N 13 (108) Cентябрь 2006 года.

Сотрудничество вместо конфронтации

Просмотров: 2692

Интервью с Рауфом Раджабовым – руководителем азербайджанского аналитического Центра «Мир, демократия и культура»

— Неоправданный оптимизм посредников МГ ОБСЕ Рамбуйе и Бухареста сменился глубоким пессимизмом. Более того, они фактически признали, что переговорный процесс по урегулированию нагорно-карабахского конфликта оказался в тупике. Согласны ли Вы с этим утверждением?

Переговорный процесс по разрешению карабахского треугольника не зашел в тупик, как считают некоторые политологи. «Пражский процесс» ознаменовался тем, что после Рамбуйе и Бухареста министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров впервые за 14 лет заявил о статусе Татарстана в составе Российской Федерации. Это уже результат. Если ранее азербайджанские переговорщики лишь в общих чертах говорили о самом высоком статусе Карабаха, то сегодня у нас есть что конкретно обсуждать и рассматривать. Ни одна держава не в силах реализовать в регионе Южного Кавказа модель принуждения к компромиссному миру.

Интервью с Рауфом Раджабовым – руководителем азербайджанского аналитического Центра «Мир, демократия и культура»

— Неоправданный оптимизм посредников МГ ОБСЕ Рамбуйе и Бухареста сменился глубоким пессимизмом. Более того, они фактически признали, что переговорный процесс по урегулированию нагорно-карабахского конфликта оказался в тупике. Согласны ли Вы с этим утверждением?

Переговорный процесс по разрешению карабахского треугольника не зашел в тупик, как считают некоторые политологи. «Пражский процесс» ознаменовался тем, что после Рамбуйе и Бухареста министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров впервые за 14 лет заявил о статусе Татарстана в составе Российской Федерации. Это уже результат. Если ранее азербайджанские переговорщики лишь в общих чертах говорили о самом высоком статусе Карабаха, то сегодня у нас есть что конкретно обсуждать и рассматривать. Ни одна держава не в силах реализовать в регионе Южного Кавказа модель принуждения к компромиссному миру. Слишком много сдержек и противовесов действует в регионе. И это хорошо, но, с другой стороны, именно данный фактор и затягивает политическое разрешение карабахского треугольника. Однако не все так мрачно.

Азербайджан является не только экспортером энергоносителей, но еще и транзитной страной. Баку участвует во всех проектах, которые являются приоритетными для ЕС, США, России, Турции, Ирана, Казахстана и т.д. Грузия из страны хаоса пытается трансформироваться в государство, где работают законы. Иран в течение последних месяцев инициировал укрепление связей с Азербайджаном. Сегодня не 2001 год, когда Тегеран мог позволить себе бряцать оружием в отношении Баку. Времена меняются. Россия при Путине и Россия с Ельциным - не одно и то же. Кремль переходит на экономические, т.е. рыночные отношения со своими соседями. И это прагматично. Армения может стать страной, актуализирующей ось Стамбул-Ереван-Баку. Можно и не быть в восторге от того или иного проекта, но здравый смысл долгосрочной политики диктует свое. Россию обделить невозможно, уж слишком она большая. Баку-Тбилиси-Джейхан, как и масса других проектов, имеет право на жизнь, т.е. реализацию. Казахстан успешно сотрудничает с Россией по КТК, но одновременно присоединился и к БТД. Список можно продолжить. У рынка другие законы. К примеру, Армения передала России шесть своих предприятий в счет долга. По сей день Москва не торопится вложить туда инвестиции, хотя стоит. С другой стороны, Баку мог бы профинансировать данный проект. В этом случае Армения и Нагорный Карабах в составе Азербайджана получили бы долгосрочную гарантию работать и жить вместе.

— Словом, Вы предлагаете сотрудничество вместо конфронтации?

Система безопасности включает в себя не только военно-политическую составляющую, но и экономическую. Модель сотрудничества - это выгоды обеих стран, а главное, народов. Увеличение в южнокавказских странах сторонников европейской интеграции, а главное, проведение правящими элитами политики на евроинтеграцию и приведет Армению и Азербайджан к позитивным результатам не через 25 лет, а вдвое раньше. Кто отрицает тот бесспорный факт, что сильные мира сего имеют в наших странах свои интересы? Но кто запрещает нам иметь аналогичные геополитические и геоэкономические интересы в России, Франции и США, ЕС, Турции и т.д.? Пока мы не научимся сообща разрабатывать и отстаивать национальные и региональные интересы, мы будем находиться в плену своих иллюзий. Самый негативный стереотип, который присутствует в наших обществах и за пределами наших стран - это заведомо ошибочное представление о том, что 2006 год - наиболее реальный для подписания соглашения об урегулировании карабахского конфликта.

— Кстати, почему отсутствие выборов в Азербайджане и Армении должно непременно привести к решению конфликта между этими странами?

Такие надежды как минимум наивны. С каких это пор разрешение конфликта не является основополагающим для политика, депутата или президента? Вышеперечисленные номенклатурные единицы просто обязаны ежечасно заниматься решением проблемы во имя сохранения не своей власти, а жизни человека, неважно, армянин он или азербайджанец, христианин или мусульманин. Разрешение конфликта предполагает решение конфликта на многие столетия вперед. Урегулирование - дело временное, а главное - необязательное для выполнения условий соглашения пришедших к власти радикальных сил. Азербайджан и Армения обречены жить в одном регионе. Можно говорить и о геополитических аспектах карабахского узла, но кто заставил посредников и все международное сообщество поверить в то, что конфликт можно урегулировать в год, когда в наших странах не проводятся выборы? Уверяю вас - мы сами!

— Но Вы видите выход из тупика?

Считаю первоочередным делом всех аналитиков, политологов, экспертов, представителей СМИ Армении и Азербайджана разработать общую программу по формированию в наших обществах прагматичных и эффективных ориентиров и ценностей. Элиты и прочие круги сами по себе не откажутся от соблазна властвовать. Только формирование подлинно демократических ценностей приведет власти к пониманию, что необходимо служить народу, а не манипулировать им. Что касается элит, то давно назрело время их ротации. Я был в Армении в 2003 и 2005 годах. Объездил практически всю страну. Побывал в родовом селе бывшего премьер-министра Вазгена Саркисяна, убитого в армянском парламенте в 1999 году. Встречался с людьми, прошедшими карабахский конфликт. Кстати, в Арарате практически все мужское население участвовало в конфликте. И мы общались и обсуждали решение проблемы, а не результаты войны. Не массовая культура толпы разрушающей, агрессивной, ничего не создающей, должна влиять на созидательную, творческую, а наоборот. Общественное мнение само собой не формируется. Необходимо влиять на его формирование. И эту миссию можно выполнять уже сегодня. К сожалению, не могу утверждать, что в Азербайджане и Армении выработан механизм по позитивному влиянию и формированию общественного мнения с целью одобрения народами обеих стран всеобъемлющего политического соглашения по разрешению карабахского конфликта. До тех пор, пока в наших странах не будут функционировать подлинно независимые электронные и печатные СМИ, выполнить поставленную задачу не представляется возможным. К сожалению, мы так и не разработали «Общественную повестку», следовательно, отсутствует единый геополитический проект развития региона в целом. Формирование не образа врага, а хотя бы противника или, что лучше, партнера по переговорному процессу обязана осуществлять независимая и объективная пресса.

ИА REGNUM

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек