N 10 (105) Июль (1–15) 2006 года.

Вашингтон меняет политику

Просмотров: 2626

Очередная встреча президентов Армении и Азербайджана закончилась в Бухаресте безрезультатно

Американцам, которые были инициаторами активизации переговорного процесса в рамках «пражского процесса», видимо, придется взять тайм-аут для того, чтобы детально проанализировать итоги встреч Р.Кочарян - И.Алиев в Рамбуйе и Бухаресте. Итоги встреч во Франции и Румынии, а также все то, что связано с переговорным процессом по урегулированию Нагорно- Карабахского конфликта, стали яркой демонстрацией того обстоятельства, что даже, казалось, у всесильной супердержавы есть некий гипотетический предельный потолок ее дипломатических возможностей.

Напомним нашим читателям, что наиболее авторитетные армянские эксперты полагают, что проблема урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта – это есть проблема изменения системы балансов в Ереване, Баку, Степанакерте, Вашингтоне, Москве, Тегеране, Анкаре, Брюсселе и т.д. В нынешнюю систему баланса входят и две совершенно противоположные доктрины, сформировавшиеся у сторон конфликта: у азербайджанской - доктрина «отложенного реванша», у армянской - доктрина удержания «зоны безопасности».

Пакет, предложенный Еревану и Баку странами-сопредседателями, не только не разрушает две вышеупомянутые доктрины, но и оставляет статичной всю вышеупомянутую систему балансов.

Во многом американская дипломатическая и политическая линия формировалась на выстраивании некой системы давления на лидеров Баку и Еревана, которые, как показали главные политические события минувшего года (парламентские выборы в Азербайджане и конституционный референдум в Армении), полностью контролируют государственные машины своих стран.

На чем еще зиждется эта дипломатическая и политическая линия?

Помимо прочего и на той идее, что находящиеся у кормила власти в Баку и Ереване политические лидеры способны на принятие компромиссных решений и полностью контролируют свои политические команды. Но так ли это?

Так, за год до своей кончины президент Гейдар Алиев заявил: «Если я не смогу решить карабахский вопрос, то никто в мире его не решит». Однако тот же всесильный Гейдар Алиев фактически был вынужден отказаться от уже согласованного в Ки-Уэсте текста соглашения по Нагорно-Карабахскому урегулированию, потому что не сумел убедить в своей правоте не только политическую элиту/контрэлиту своей страны, но и даже свое ближайшее окружение.

То же самое и в Армении, где военные лидеры 1992-1994 гг. президент Р.Кочарян и министр обороны С.Саркисян сумели убедить руководство стран - посредников в том, что только они являются теми единственными людьми, которые способны пойти на компромиссы и наперекор общественному мнению в Армении и Нагорном Карабахе.

Время показало, что это не так.

То же время показывает, что острое геополитическое соперничество в регионе не только не спадает, но и, наоборот, становится все ожесточеннее и ожесточеннее. Высокие цены на энергоносители вдохновили руководство Кремля на полномасштабное противостояние Вашингтону на Южном Кавказе и покровительство политике консервации конфликтов в регионе, в том числе Нагорно - Карабахского конфликта. По-прежнему активным игроком остается Иран, который также заставляет считаться Баку и Ереван со своей жесткой линией на сохранение статус-кво в вопросе урегулирования. Даже Анкара, которая является давним и многократно проверенным союзником Вашингтона, также ведет свою игру на консервацию конфликта. Для этого она использует свое влияние на Азербайджан, а также последовательно проводит политику геополитического обхода, изоляции и коммуникационного удушения Армении.

Таким образом, в вопросе урегулирования Нагорно- Карабахского конфликта у Вашингтона только один реальный союзник - европейцы. Отметим, что и те и другие, по сравнению со своими оппонентами, достаточно далеки от региона.

Одной из ключевых проблем урегулирования является отсутствие за столом переговоров де-факто властей непризнанной Нагорно- Карабахской Республики. Таким образом, формат конфликта не соответствует формату переговоров. Это обстоятельство создает своеобразную систему парадоксов. Так, например, Р.Кочаряну предлагают подписать документ о выводе армянских подразделений из 5 районов «зоны безопасности». Между тем, все эти районы находятся вне реальной юрисдикции официального Еревана, а высокопоставленные представители стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ в свой последний приезд даже не пожелали встретиться с руководством НКР.

Одним словом, налицо серьезные проблемы американской политики как в вопросе урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта, так собственно и в регионе Южного Кавказа. Безусловно, американская стратегия на вытеснение всех геополитических оппонентов из региона будет сохранена. Скорее всего, после соответствующего анализа и тайм-аута мы станем свидетелями многочисленных корректировок и детальной реконструкции США своей политической и дипломатической линии на Южном Кавказе. Кадровые перемены, готовящиеся Госдепартаментом (назначение новых послов в Баку и Ереване, назначение нового сопредседателя в Минской группе ОБСЕ и пр.), только внешнее проявление предполагаемой новой политической линии. Можно ожидать, что Госдепартамент попытается придать реконструированной американской политике на Южном Кавказе новый импульс динамизма, который она в значительной мере утратила в последние два года.

Давид Петросян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека