N 10 (105) Июль (1–15) 2006 года.

Арман Меликян: «Вокруг Карабаха ведется политика взаимного шантажа»

Просмотров: 2764

Начавшийся в 1988 году Карабахский конфликт перерос в затяжную кровопролитную войну и унес тысячи человеческих жизней. Он до сих пор продолжает оставаться одной из наиболее сложных и тяжелых проблем на Южном Кавказе. Самым большим достижением на переговорах между конфликтующими сторонами явилось соглашение о прекращении огня, заключенное 12 мая 1994 года. Соглашение стало возможным лишь после того, как Нагорный Карабах поставил свою подпись под документом.

Сегодня, несмотря на частые заявления руководства Нагорно-Карабахской Республики о том, что без учета позиции НКР невозможно достичь окончательного урегулирования карабахской проблемы, республика оказалась выведена за рамки переговорного процесса. И несмотря на все заверения о прогрессе в переговорах, последние встречи президентов Кочаряна и Алиева прошли безрезультатно.

На вопросы «Ноева Ковчега» о позициях сторон в Карабахском конфликте, об усилиях международного сообщества в разрешении этой проблемы отвечает советник президента НКР по внешнеполитическим вопросам Арман Меликян.

Начавшийся в 1988 году Карабахский конфликт перерос в затяжную кровопролитную войну и унес тысячи человеческих жизней. Он до сих пор продолжает оставаться одной из наиболее сложных и тяжелых проблем на Южном Кавказе. Самым большим достижением на переговорах между конфликтующими сторонами явилось соглашение о прекращении огня, заключенное 12 мая 1994 года. Соглашение стало возможным лишь после того, как Нагорный Карабах поставил свою подпись под документом.

Сегодня, несмотря на частые заявления руководства Нагорно-Карабахской Республики о том, что без учета позиции НКР невозможно достичь окончательного урегулирования карабахской проблемы, республика оказалась выведена за рамки переговорного процесса. И несмотря на все заверения о прогрессе в переговорах, последние встречи президентов Кочаряна и Алиева прошли безрезультатно.

На вопросы «Ноева Ковчега» о позициях сторон в Карабахском конфликте, об усилиях международного сообщества в разрешении этой проблемы отвечает советник президента НКР по внешнеполитическим вопросам Арман Меликян.

— Что сегодня мешает вовлечению НКР в переговорный процесс?

Сегодня нам обещают, что Карабах подключится к переговорам только после того, как президенты Армении и Азербайджана до чего-нибудь договорятся. Мне, однако, непонятно, почему этого нельзя сделать уже сейчас? Нынешний двусторонний формат переговоров - это нарушение принятых в рамках ОБСЕ решений. Встречи двух президентов носят только консультативный характер, без учета позиции Нагорного Карабаха прийти к долговременному миру и решению невозможно. Убежден, что никакое решение не может быть осуществлено без согласия карабахской стороны.

Наша позиция заключается в том, что Нагорно-Карабахская Республика - независимое государство. Мы добиваемся признания этого факта и международным сообществом, и в первую очередь Азербайджаном. В основе конфликта лежит нежелание Азербайджана признавать право народа Карабаха на собственное государство, хотя Нагорно-Карабахская Республика и Азербайджанская Республика на территории бывшего советского Азербайджана были образованы на общих правовых условиях.

Однако мы учитываем, что происходящее в нашем регионе затрагивает глобальные интересы, и поэтому не можем реализовать собственные интересы в отрыве от мировых. Необходимо исходить из того, что международное признание НКР хоть и неизбежно, но может быть растянуто во времени.

— Нынешний формат переговоров, похоже, больше выгоден Азербайджану, который настаивает, что конфликт представляет собою территориальный спор?

В любом случае хорошо, что есть переговорный процесс, удерживающий стороны от применения силы. Плохо, что этот формат заведомо безрезультатен, так как есть вопросы, которые можно решить только путем переговоров между НКР и Азербайджаном.

В чем суть происходящего? Минская группа ОБСЕ предложила сторонам план урегулирования, согласно которому Армия обороны НКР должна оставить сопредельные с НКР территории. Мы передаем Баку территории, куда вновь будут заселены азербайджанцы. После чего, возможно, через 10-15 лет, в Карабахе будет проведен референдум, определяющий статус НКР.

Очевидно, что этот план предусматривает не достижение всеобъемлющего урегулирования, а лишь разблокирование Азербайджаном коммуникаций за счет территориальных уступок со стороны НКР. Референдум же не будет проведен никогда. Хочу подчеркнуть, что этим планом полностью проигнорировано решение проблемы 500 тысяч беженцев-армян из Азербайджана, без чего невозможно говорить о каком-либо урегулировании вообще.

— Получается, что предлагаемый посредниками план практически совершенно не учитывает интересы беженцев-армян?

Этого вопроса нет в повестке переговоров сегодня, и это преступно по отношению к беженцам. Принцип справедливости не должен быть асимметричным.

400 тысяч беженцев было зарегистрировано только в Армении и в НКР, но из Азербайджана произошел исход минимум 500 тысяч армян. Эти люди, первые жертвы конфликта, оказались забыты.

В конце концов, нужно учитывать, что советский Азербайджан был образован по общинному принципу, на базе некоего соглашения между двумя общинами: армянской и мусульманской. На момент распада советского Азербайджана на два государства процент армянского населения, без населения Нагорного Карабаха, составлял примерно восемь процентов. Это означает, что армянская часть населения имела право претендовать как минимум на восемь процентов территории Азербайджана.

Здесь есть еще один важный аспект, о котором не говорится. После обретения независимости территория Азербайджанской Республики увеличилась за счет Каспия, и сегодня эта страна реально контролирует 21 процент территории Каспийского моря.

Армянство сделало очень весомый вклад в развитие нефте- и газодобычи в Азербайджане, однако оно было лишено возможности участия в приватизации. Эти люди имеют право претендовать на свою долю. Иностранные фирмы, которые сегодня заключают контракты с Азербайджаном, могут оказаться в положении недобросовестных покупателей, учитывая, что часть населения Азербайджанской ССР была насильственно лишена права собственности и участия в приватизации.

Нужно поднимать эти вопросы в соответствии с нормами международного права. Считаю, что вопрос беженцев-армян из Азербайджана должен быть обязательно включен в повестку переговоров. Власти и Армении, и НКР должны заниматься этим вопросом.

— Удалось ли Баку переключить внимание международного сообщества с ключевой проблемы всего конфликта, со статуса Нагорного Карабаха, на одно из следствий вооруженного противоборства - потерю ряда районов Азербайджана?

На Западе и в России имеют очень подробную информацию о развитии событий, и наивно думать, что Азербайджан может кого-то ввести в заблуждение.

В ход идет та информация, которая выгодна, чтобы установить некое равенство между армянской и азербайджанской сторонами. Все это делалось еще при Горбачеве. Принцип «паритетной» вины дает возможность посредникам жестче контролировать ситуацию, держать обе стороны в зависимости, взять на себя полномочия судьи, который говорит: «Вы оба виноваты». На самом деле очень легко найти того, кто реально виноват - это всегда тот, кто пытается решить политическую проблему с помощью силы.

— Согласны ли Вы с утверждением, что препятствием к решению Карабахского конфликта является позиция Турции в этом вопросе?

Турция напрямую участвует в Карабахском конфликте: она передавала оружие Азербайджану и посылала туда своих военных советников. Сегодня вокруг Карабаха ведется политика взаимного шантажа: турки предъявляют претензии Армении и Карабаху, европейцы - Турции и каждый себе что-то выторговывает. Турция ведет прагматичную политику: если выполнят какие-то ее условия, она выполнит требования Европейского союза и соответственно изменит свою позицию в карабахском вопросе, но прежде она попытается выторговать для себя максимум.

— То есть сейчас они продолжают войну другими методами?

Они используют все имеющиеся у них возможности. И многое упирается в вопрос о членстве в ЕС.

— Имеют ли под собою реальную почву воинственные заявления Азербайджана?

Сегодня Азербайджану достаточно непросто было бы начать войну. Многое из того, что там сегодня заявляют, 100-процентный блеф. Чтобы наполнить нефтепровод Баку-Джейхан, Азербайджану нужно ежегодно прокачивать через него 50 млн тонн нефти, которой у него нет. Без казахстанской нефти этот нефтепровод может оказаться нерентабельным. А будет ли казахстанская нефть идти через этот нефтепровод, большой вопрос. Казахстан работает и с Россией, и с Ираном, и с Китаем. Кроме того, нет еще и соответствующих коммуникаций. Запасы азербайджанской нефти кончаются, и лет через 10-15 значимость Азербайджана в регионе упадет, тем более что вся промышленность этой страны завязана на нефти, что может впоследствии привести к полному упадку во всех остальных отраслях.

— Как Вы оцениваете усилия международного сообщества в урегулировании конфликта?

Эти усилия противоречивы, поскольку в числе посредников есть разные игроки. Необходимо, чтобы посредники говорили о правовых принципах решения проблемы. Однако, когда им нужно, они начинают говорить и о политическом решении, то есть возлагают политическую ответственность на руководителей Армении и Азербайджана.

Сусанна Петросян,

специально для «Ноева Ковчега»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты