N 11 (106) Июль (16–31) 2006 года.

Грегг Бендян: «Мой музыкальный стиль навеян армянскими ритмами»

Просмотров: 4679

Когда я познакомился с американским барабанщиком Греггом Бендяном, то знал о нём только то, что он играл и записывался со знаменитым авангардистом и новатором джаза пианистом Сесилом Тейлором, тем самым, который превращал в звучащий оркестр любой инструмент. Это был уникальный случай в истории джаза: великий пианист включил в свой альбом произведения другого музыканта и позволил ему сыграть соло в двух композициях. Но у этого славного эпизода в истории джаза есть своя предыстория.

Грегг Бендян родился в 1963 году в Нью-Джерси. В семье музыка звучала весь день: родители Грегга Мартин и Патрисия слушали всё – от Чайковского до Синатры и от «Битлз» до Майлза Дэвиса. Это не могло не сказаться на будущих пристрастиях Грегга. На его счастье, в школе, где он учился, была развита система художественного воспитания, и мальчик открыл новый для себя мир музыки.

Когда я познакомился с американским барабанщиком Греггом Бендяном, то знал о нём только то, что он играл и записывался со знаменитым авангардистом и новатором джаза пианистом Сесилом Тейлором, тем самым, который превращал в звучащий оркестр любой инструмент. Это был уникальный случай в истории джаза: великий пианист включил в свой альбом произведения другого музыканта и позволил ему сыграть соло в двух композициях. Но у этого славного эпизода в истории джаза есть своя предыстория.

Грегг Бендян родился в 1963 году в Нью-Джерси. В семье музыка звучала весь день: родители Грегга Мартин и Патрисия слушали всё – от Чайковского до Синатры и от «Битлз» до Майлза Дэвиса. Это не могло не сказаться на будущих пристрастиях Грегга. На его счастье, в школе, где он учился, была развита система художественного воспитания, и мальчик открыл новый для себя мир музыки.

В девять лет, как он сам вспоминает, родители привели его в школу и спросили, на каком инструменте он бы хотел играть. Грегг неожиданно для всех показал пальцем на ударные. Тогда музыкальный мир еще не знал, что получил великолепного исполнителя и композитора. Грегг учился композиции, написал множество камерных произведений, увлекался роком, но в конце концов пришел к джазу, причем не традиционному, хотя и прошел великолепную школу в свинг-бэндах, а современному, авангардному, креативному. Греггу было тесно в рамках традиционных представлений о современной музыке, ему нравилось их раздвигать.

И вот однажды его мечта сбылась – сам Дерек Бейли пригласил 19-летнего Грегга играть в своем коллективе. Потом поступили приглашения на совместные выступления от Роско Митчела, Джорджа Льюиса, Джона Зорна и других корифеев авангардного джаза. В 1989 году произошло событие, ставшее для музыканта вехой – его позвал играть и записываться сам Сесил Тейлор. Мог ли Грегг когда-нибудь мечтать о такой удаче? После первого же выступления легенда джаза барабанщик Макс Роуч публично высказался в его адрес весьма лестно, подчеркнув, что еще никому не удавалось так точно воплотить в жизнь музыкальные задумки Сесила Тейлора.

Время шло, Греггу всё больше хотелось играть свою собственную музыку, и он создает коллектив INTERZONE. Через пару лет он воплощает свою старую любовь к музыке гитариста Джона Маклафлина, создав свой The Mahavishnu Project, группу для исполнения музыки из репертуара некогда суперпопулярного The Mahavishnu Orchestra, но в своем собственном стиле. Кстати, говорят, что, когда великий Джон Маклафлин услышал переложения своих композиций в исполнении группы Бендяна, он подошел к Греггу и молча пожал ему руку. Это было красноречивее любых слов. Потом появились The Open Aspects Ensemble и Trio Pianissimo, которые представляли исключительно музыку своего лидера.

Кроме исполнительской деятельности, записей и выступлений, Грегг преподает музыку, пишет книги по технике игры на ударных, дает мастер-классы. Ну, и, наконец, совсем недавно Грегг Бендян был включен в число 25-ти лучших барабанщиков современности.

Информации о Грегге Бендяне в Интернете, журналах достаточно много. Но вся она, как догадывается читатель, касается в основном музыкальной стороны дела. Мне же хотелось поговорить с Бендяном как с человеком и армянином, и я попросил общего знакомого, известного американского джазового фотографа Алана Нахигяна, нас познакомить. И вот мы беседуем, я в Ереване, он в Нью-Йорке, сидя перед мониторами своих компьютеров.

— Что ты знаешь о своих корнях?

Очень мало. Знаю, что мой дед Крикор бежал из Чокмаклу в Турции, спасаясь от погромщиков в 1915 году. Его родители были убиты турецкими аскерами, и мой тогда одиннадцатилетний дедушка и его брат добрались до Америки через Европу без гроша в кармане, не зная языка... Я до сих пор не понимаю, как им это удалось. Наверное, добрые люди помогли. Детали его рассказов я не помню, но общее впечатление осталось, и именно благодаря ему я написал впоследствии некоторые свои произведения для перкуссионных инструментов - «Арарат» (посвящение дедушке и бабушке), «Армянским старикам», «Картины Аршила Горки»... А еще сюиты для камерных ансамблей – «На месте Чокмаклу теперь пустыня», «Диаспора» (в этом произведении мне удалось ввести американскую слайд-гитару в ткань армянской мелодики, и гитара здесь практически заменяет уд) и другие. Эти впечатления детства не дают мне спокойно жить.

— Но все-таки ты американец...

По внешним признакам – да. Я здесь родился и вырос, я ношу джинсы и пью кока-колу. Но в душе я стопроцентный армянин. Остро эту принадлежность я впервые ощутил, когда пошел в армянскую школу «Нубар» в Нью-Йорке. Общение с другими армянскими детьми, знакомство с культурой и историей своей далекой родины навсегда изменили мою жизнь и саму ее суть. Я очень горд своей принадлежностью к древнему народу, его наследию. Я постоянно нахожу в этом источник вдохновения, тему для своих произведений и силу для творчества. Я думаю, что моя армянская сущность помогает мне оставаться верным своим принципам, следовать собственному пути в искусстве и помогает мне общаться - передавать и принимать творческие идеи.

— А что скажешь о знакомстве с армянской историей и музыкой?

Ну, историю я знаю хорошо. Я ее изучал в школе, потом продолжил изучать самостоятельно и сейчас много читаю на эту тему. Более того, я заразил этим всех своих друзей-армян, и они сейчас тоже интересуются этим. А всем остальным (неармянам) я сам рассказываю о наиболее ярких страницах истории нашего народа. Пусть знают и о хорошем, и о плохом. С музыкой дело обстоит похуже. Я, конечно, знаю Алана Ованеса, Арама Хачатуряна, Комитаса. Это из классики. А вот современных и джазовых музыкантов из Армении я никого не знаю. Вот американских – пожалуйста: и Поль Мотян, и Ара Динкджян, и “System of A Down”. Мечтаю познакомиться с современными джазовыми музыкантами из Армении.

— Ты давно и много играешь и записываешься. А не пробовал играть настоящую армянскую музыку?

У нас в доме от дедушки сохранилось много старых пластинок с армянской музыкой. Я их часто и с удовольствием слушаю. И сам играю на думбеке. Мы с друзьями часто собираемся у кого-нибудь дома и играем для себя старые армянские темы. Но на сцене - никогда. Только свои темы, навеянные историей и рассказами дедушки. Причем я не пытаюсь подражать и воспроизводить обязательно что-то из армянского мелоса. Я пытаюсь создать новый тип музыкального стиля, который был бы навеян армянскими ритмами и мелосом, был бы армянским по сути и в то же время абсолютно уникальным.

— Говоришь ли ты по-армянски, можешь ли читать и писать и был ли ты когда-нибудь в Армении?

Я совсем немного говорю, точнее, знаю сотню слов, могу различать буквы великого Маштоца. Зато я прекрасно разбираюсь в армянской кухне и сам часто и с удовольствием готовлю плав, кюфту, манти. А вот на Родине никогда не был, и побывать там - моя самая большая мечта. Надеюсь когда-нибудь приехать, все посмотреть, потрогать своими руками. И конечно, поиграть с местными музыкантами. Мои друзья рассказывали мне, что в Ереване проводятся крупные джаз-фестивали, есть джаз- клубы...

Армен Манукян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

  1. I am looking for new Armenian friends. Please advise.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты