N 13 (108) Cентябрь 2006 года.

«Продолжайте жить в тревоге…»

Просмотров: 2289

Снижение налогов может пополнить казну

Налоговая служба Армении в последнее время прибавила прозрачности в своей деятельности и начала публиковать списки предприятий – должников, число которых за 2005 г. приблизилось к 700, при этом только тех, долги которых составляют свыше 1 млн драмов (ок. $2,5 тысяч). Число должников по линии социальных выплат – 16000. Число совершенно невообразимое, и госналогслужба опубликовала список только 70 компаний, долги которых перевалили за 5 миллионов драмов. Самое интересное, что среди компаний - должников можно узнать совершенно благополучные фирмы, с солидными владельцами, разъезжающими на крутых иномарках с охраной. Примерно так же выглядит список трехсот компаний, выплачивающих наибольшие налоги в бюджет.

Снижение налогов может пополнить казну

Налоговая служба Армении в последнее время прибавила прозрачности в своей деятельности и начала публиковать списки предприятий – должников, число которых за 2005 г. приблизилось к 700, при этом только тех, долги которых составляют свыше 1 млн драмов (ок. $2,5 тысяч). Число должников по линии социальных выплат – 16000. Число совершенно невообразимое, и госналогслужба опубликовала список только 70 компаний, долги которых перевалили за 5 миллионов драмов. Самое интересное, что среди компаний - должников можно узнать совершенно благополучные фирмы, с солидными владельцами, разъезжающими на крутых иномарках с охраной. Примерно так же выглядит список трехсот компаний, выплачивающих наибольшие налоги в бюджет. В этом списке олигархат всячески избегает попасть в верхнюю часть списка, и опять остается удивляться, как ему удается совмещать высочайший уровень возможностей с минимальными налогами, выплачиваемыми в бюджет. Складывается устойчивое подозрение, что одно определяет другое.

Армянская фискальная система строилась с помощью Всемирного банка и МВФ и считается одной из самых логичных и либеральных в СНГ - вряд ли созданное своими руками могущественные международные институты назвали бы иначе. Но эти явные противоречия – благополучные компании, погрязшие в долгах - заставляют думать, что ей далеко до совершенства. Удивительно, как, пользуясь рекомендациями, фискальная система исходит не из задачи сделать отношения между бизнесом и казной более или менее комфортными, а по - советски поклоняется плановым показателям. И чтобы наполнить казну, налоговые службы идут на все – выявляют недостатки там, где их в общем-то нет, и берут налоги авансом, не слишком заботясь о том, что тем самым подрывают возможности предприятий. Естественно, не забывая личные интересы.

Налоговые правила составлены так, что не всегда поддаются однозначной интерпретации. Отчетность, соответственно, сложна, и даже владельцы мелких фирм вынуждены брать на работу бухгалтеров. НДС, который при экспорте товаров должен быть возвращен экспортеру согласно всем международным договоренностям, задерживается годами. Может, еще и потому предприниматель, выплативший авансом налоги, всячески пытается скрыть свою прибыль. Есть страх, что могут забрать последнее. Понятно, что в этом деле крупные фирмы находятся в лучшем положении – у них гораздо больше рычагов воздействия на всех уровнях, нежели у мелких и средних, на которые в итоге ложится основное налоговое бремя.

В свое время партия «Страна законности» пролоббировала закон о проверках, сократив число проверяющих органов с 40 с гаком до 15, введя еще и правила проверок, согласно которым проверяемый должен был быть заранее предупрежден о грядущей ревизии. Шум поднялся невообразимый, и налоговые органы сумели убедить парламент, что единственное оружие налоговиков – это не профессионализм, а ошеломляющая внезапность. В то время как на Западе, откуда списывались основные фискальные правила, предпринимателя могут не проверять вовсе. Если у него при нормальной отчетности с ростом бизнеса растут и выплаченные налоги – то нечего человека тревожить. Кроме того, там фискальная система имеет и стимулирующую функцию для экономики – нужные стране отрасли развиваются снижением для них налогового бремени. Для Армении же фискальные правила оказались практически едиными для всех и зависят не от направления, а от размера бизнеса. Налоговыми льготами могут воспользоваться практически только иностранцы, причем опять-таки исходя из размера бизнеса - при инвестициях свыше 500 000 млн. драмов ($1,2 млн.) два года можно налог на прибыль не платить вообще, потом - половину налога. И потому многие местные фирмы, до боли отечественные, в справках налоговой службы числятся иностранными.

Снижение налогов, сделанное с умом, может пополнить казну. Как, например, в России снижение ставки подоходного налога до 13% привело к увеличению его собираемости. Подобные предложения звучат и у нас, однако ни к чему не приводят. Может, потому, что крупному бизнесу высокие налоги выгодны. Он, пользуясь своим влиянием, может их избежать, в то время как для конкурентов меньшего веса они могут оказаться разорительны. И чаще всего правительство руководствуется не столько интересами страны, сколько интересами крупного бизнеса. В частности, трансферты в Армению, ежегодная сумма которых приближается к $1 млрд, расходуются на покрытие торгового дефицита, приближающегося к этой цифре.

Мой приятель - бизнесмен взял курс на честный бизнес. Насколько это возможно, когда не только логика закона, но и его словесное оформление не всегда понятны. Три года его не проверяли, и он сам пригласил налоговиков - акт ревизии амнистирует прошлое, а если долго не проверять, то любая не замеченная в свое время мелочь вместе с пеней может вырасти до масштабов катастрофы. Ему в налоговой прямо сказали: «Проверять тебя неинтересно. Нарушений у тебя, судя по отчетам, нет, признать же это в акте ревизии для налоговика является признанием в непрофессионализме. Так что продолжай жить в тревоге».

Однако более всего удивляет то, что архаичность фискальной системы, несмотря на ее высокую оценку МБ и МВФ, не становится оружием оппозиции. Вот тут бы ей показать и интеллект, и озабоченность родной экономикой. Однако она по-прежнему предпочитает громкие политические заявления экономическому анализу. Правительство же, не испытывая политического давления, предпочитает оставить все по-прежнему. И даже несмотря на то, что определенные формы налоговой отчетности можно посылать по почте, народ по-прежнему к концу отчетного периода толпится в органах налоговой службы. Потому что налоговая отчетность – это произведение, совершенства в котором не достигнуть. И меру приближения к совершенству определяют не существующие нормы и правила, а налоговая инспекция, и только при личном контакте.

Арен Вардапетян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты