N 08 Май (16-31) 2006 года.

Аяз Муталибов: «То, что сделал Рамиль Сафаров, не вписывается в цивилизованные нормы»

Просмотров: 4747

– Состоялся визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в США. Многие аналитики связывают этот визит с возможным вовлечением Азербайджана в антииранскую коалицию. Хотелось бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

Здесь присутствует геополитический подтекст, который вызывает напряженные отношения между США и Ираном. США - это мировая держава, а Иран хочет стать региональной державой. Я бы не хотел затрагивать этот вопрос, потому что, с одной стороны, он замыкается на США, а с другой – на Иране.

– Состоялся визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в США. Многие аналитики связывают этот визит с возможным вовлечением Азербайджана в антииранскую коалицию. Хотелось бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

Здесь присутствует геополитический подтекст, который вызывает напряженные отношения между США и Ираном. США - это мировая держава, а Иран хочет стать региональной державой. Я бы не хотел затрагивать этот вопрос, потому что, с одной стороны, он замыкается на США, а с другой – на Иране.

Что касается приглашения президента Ильхама Алиева, то наверняка в ходе этого визита речь шла об американо-иранских отношениях. Однако мне кажется, что азербайджанское руководство будет придерживаться принципов нейтралитета.

Мне представляется, что Ильхаму Алиеву следует исходить именно из этих принципов. Ведь Иран является нашим ближайшим соседом, и там проживает большое количество этнических азербайджанцев.

У нас и без того существует проблема беженцев, и любая часть иранских беженцев, окажись на территории Азербайджана, будет означать для нас катастрофу. Исходя из этого, надо руководствоваться собственными интересами и придерживаться принципа нейтралитета и невмешательства в эту проблему.

Судя по выступлениям политиков, азербайджанской прессы, такое отношение в принципе поддерживается.

– Но существуют и другие политики, которые считают, что в результате этого конфликта Азербайджан может выиграть. То есть могут снова создаться условия для объединения Северного и Южного Азербайджана.

Я думаю говорить об этом - лукавство. Этнические азербайджанцы преданы иранской государственности.

Кроме того, национальное движение с целью самоопределения в Южном Азербайджане практически отсутствует. Поэтому сейчас говорить о том, что этнические азербайджанцы восстанут против собственного государства и будут требовать объединения с Северным Азербайджаном, на мой взгляд, несерьезно. А вот последствия этих домыслов могут быть очень тяжелыми для нас.

– А как по-Вашему, может ли Иран применить силу в случае, если наша страна будет использована американцами в качестве плацдарма для нападения на это государство?

Думаю, да. Потому что речь идет об обороне. А война - это мобилизация всех ресурсов и способов. И если, конечно, Иран будет видеть опасность, исходящую с территории Азербайджана, то этот вариант я не исключаю.

– Давайте перейдем к карабахской проблеме. Как Вам кажется, почему США так активизировали свою деятельность в этом вопросе?

Я думаю, что если быть объективным, то США в этом вопросе руководствуются своими интересами. Видимо, исходя из этих интересов и в контексте напряжения вокруг иранского вопроса, Вашингтону, конечно, целесообразнее было бы не иметь очагов нестабильности в этом регионе. И в этом смысле можно понять старания администрации США локализовать эти конфликты.

Однако вместе с тем, когда США ратуют за разрешение конфликтов на юге Кавказа и в других местах мирными средствами, сами, например, отчего-то не придерживаются этих принципов в иранском вопросе.

– Как известно, в Будапеште на пожизненное заключение был осужден азербайджанский офицер Рамиль Сафаров. Как Вы оцениваете этот процесс над ним?

Было обыкновенное преступление. Политизировав этот вопрос, мы, наоборот, - навредили этому офицеру. Есть разные формы протеста, но то, что сделал Рамиль Сафаров, не вписывается в цивилизованные нормы.

Потому что речь идет об убийстве. И ни одна судебная инстанция не может пройти мимо этого факта, как бы нам, азербайджанцам, было это ни печально.

Я не раз говорил о том, что невыдержанность и эмоциональность азербайджанцев с самого начала, когда нам был навязан этот конфликт, не столько помогала, сколько мешала нам. Надо иметь холодный рассудок в этих вопросах, чтобы подобные факты не были использованы против нас.

– Армяне сейчас раздули вопрос якобы об уничтожении армянских памятников на территории Азербайджана. Ваше мнение на сей счет?

Во всяком случае, в мою бытность я даже в мыслях не мог себе представить борьбу с памятниками культуры и истории. Думаю, что и последующие руководители республики не могли пойти на такой шаг.

Я считаю, все это очередная армянская истерика, направленная на дискредитацию нашего народа. Наш народ всегда отличался толерантностью к другим религиям. Армяне, видимо, рассчитывают, что своей ложью снова смогут обмануть мировое сообщество. Существует множество исторических документов о принадлежности многих христианских памятников на территории Азербайджана Кавказской Албании, но армяне хотят и их присвоить себе.

– Давайте поговорим о Вас, когда Вы намерены вернуться на Родину?

Это не зависит от моей прихоти. В этом должна быть заинтересована власть. Это нонсенс, что первый президент страны находится в изгнании. В складывающейся ситуации я считаю, что наш народ должен быть консолидирован. И мое возвращение могло бы сыграть важную роль в этом аспекте.

– А у Вас не было желания вернуться на Родину, несмотря на существующие ограничения?

Вы знаете, принимая решения, я не исхожу из своих собственных корпоративных интересов. У меня есть семья, дети, внуки, родственники. Почему из-за моего опрометчивого шага должны страдать и они? Я человек законопослушный и потому считаю, что решение моей проблемы напрямую связано с волей президента. И я очень надеюсь, что руководство страны проявит, наконец, волю в этом вопросе и создаст условия для моего возвращения на Родину.

– А если Вам предложат вернуться на Родину при условии, что Вы уйдете из политики, Вы согласитесь на подобные условия?

Нет, не соглашусь. Потому что никто не может запретить человеку заниматься его профессиональной деятельностью. Это моя профессия. И ставить такие условия не делает чести, во всяком случае, демократическому государству. Все это называется запрет на профессию. Я не думаю, что передо мной могут быть поставлены такие условия. Вообще я являюсь жертвой госпереворота. Создается парадоксальная ситуация: те, кто меня свергал, свободно занимаются политикой, а я нахожусь в эмиграции.

По материалам азербайджанских СМИ

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Насколько армянские «истерики» пытаются «дискредитировать» славный азербайджанский народ можно еще поспорить. Позволительно задать вопрос Аязу Муталибову: « А не дискредитирует азербайджанский народ тот факт, что он, бывший президент Азербайджана, став жертвой государственного переворота, до сих пор лишен возможности вернуться в Баку, а те же, кто свергал его, свободно занимаются политикой и обеспечили себе безбедную жизнь? Очень хотелось понять, что если экс-президент Азербайджана не рискует отдаться в руки азербайджанских законников, то на что могут надеяться армяне Карабаха, которым азербайджанские законники обещают «самую широкую автономию»?
  2. Насколько армянские «истерики» пытаются «дискредитировать» славный азербайджанский народ можно еще поспорить. Позволительно задать вопрос Аязу Муталибову: « А не дискредитирует азербайджанский народ тот факт, что он, бывший президент Азербайджана, став жертвой государственного переворота, до сих пор лишен возможности вернуться в Баку, а те же, кто свергал его, свободно занимаются политикой и обеспечили себе безбедную жизнь? Очень хотелось понять, что если экс-президент Азербайджана не рискует отдаться в руки азербайджанских законников, то на что могут надеяться армяне Карабаха, которым азербайджанские законники обещают «самую широкую автономию»?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты