N 10 (105) Июль (1–15) 2006 года.

Непризнанные государства объединяются

Просмотров: 3063

Переговоры президентов Грузии и России в Санкт-Петербурге не привели к разрешению проблем, накопившихся между двумя странами.

Апелляции Тбилиси к Западу тоже не вызвали там отклика: несмотря на охлаждение отношений с Кремлем, в Вашингтоне видят в России серьезного партнера. Москва продолжает сотрудничать с НАТО в Афганистане и является важнейшим партнером на переговорах по иранской ядерной проблеме. Кроме того, Россия является крупнейшим поставщиком природного газа и сырой нефти на европейский энергетический рынок. В условиях высоких цен на энергоносители и нестабильности в ряде стран - крупных экспортеров углеводородного сырья, российский фактор имеет важнейшее значение для Запада.

Переговоры президентов Грузии и России в Санкт-Петербурге не привели к разрешению проблем, накопившихся между двумя странами.

Апелляции Тбилиси к Западу тоже не вызвали там отклика: несмотря на охлаждение отношений с Кремлем, в Вашингтоне видят в России серьезного партнера. Москва продолжает сотрудничать с НАТО в Афганистане и является важнейшим партнером на переговорах по иранской ядерной проблеме. Кроме того, Россия является крупнейшим поставщиком природного газа и сырой нефти на европейский энергетический рынок. В условиях высоких цен на энергоносители и нестабильности в ряде стран - крупных экспортеров углеводородного сырья, российский фактор имеет важнейшее значение для Запада.

Поэтому западные партнеры вынуждены требовать от своего протеже Михаила Саакашвили проявлять больше сдержанности в отношениях с Россией, предложив ему возобновить диалог с хозяином Кремля.

Однако Михаилу Саакашвили было трудно достичь успеха на переговорах, так как Тбилиси не может отказаться от своей приоритетной цели - вступлении в НАТО. Москва, может быть, и пошла бы на некоторые уступки на переговорах, но вывод российских войск с территории Грузии и возможность появления здесь военных баз стран НАТО делают российско-грузинский диалог похожим на разговор глухого с немым.

Идущий параллельно «косовский процесс» дал Москве возможность заговорить о возможном признании независимости трех из четырех непризнанных государств (Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии) на постсоветском пространстве. Во всех трех конфликтах миротворцами выступают российские войска. Все три непризнанных государства связывают свое политическое будущее с Россией. В Карабахском конфликте нет миротворцев, и сам Нагорный Карабах, как имеющий право на самоопределение, в российской политической риторике не упоминается. И Баку, в отличие от Грузии, Молдовы и Украины, старается не только сохранить хорошие двусторонние отношения с Москвой, но и улучшить их. В свою очередь Москва, не упоминая в общем контексте Нагорный Карабах, демонстрирует Азербайджану разницу в своих подходах к конфликтам на постсоветском пространстве.

Жесткая риторика Москвы на тему права на самоопределение трех непризнанных государств – всего лишь шаг в большой игре против ГУАМа. Реальная политика России в вопросе самоопределения непризнанных государств остается весьма двойственной.

Это касается также Абхазии и Южной Осетии. Так, с одной стороны, делаются заявления и принимаются решения о предоставлении им финансовой помощи. С другой стороны, под патронажем Москвы подписываются документы, где непризнанным государствам указывается их истинное место. Так 3-4 мая в Москве был подписан протокол трехстороннего (российско-грузинско-армянского) международного консорциума по открытию сквозного железнодорожного движения по маршруту «Веселое – Ингури». В протоколе упомянут «абхазский участок дороги», но консорциум создан без участия Абхазии и подпись абхазского представителя под протоколом означает лишь, что официальный Сухуми не будет препятствовать деятельности вышеупомянутого консорциума. Только и всего.

Одним словом, это классическая иллюстрация того, как Москва проигнорировала Абхазию и в очередной раз напомнила о том, что непризнанные государства Южного Кавказа будут использоваться Россией в качестве пешек в большой геополитической игре. Так, сейчас она формирует альянс Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии, который уже заявил о готовности направить свои миротворческие войска в зоны конфликтов в случае вывода из них российских подразделений. Однако это не означает, что в будущем Россия не пожертвует эти пешки.

В ближайшем будущем российская политика в конфликтных зонах Южного Кавказа останется активной. Москва может с помощью небольших затрат усилить фактор Южной Осетии, и возможно, уже этой осенью жители маленькой непризнанной страны наконец почувствуют некоторое улучшение своего социально- экономического положения. Наверняка Москва будет усиливать давление на Грузию не только через Абхазию и Южную Осетию, - она попытается использовать социальное и иное недовольство населения в Самцхе-Джавахети (Джавахке), Аджарии, Квемо-Картли и других регионах страны для провоцирования массовых антиправительственных выступлений в Грузии. Однако этот гипотетический план вряд ли будет реализован полностью, т.к. во- первых, у Саакашвили, несмотря на существующие проблемы, есть определенный запас прочности, а во-вторых, вряд ли Баку и Ереван окажут серьезную поддержку планам Москвы по дестабилизации ситуации в армяно- и азербайджанонаселенных регионах Грузии.

В вопросе Нагорного Карабаха Москва скорее всего продолжит свою политическую линию на сохранение статус-кво. Что касается Армении, то сегодня между официальным Ереваном и Кремлем видна определенная напряженность. Нельзя исключать, что, если американцы активизируются в Армении, Москва предпримет упреждающие шаги в отношении судьбы местных политических лидеров. Повод есть - осенью в Армении начнется предвыборная кампания по выборам в Национальное Собрание.

Давид Петросян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1