N 11 (106) Июль (16–31) 2006 года.

Данила Горюнков: «Мосты с Арменией наведены»

Просмотров: 4892

Путевые заметки нашего корреспондента, впервые посетившего Грузию и Армению

О стране Армении я впервые услышал в раннем детстве. Папа часто рассказывал мне о славных страницах отечественной истории, в том числе и о подвигах русских солдат во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Вот так находившаяся на территории Армении крепость Баязет, в ту войну героически оборонявшаяся немногочисленным русским гарнизоном, и встала в один ряд с Куликовской битвой, Александром Невским, Брестской крепостью...

 

Путевые заметки нашего корреспондента, впервые посетившего Грузию и Армению

О стране Армении я впервые услышал в раннем детстве. Папа часто рассказывал мне о славных страницах отечественной истории, в том числе и о подвигах русских солдат во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Вот так находившаяся на территории Армении крепость Баязет, в ту войну героически оборонявшаяся немногочисленным русским гарнизоном, и встала в один ряд с Куликовской битвой, Александром Невским, Брестской крепостью...

Классе в девятом в руки мне попал роман В. Пикуля «Баязет», значительно расширивший мои детские познания о «славном баязетском сидении» русских солдат и о народе Армении, которому они пришли на помощь. Как-то незаметно возникло желание там побывать… Оно окрепло тремя годами позже, когда накануне долгожданной поездки в Париж я случайно наткнулся дома на книгу с красивым названием «Караваны еще в пути» Сильвы Капутикян. Бегло пролистав и с ходу даже не успев понять, о чем эта книга, я «купился» на бросившиеся в глаза парижские мотивы и решил взять её с собой. Начал читать в самолете – уже не смог оторваться. И вышло так, что, увидев в тот раз не только Францию, но и Испанию, и даже кусочек Африки (!), я неожиданно для себя многое узнал еще и об армянах, разбросанных по всему миру… К концу путешествия я уже твердо знал, что следующее будет - на Кавказ.

Вернувшись в Москву, обнаружил дома еще несколько книг полюбившейся писательницы - на этот раз стихотворных. И был приятно удивлен, найдя на них теплые автографы, адресованные моей бабушке как «сестре по перу»… От мамы я узнал, что они были хорошо знакомы – известная армянская поэтесса Сильва Капутикян и русская поэтесса Маргарита Агашина, чьи песни на музыку Григория Пономаренко «Растет в Волгограде березка», «Что было, то было», «Подари мне платок», «А где мне взять такую песню» пел весь Советский Союз, а для меня – просто любимая бабушка, к сожалению, уже ушедшая. Однажды и мама – она журналист – общалась с Сильвой Барунаковной у нее дома, в Ереване: в качестве корреспондента журнала «Советская женщина» брала у писательницы интервью в начале 80-х…

Короче говоря, мосты с Арменией были наведены – оставалось по ним пройти.

Кавказ – экстрим?

Удивительно, но когда ты «намыливаешься» в Европу, окружающие воспринимают это как должное. Узнав же о моем намерении съездить на Кавказ, да еще в одиночестве, да еще прихватив с собой велосипед, друзья крутили пальцем у виска, взрослые пугали всякими страшилками, а директор колледжа, где я учусь (даром что Кето Шотовна – грузинка!), недоверчиво спросила:

- И мама тебя отпускает?..

Если честно, мама не была в восторге от моей затеи, хотя об Армении и Грузии, где бывала в командировках, сохранила теплые воспоминания (одно из них вполне зримое: пустая бутылка из-под армянского коньяка «Праздничный» с выбитой на стекле надписью «НАВЕКИ ВМЕСТЕ» и пояснительной этикеткой «К 150-летию вхождения восточной Армении в состав России»). Но то были стабильно застойные советские времена, а сейчас они неспокойные, непредсказуемые.

К счастью, с некоторых пор мама квалифицирует свое мнение относительно моих дел только как рекомендательное: ознакомился – и решай сам, как поступить. Поэтому в придачу к вороху сомнений и наставлений мне были выданы «Уроки Армении» Андрея Битова – на всякий случай…

Это интересное и познавательное чтение, помимо прочего, укрепило меня в намерении отправиться в путь на автобусе.

Дорога дальняя…

На автобус как оптимальное средство передвижения в сторону Кавказа я ориентировался до чтения Битова (самолетом дорого, поезда не ходят). А тут еще и совет писателя: хочешь узнать страну - не влетай в нее сломя голову, а въезжай не спеша! Оставалось с легким сердцем купить билет на автобус Москва-Тбилиси.

Навьюченный неподъемным рюкзаком, зачехленным велосипедом и фотоаппаратурой (фотография - моя будущая специальность), я подошел к автобусу, набитому под завязку. Первая неожиданность состояла в том, что билет до Тбилиси был, но свободных мест не было. В ходе словесной перепалки с водителем я отстоял своё право на проезд. И столкнулся со второй неожиданностью: водила потребовал доплаты в размере двух тысяч рублей (за билет я отдал «штуку»). Можно было возмущаться сколько угодно, но деньги пришлось выложить, как и каждому в этом автобусе: на пути следования по России машины с грузинскими номерами подвергаются нещадным поборам со стороны нашей доблестной милиции. Отдуваются пассажиры.

Само путешествие - в тесноте, да не в обиде! - было скорее приятным. Попутчики, сплошь депортированные грузины с «мелкими» всех возрастов, живо интересовались, куда и зачем я еду, давали советы, угощали всякой едой. Соседка, пожилая женщина, скормила мне полкурицы – грузинское радушие и хлебосольство испытал на себе!

Через полтора суток мы были у ворот Кавказа, в Дарьяльском ущелье – на границе Северной Осетии и Грузии. Открытия границы пришлось ждать до утра, а уж тогда таможенники, с кого можно, содрали деньги. У моей соседки, как и у многих, была расплывчатая печать на документах, и им пришлось заплатить. В долларах. Без всяких квитанций.

Наконец шлагбаум поднялся. Мы пересекли бурный Терек. Ура, я был на земле Грузии!

Город на Куре

Моей главной целью была Армения, но не мог же я не провести несколько дней в Тбилиси! Как ни странно, меня там ждали: по Интернету я договорился с неким Вадимом, который за 10 евро в сутки сдал мне комнату. Он встретил меня на автовокзале вместе с сыном-подростком, багаж мы запихнули в машину и через десять минут были в Сабуртало, одном из центральных районов города. Не успел я выгрузить вещи, как меня повезли купаться на озеро Лиси, в пригород. Когда мы вернулись, я рухнул без сил…

В последующие три дня облазил с фотоаппаратом весь город, успел познакомиться с его жителями, заблудиться и сделать массу фотографий. Около церкви Самеба (Святой Троицы) увидел девушку и стал ее фотографировать, чему Тамуна очень обрадовалась. Она оказалась потрясающей моделью!

Из ярких впечатлений назову еще полицию современного Тбилиси. Нашим ментам не чета: за ручку будут водить, в метро провожать, все объяснят и ДОКУМЕНТОВ НЕ СПРОСЯТ!!! Проходят конкурсный отбор. Зарплата двести баксов, но взяток, как я слышал, не берут. Честь берегут.

Тбилиссцы мне понравились – приветливые, доброжелательные. Сегодня президент Грузии Саакашвили смотрит на Запад, повернувшись спиной к России, и у нас многие думают, что теперь грузины ненавидят русских. Это неправда! Свидетельствую, что у обычных людей отношение к нам доброе. Народ, как это не раз бывало в истории, мудрее своих политиков.

Подошло к концу мое пребывание в городе на Куре. Три часа тряски по раздолбанным дорогам на маршрутке Тбилиси-Спитак (армянский город, ставший всемирно известным после разрушительного землетрясения 1988 года) - и я на границе Грузии и Армении. У шлагбаума молодой грузинский воин мирно играл с собакой. Зато начальник заставы миролюбием не отличался: из всех пассажиров одного меня подверг довольно грубому допросу «с пристрастием». Но настроение мне не испортил, ведь в нескольких метрах начиналась древняя, долгожданная Армения…

Велопробег как вид

народной дипломатии

«Здравствуй, джан!» - первое, что я услышал на таможне.

Ни в одном из тех, кто вежливо и приветливо интересовался моей личностью, не заподозрил бы должностное лицо! Формальности были быстро улажены, и только в автобусе до меня дошло, что «суровый начальник» - тот самый человек, с которым мы шутили, смеялись и дружески попрощались мгновение назад.

Лишь к вечеру мы подъехали к городу Степанавану, откуда я планировал стартовать на велосипеде. Маршрутка унеслась, а я собрал велик и покатил к селу Пушкино. Узнал о нем из двух источников – от соученицы по колледжу, моей любимой фотомодели Дарии Туниевой, которая провела там детство, и от Александра Сергеевича Пушкина, описавшего эти места в «Путешествии в Арзрум» (потому-то впоследствии село и получило его имя!). Какое наслаждение было ехать, здороваясь с каждым встречным по-армянски, и слышать в ответ: «Барэв! Барэв!..»

Смеркалось, заночевать пришлось в спальном мешке. Проснулся я посреди цветущего луга и сразу увидел двух обалдевших от неожиданности пастухов. Взаимные приветствия, улыбки, расспросы. И, с их стороны, сожаление: зря я ночевал в поле - мог бы в любом доме остановиться. Все-таки круто у них, в Армении, с гостеприимством!

Ранним утром я въехал в Пушкино. Потрепался «за жизнь» с солдатами - «срочниками» из небольшой воинской части, зашел в магазин - маленький сарайчик. Продавщица оказалось педагогом по профессии и… первой учительницей моей фотомодели! Непременный армянский кофе, мастерски сваренный Сусанной Сергеевной, не заставил себя ждать. Покидая село час спустя, я радовался новому знакомству и классному началу велотрипа.

И пошло-поехало - горные перевалы, спуски и подъемы, обалденные пейзажи, приятные встречи… Просыпаясь, я не знал, заночую в лесу или у кого-нибудь в гостях. По эмоциональной и физической нагрузке сутки можно было приравнять к неделе! С трудом преодолев пятнадцатикилометровый подъем перед Дилижанским тоннелем, я был вознагражден: его «хранители» - два дежуривших на входе пожилых мужика – угостили ужином и чачей, пустили переночевать в доме для персонала, а утром отправили в путь.

Дальше - спуск к озеру Севан, фотосъемка 1000-летнего монастыря Севанаванк. При Пушкине он стоял на острове, в ХХ веке превратившемся в полуостров: озеро катастрофически мелеет. Проехав по берегу не меньше 80 км, я обессиленно рухнул возле деревни Мартуни. Проспав несколько предрассветных часов, двинулся под горку к Айоцдзорскому перевалу, сознавая, что нормально отдохнуть вряд ли удастся. Но ошибся. Когда проезжал через какую-то деревню, парень, сидевший около дома, обрадованно замахал мне руками. Я подъехал, мы поболтали, и он позвал меня в гости…

В семье Армена Бзнуни усталому путнику первым делом предложили кофе. И погостить - хоть неделю, хоть месяц! Когда я выспался, вся округа знала, что у Армена гость из Москвы. Мы побывали у его многочисленных родственников и друзей, принимавших меня тепло и сердечно. Здесь, в Армении, где мне радовались только потому, что я – русский, «вдолбленное» с детства правило «Не ходить к незнакомым!» не работало.

Здорово, когда люди – братья!

Навеки вместе!

В Ереван я прикатил на закате. Не успел проехать и ста метров, как на первом же автосервисе наметанный глаз мастера узрел спущенное колесо, и покрышка была заклеена. Бесплатно!!!

Всю ночь спасался в интернет-кафе от сильного ветра, а утром въехал в квартиру на проспекте Саят-Нова, заплатив хозяйке, бабушке Анаит, за неделю вперед (10$ в сутки). Решил завязать с экстримом и начать цивилизованный отдых. Выспался. И пошел знакомиться со столицей Республики Армения.

Сразу выучил местные правила дорожного движения. Пока нет желающих переходить улицу, машины едут. Как только на дорогу ступает хотя бы один пешеход, движение прекращается. Независимо от света светофора!

Сердце города – «опера». Так ереванцы называют свой оперный театр и парк, где он находится. Здешнюю особую атмосферу создает удивительное сообщество горожан - гуляющих, сидящих во множестве уютных кафе. Кого тут только нет - студенты, пенсионеры, влюбленные, бизнесмены… Люди гуляют семьями, «мелким» - раздолье. Этот праздник жизни повторяется каждый вечер.

Успел побывать на республиканском стадионе, который после «Раздана» второй по величине в Ереване и очень красивый. Этот стадион очень похож на древнеримскую крепость.

Живя в Ереване, очень удобно посещать ближние и дальние достопримечательности. На маршрутках - быстро, дешево! - я объездил немало памятников истории и искусства: языческий храм Гарни, древние церкви Гехард и Рипсиме, резиденцию Католикоса всех армян Эчмиадзин. В самом Ереване посетил мемориальный комплекс, напоминающий о национальной трагедии армян – турецком геноциде 1915 года, побывал в доме-музее Сергея Параджанова и на развалинах древней крепости Эрибуни. Как и в Тбилиси, повсюду встречал иностранных туристов, организованных и «дикарей» вроде меня (в соседней с моей комнате жили немки, студентки, так они даже в Нагорный Карабах на несколько дней ездили).

Окунувшись в ночную жизнь Еревана, я обнаружил в центре города множество клубов с живой и неживой музыкой - фанк, соул, рок, джаз, R’n’B, диско… Понравился армянский панк-рок. И очень понравились цены в кафе, на порядок ниже, чем в Москве. Я вовсю угощал новых знакомых - хотелось хоть чем-то отблагодарить приветливых, гостеприимных жителей Закавказья…

Кстати, получилось много хороших портретов. Я просто обязан вернуться и раздарить фотографии! Мне очень этого хочется.

Данила Горюнков

Фото автора

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 19 человек