы больше не возвращаться в этом интервью к навязанной мне «антигрузинской» теме, приведу лишь три факта из моей биографии в назидание любителям доносов. В марте 1990 года, накануне общенародного референдума по независимости Грузии, именно ко мне обратился первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа с просьбой обратиться к армянской общине Абхазии по центральному телевидению с призывом поддержать идею независимости нашей страны. После трагических событий 9 апреля 1989 года я первый из сотрудников управления образования публично сдал в знак протеста против убийства участников мирной акции дорогой для меня билет члена коммунистической партии, и лишь после меня поспешно нацарапал аналогичное заявление начальник управления Михаил Миндадзе, ныне советник министра образования и один из авторов геноцида нашей школы. 2 ноября 2003 года, в день последних шеварднадзевских парламентских выборов, избирательный участок в здании нашей школы, который я возглавлял, подвергся атаке банды погромщиков, которые под угрозой физической расправы требовали уничтожить дополнительные списки, по которым я разрешил проголосовать избирателям, умышленно изъятые из общих списков с целью фальсификации результатов выборов. Тогда мой коллектив отстоял меня, и победителем на нашем участке в Авлабаре вышла ныне находящаяся у власти Партия национального движения. Теперь самое время убрать скобки вокруг обвинения господина Нозадзе и Ко в «разжигании межнациональной розни» и тем самым ответить на вопрос «Так что же произошло 7 декабря?». Дело в том, что с августа прошлого года на меня стали давить ответственные чиновники министерства образования с целью добиться моего согласия на перевод в новое здание нашей школы учащихся расположенной по соседству грузинской школы, ссылаясь на письмо мифического депутата и на то, что, якобы, здание грузинской школы находится в аварийном состоянии, что также являлось блефом. Я категорически отказался выполнять подсунутый мне приказ об объединении школ за подписью заместителя министра образования по той простой причине, что новое здание спроектировано на 270 учащихся и никак не сможет вместить дополнительно к нашим 400 ученикам 550 учащихся грузинской школы. Своей тревогой по поводу кем-то нагнетаемой ситуации вокруг соседних школ я поделился с премьером Темури Курхули во время пребывания в Москве, где я 3 сентября был награжден дипломом лауреата Международной пушкинской премии за 2005 год. Премьер обещал по возвращении в Тбилиси разобраться с ситуацией. Вместо этого 14 сентября приказом министра образования в нашу школу была направлена многочисленная комиссия генеральной инспекции с предписанием о 10-дневной проверке. И это за 10 дней до открытия новой школы, когда весь наш коллектив педагогов, родителей и учащихся в течение месяца очищал новое здание от строительного мусора, чтобы достойно встретить президента страны и многочисленных гостей. Естественно, я наотрез отказался выполнять и этот абсурдный приказ, являвшийся не чем иным, как неуклюжей попыткой заставить нас выполнить приказ об объединении школ. Больше мы эту комиссию в школе не видели. Я умышленно опускаю подробности продолжавшегося на протяжении двух месяцев бесцеремонного давления на меня с целью сделать соучастником выдавливания коллектива грузинской школы из своего здания. Дело в том, что эта школа, к своему несчастью, оказалась в эпицентре строительства торгового центра и уж очень мешала частным инвесторам, которые руками подозрительно ретивых чиновников от образования пытались решить свои проблемы. Когда страсти вокруг нашей школы начали приближаться к апогею, наш коллектив решил обратиться за содействием к депутатам грузинского парламента от Джавахетии. Депутаты незамедлительно откликнулись на нашу просьбу и прибыли на встречу с нами. На той бурной встрече они успокоили нас и дали слово, что будут лоббировать интересы школы в парламенте и правительстве и никому не дадут нас в обиду. Доблестные горцы отбыли из школы на роскошном джипе, и больше их никто не видел. 24 октября мы обратились к министру образования с коллективным письмом, в котором были перечислены истинные причины геноцида против нашей школы и просили оградить нас от агрессии повязанных с толстосумами чиновников и перечислили их имена. В ответ - молчание. 2 декабря мы вновь обратились с официальным письмом к министру Александру Ломая, который еще год назад обещал нам золотые горы в обмен на лояльность. На этот раз в ответ получили уже описанный штурм школы и мой арест 7 декабря прошлого года. Весь ужас в том, что министерством юстиции в сентябре нашей школе был присвоен статус юридического лица публичного права. Обладая этим высшим юридическим статусом, мы имеем право на элементарное уважение к нам и право получения ответов на наши внятные и корректные вопросы. За отсутствием ответов я получил то, что получил.

– Михаил Семенович, я вижу, как Вам тяжело возвращаться к пережитому, и все же напоследок спрошу, остались бы Вы директором 98-ой средней школы, если бы согласились на объединение с 84-ой грузинской школой.

Тюремного заключения избежал бы наверняка, а вот директором остался навряд ли. Дело в том, что в Тбилиси министерство образования фактически моим устранением завершило процесс натурализации директоров школ по национальному признаку. До меня с директорских постов были без какой-либо мотивировки уволены истинные мастера своего дела, известные в столице директора Светлана Ярошевская, Валентина Мараховец, Галина Асланиди и шесть директоров-армян. Дело дошло до того, что в две из трех последних армянских школ города исполняющими обязанности директоров назначены представители титульной нации. Грустно, но факт. И если процесс будет продолжен, то очень скоро нашей единственной привилегией останется ходить строем на выборы и изображать послушный электорат.

В заключение я хочу воспользоваться возможностью и выразить глубокую благодарность за участие в моей судьбе всем моим друзьям в армянской диаспоре мира и незнакомым соотечественникам, кто принял близко к сердцу мою судьбу и связанную с ней печальную историю моей школы. Отдельное человеческое спасибо большому другу всех армян мира, президенту Всемирного армянского конгресса, президенту Союза армян России, послу доброй воли ЮНЕСКО Ара Аршавировичу Абрамяну, который сделал все для моего освобождения. Дружеский привет всем сотрудникам и членам редакционной коллегии нашего «Ноева Ковчега», корпоративности которого пусть завидуют все медиахолдинги мира. Вы помогли мне выстоять и выйти на свободу с чистой совестью. Спасибо.

Беседу вел Гай Аматуни

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек