N 13 (108) Cентябрь 2006 года.

Не стало Сильвы Капутикян

Просмотров: 2680

Умерла Сильва Капутикян!

Я поражен этой внезапно обрушившейся вестью. Сам еще не могу осознать тяжесть потери. Сорок лет я приходил в ее дом. Да что для меня! Потеря для всего армянства, вообще для духовного мира наших современников, для тех, кто знал это имя, читал стихи, ее документальную прозу.

Умерла Сильва, боже мой!

Умерла Сильва Капутикян!

Я поражен этой внезапно обрушившейся вестью. Сам еще не могу осознать тяжесть потери. Сорок лет я приходил в ее дом. Да что для меня! Потеря для всего армянства, вообще для духовного мира наших современников, для тех, кто знал это имя, читал стихи, ее документальную прозу.

Умерла Сильва, боже мой!

Меня спросили: а сколько ей было? В смысле лет. Какое это имеет значение! Когда отлетает такая душа, было ли человеку 50 или ему 100, потеря одинаково горька.

Даже не знаю, с чего начать… пожалуй, с ее острого гражданского чувства. Она была непримирима к тем несправедливостям, которые видела в Армении. Особенно в Армении, потому что она очень лично переживала все, что с ней происходит. Ее не мог остановить ни так называемый здравый смысл, ни чувство самосохранения, она резала, как говорится, правду в глаза, невзирая на лица. Хоть ты президент, хоть черт, хоть дьявол. Отказалась от ордена, ее многие осудили, она наплевала на это, не хотела даже мизинцем поддержать коррупцию, клановость. Что теперь у ее гроба скажут ее критики?

А какая она была веселая, остроумная. Какой остротой ума отличалась до конца. Дай нам Бог каждому!

Ее стихи. Они стали народными, яркой поэтической хрестоматией. А ее строки об обманутой, отвергнутой любви? Тысячи, миллионы женщин во всем мире – везде, куда только дошли ее стихи в армянском ли оригинале, в прекрасных ли русских или иных переводах – миллионы женщин, говорю я, в своем безмолвном горе, благодаря Сильве, обрели голос, заплакали ее словами.

Я знавал ее матушку. Хоронил Ованеса Шираза. И вот теперь в Москве плачу о ней. И кажется мне, душа ее плывет надо мной в сером московском небе, говорит мне что-то последнее. А что – уже не могу разобрать.

Ким Бакши

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек