N 10 (105) Июль (1–15) 2006 года.

Гарник Восканян: «Изгнанные в начале 90-х воры в законе возвращаются в Армению»

Просмотров: 13914

На последнем съезде Союза армян России представитель одного из региональных отделений с возмущением заявил, что гнездящиеся в России лидеры армянских ОПГ вмешиваются в деятельность национальных общественных организаций, стремясь превратить общину в «общак». И когда местным активистам САР удалось поспособствовать депортации одного из воров в законе, он благополучно вернулся в Армению.

Действительно ли связаны с общиной криминальные группировки? Не дискредитируют ли общину подобные связи? На эти и другие вопросы отвечает полковник милиции в отставке, советник президента САР по вопросам безопасности Гарник Восканян.

На последнем съезде Союза армян России представитель одного из региональных отделений с возмущением заявил, что гнездящиеся в России лидеры армянских ОПГ вмешиваются в деятельность национальных общественных организаций, стремясь превратить общину в «общак». И когда местным активистам САР удалось поспособствовать депортации одного из воров в законе, он благополучно вернулся в Армению.

Действительно ли связаны с общиной криминальные группировки? Не дискредитируют ли общину подобные связи? На эти и другие вопросы отвечает полковник милиции в отставке, советник президента САР по вопросам безопасности Гарник Восканян.

– Эта история напоминает мне пресловутую «джилавяновскую» эпоху становления Московской армянской общины, когда ее возглавил криминальный авантюрист Серж Джилавян. Парадокс состоял в том, что в организации работало немало достойных представителей армянской интеллигенции и бизнеса, которые, разумеется, не знали о «теневой» стороне деятельности Джилавяна, связанного с представителями криминального мира. И не простым делом оказалось его разоблачение.

– Вы эту историю подробно описываете в своей книге «Московские криминальные разборки», опубликованной недавно в Армении.

– Такие факты, безусловно, не делают нам чести. Были и попытки проникновения в САР членов армянских ОПГ, однако им этого сделать не удалось благодаря жесткой принципиальной позиции руководства Союза.

– Понятие «вор в законе» «исторически» сложилось в Закавказье. Недавно парламент Грузии принял закон, а фактически объявил войну лицам, носящим это «звание». Президент Грузии Михаил Саакашвили прямо заявил: «Многие говорят, что вот, дескать, Сталин не смог справиться с ворами, тем более нынешняя власть не сможет. А мы с этим справимся, через год в Грузии не будет ни одного вора в законе». Как Вы думаете, имеет ли такая борьба шансы на успех?

– В Грузии воры в законе действительно имеют сильное влияние, и не только криминальное. Некоторые их представители в недавнее время даже занимали руководящие государственные посты. Я как бывший сотрудник правоохранительных органов России приветствую решение грузинских законодателей. С одним «но» - если их борьба будет носить правовой характер. Есть ведь и опыт Армении, откуда бывший министр внутренних дел Вано Сирадегян физически выдворил воров в законе, а они благополучно переехали в Россию. По моему мнению, локальная борьба с ворами в законе в любой из стран СНГ не решит проблему в целом.

В 90-е годы криминальным авторитетам в России также было туго из-за жесткой политики МВД РФ. В системе ГУБОП были созданы специализированные подразделения по борьбе с лидерами организованных преступных сообществ (ОПС). Это было вызвано тем, что преступники стали активно действовать внутри своих диаспор, заставляли представителей коммерческих структур заниматься теневым бизнесом.

– Вернемся в Грузию.

– С принятием этого закона проблемы в Грузии не исчезнут - корни такого явления, как «воры в законе», уходят очень глубоко. В руках у грузинского криминального мира огромные финансовые возможности, и они будут использованы для противодействия органам государственной власти и для дестабилизации политической обстановки в Грузии.

А когда и как появились воры в законе?

– В СССР они появились в послевоенные годы среди наиболее авторитетных карманных воров. Их часто свои же проверяли «на честность», привлекали в качестве «третейских судей» при решении спорных вопросов. Со временем правила поведения воров приобрели вид неписаного «кодекса чести». Им, к примеру, запрещалось иметь семью, детей, собственность, совершать преступления, связанные с насилием, носить оружие, работать. Большую часть времени «воры-бродяги», как они сами себя называли, проводили в местах лишения свободы. Им разрешалось вступать в контакт с администрацией колоний, перед которой воры представляли интересы основной массы заключенных. В обмен они гарантировали отсутствие бунтов и голодовок. Со временем с подачи НКВД их стали называть ворами в законе, то есть преступниками, которые действовали в рамках определенных «законов».

– Уроженцев Закавказья и Северного Кавказа часто обвиняют в создании на территории России организованных преступных группировок, сформированных по этническому признаку. Вы долгое время работали в подразделениях по борьбе с организованной преступностью МВД России. Действительно ли есть «кавказские» и «славянские» ОПГ?

– Преступный мир интернационален. Этнические преступные группировки действовали на территории СССР и сейчас действуют в Российской Федерации. Они формируются по принципу землячества, а многие преступления, совершенные ими: вымогательство, похищение людей ради выкупа, мошенничество – направлены, прежде всего, на членов своих общин. Это связано с тем, что они хорошо осведомлены о финансовом положении в коммерческих структурах, руководителями которых являются их земляки. Те, как правило, имеют родственников на исторической родине и предпочитают не обращаться за помощью в правоохранительные органы. К тому же лидеры этнических ОПГ должны считаться с лидерами местных «славянских» ОПГ - «крышей» определенных коммерческих фирм, предприятий.

В некоторых регионах России, например в Краснодарском, Ставропольском краях, где есть многочисленные национальные общины, выросло молодое поколение, родившееся уже в России. Практика показывает, что некоторые представители этого поколения входят и в этнические, и в славянские ОПГ.

Бытует мнение, что для привлечения к уголовной ответственности ворам в законе часто подбрасывают наркотики и оружие.

– Я этого полностью исключить не могу, но в целом не согласен. Среди воров в законе, особенно из жителей Грузии, большая часть - устойчивые наркоманы. Но я и мои коллеги неоднократно доказывали, что лидеров организованных преступных группировок можно привлекать к уголовной ответственности за организацию преступных сообществ и других тяжких преступлений. И ответственность за это значительно превышает сроки лишения свободы за хранение наркотических средств.

Недавно в Испании местная полиция задержала более 30 членов организованных преступных сообществ. 28 из них были уроженцами республик Закавказья. Чем Вы объясните крупный успех правоохранительных органов Испании?

– В первую очередь, более низким уровнем коррупции в органах государственной власти и управления, правоохранительных органах. Также тесным сотрудничеством между полицией европейских государств в области борьбы с организованной преступностью. Этот опыт еще раз свидетельствует о том, что можно успешно бороться.

Говорят, что представители «отечественного» криминального мира из России возвращаются в Армению. Это так?

– К сожалению, это так. При этом возвращаются, накопив криминальный опыт и финансовые возможности. Это позволяет им, подкупая должностных лиц, выдвигать своих кандидатов в органы государственной власти и управления, что не может не оказывать негативного влияния на политическую обстановку в Армении. Мы хорошо знаем, что современный криминальный мир очень опасен. Он разрушает нравственные устои общества, оказывая разрушительное влияние на молодежь, навязывая свои нравы, где верховенствуют не закон, а «понятия». Ничего хорошего они не принесли и не принесут нашей исторической Родине.

Рубен Айрапетян,

специально для «Ноева Ковчега»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 320 человек