N 13 (108) Cентябрь 2006 года.

Шакро Мгои: «После распада СССР многие курды так и не получили гражданства России»

Просмотров: 9810

История курдской общины в России насчитывает уже несколько сот лет. Особенно заметно численность курдов выросла после распада СССР, когда они стали покидать Закавказье: Грузию, Армению, Азербайджан и Среднюю Азию и переселяться в Россию. Сейчас здесь существует множество курдских общественных организаций, а после принятия в 1996 году закона о национально-культурных автономиях одной из первых стала курдская автономия. О том, как чувствует себя в России народ без государства, о курдском вопросе и об истории взаимоотношений армян и курдов рассказывает Шакро Мгои, директор Центра курдских исследований.

История курдской общины в России насчитывает уже несколько сот лет. Особенно заметно численность курдов выросла после распада СССР, когда они стали покидать Закавказье: Грузию, Армению, Азербайджан и Среднюю Азию и переселяться в Россию. Сейчас здесь существует множество курдских общественных организаций, а после принятия в 1996 году закона о национально-культурных автономиях одной из первых стала курдская автономия. О том, как чувствует себя в России народ без государства, о курдском вопросе и об истории взаимоотношений армян и курдов рассказывает Шакро Мгои, директор Центра курдских исследований.

– Шакро Худоевич, расскажите о себе и о том, как возник Центр курдских исследований?

Я курд, чьи предки последние 150-200 лет жили в Армении, в селе Алагяз. Учился в Ереване, два года работал в родном селе учителем истории, после смерти Сталина стал сотрудником курдской газеты «Риа Таза», потом перешел на научную работу. Защитил кандидатскую диссертацию в Ереване, а докторскую – уже в Москве, в Институте востоковедения. Был избран членом-корреспондентом Академии наук Армении, в 1996 году – академиком НАН РА, заведовал отделом курдоведения Института востоковедения Армении. В 1994 году был образован Центр курдских исследований в Москве, и меня избрали его директором. За это время Центр выпустил 14 книг, в том числе впервые – академическое издание «История курдов» с VII века до наших дней.

– Сегодня в десяти регионах Российской Федерации проживает около 300 тысяч курдов. Как курды стали частью населения России? Когда здесь появилась первая курдская община?

Образование нынешней курдской общины в России связано с распадом Советского Союза. Причиной исхода населения из стран Южного Кавказа стали в основном экономические факторы, но, к сожалению, были и другие причины. Сколько бы ни говорили о негативных явлениях советского периода, но с исчезновением СССР положение национальных меньшинств, особенно этносов без государственности, коренным образом ухудшилось: сошла на нет поддержка со стороны государственных структур, не стало даже возможности издавать книги на родном языке.

Основной поток курдов направился из Закавказья в Краснодарский край. Сейчас там, я думаю, живут более 20 тысяч, как курды-езиды, так и курды-мусульмане. Положение у них незавидное – они столкнулись здесь с открытой нетерпимостью. Даже те, кто приобрел недвижимость, не могут узаконить свое пребывание в России - их не прописывают, говорят – вы чужие люди, вы должны уйти отсюда.

Но в целом российские курды обустроились. Появились среди них и преуспевающие люди: бизнесмены и даже миллионеры. Меня, должен признаться, очень удивила способность курдов, которые традиционно занимались в основном животноводством, в новых обстоятельствах весьма энергично заниматься бизнесом и преуспеть в нем. На Камчатке, в Ярославле, Петербурге есть заводы, фирмы, владельцы которых – курды. Но есть среди них люди, особенно представители интеллигенции, которые совершенно не устроены. И главное препятствие, стоящее перед ними и в больших городах, и в Краснодарском крае в частности, - это вопросы прописки, предоставления гражданства. Они до сих пор стоят остро.

– В бывшем СССР большинство курдов жили на территории Армении, Азербайджана, Грузии? Какова их судьба, многие ли перебрались в Россию? Остро ли стоит вопрос о получении ими российского гражданства?

Я лично воспринимаю распад СССР как переворот, в результате которого меня лишили гражданства. Для сравнения: после того, как Алжир получил независимость, многие алжирцы смогли без проблем перебраться во Францию. Вьетнамцев приняли в США после падения Сайгона. А я был гражданином Советского Союза, предположим, хочу жить в России. Почему я не имею такого права?

И хотя недавно было объявлено об облегчении получения вида на жительство для бывших граждан Советского Союза, на практике те, кто получил паспорта правдами и неправдами, сейчас в полном порядке. Но те, кто добивается права на гражданство законным путем, проходят через всевозможные мытарства и мучения. Одна из причин этого взяточничество, чиновников порой раздражает, когда человек законным путем добивается своих прав.

Я часто бываю в Швеции, в Германии, где есть большие курдские общины. Там переселенцы получают крышу над головой, средства к существованию и социальный пакет. В России ничего подобного нет, хотя все курды, которые хотят узаконить свое пребывание в России – не переселенцы из Африки, они были гражданами СССР. Более того, переселенцы зачастую не просят ни денег, ни крыши над головой – только гражданство и возможность законного трудоустройства.

– На каком языке говорит большинство курдов? Есть ли у них проблемы с адаптацией в России? Есть ли в России курдские школы, газеты, радиовещание?

Формально несколько лет тому назад решением Госдумы были созданы национально-культурные автономии. За этим претенциозным названием никакой автономии нет, есть лишь право создавать свои культурные общества, воскресные школы, проводить концерты, культурные мероприятия и др. Возможно, кое-где это приносит плоды. Но вот обучение курдскому языку и издание книг находится в России в зачаточном состоянии, поскольку не получает государственной поддержки.

– Какие общественные организации защищают права курдов в России? В чем их главные задачи? Проблемы?

Большинство организаций, которые занимаются делами курдов, все отделения так называемой «национально-культурной» автономии – находятся под контролем фактически существующей под другим названием Курдской рабочей партии. Вывод курдских структур из-под контроля отдельных партий является одним из условий того, что курды смогут воспользоваться предоставленными им национально-культурными правами.

– Турция требует от России последовать примеру американцев и других западных стран и запретить деятельность Курдской рабочей партии на территории России. Пойдет ли Россия навстречу этим требованиям Турции? Разменяет ли курдский вопрос на более тесное сотрудничество с Анкарой?

Уступки в курдском вопросе со стороны России, учет пожеланий Турции, к большому сожалению, имеют место со времен Ленина и Мустафы Кемаля и до сих пор.

У значительной части, а возможно, и большинства российских политиков доминирует мнение, что Турция сильная держава, к тому же сосед, и из-за курдов портить с нею отношения не следует.

Для демонстрации безнравственности и нереалистичности такого подхода я приведу два примера: почти все члены НАТО – союзники Турции, с разной степенью остроты критикуют, иногда весьма резко, политику Турции в курдском вопросе. До распада Советского Союза Турция считалась форпостом НАТО, направлением главного удара против России. До сих пор – я убежден в этом – одной из причин того, что чеченский конфликт принял затяжной характер, является поддержка со стороны Турции чеченского сепаратизма так же, как в XIX веке.

Я считаю, кстати, не отвечающей интересам самой России позицию, когда в переговорах российской стороны с Турцией порой возникает торг: вы нам в чеченском вопросе пойдите навстречу, а мы вам – в курдском. Российское государство имеет богатые традиции более или менее нормальных условий совместного проживания различных национальностей. Их положение здесь ни в какое сравнение не идет с их положением в Османской империи и в современной Турции. Чеченцы в России имеют то, о чем курды в Турции и мечтать не могут. Однако позиция России в курдском вопросе не адекватна позиции федерального государства, каковой она является. В нескольких европейских странах на парламентском уровне обсуждали курдский вопрос или проводили слушания. В России ничего подобного не было.

– Курдскую общину обвиняли в том, что в лагере «Солнечный» под Тулой создан лагерь отдыха боевиков КРП? Чем закончилась эта история?

Ничем не закончилась. Это бывший пансионат какого-то завода. Я там никогда не бывал, но говорят, что там живут дети-сироты. В отношении КРП позиция России двойственна и половинчата: эту партию не «балуют», но ее и не запрещают. Официально Россия заявляет об уважении национальных прав курдов. Но эта политика эфемерна и не адекватна остроте этой проблемы.

– В Нижегородской области были столкновения между курдами и русскими националистами. Часто ли случаются такие инциденты? Чувствуют ли курды в России себя в безопасности?

В постсоветской России нет официальной политики нетерпимости в отношении нерусских народов бывшего Союза, но никто не застрахован от вспышек ксенофобии. Национальный вопрос – это такая тонкая область общественной жизни, что любая неосторожность может вызвать реакцию. К сожалению, некоторые русские политические организации и партии – такие, как ЛДПР или «Родина» - порой позволяют себе делать заявления, провоцирующие национализм. В России после распада СССР осталось немало нерешенных экономических и социальных проблем, которые обыватели связывают с инородцами. Парадоксально, но в России уже есть проявления фашизма. Это беспрецедентно.

В сложившихся обстоятельствах нерешительность и непоследовательность первых лиц страны не адекватна серьезности проблемы. Даже в царские времена, при всей жесткости царской политики, и грузины, и армяне, и курды в России встречали к себе более терпимое отношение. Федерализм, сожительство разных народов – это одно из достоинств России, которое сейчас, к сожалению, девальвируется.

– История связала армян и курдов. Очень многие курды – выходцы из Армении, да и Вы сами оттуда. Каково сейчас положение курдов в Армении?

Положение неплохое. Открытой нетерпимости или преследований в отношении курдов нет. Тем более что и в Армении, и за ее пределами курды однозначно защищали права Армении в карабахском вопросе.

Но скажу открыто - потому что дипломатично говорят о стране, которую не считают родной – ни в какой республике в Советском Союзе не было столько сделано для уважения национально-культурных прав курдов, как в Армении. И нигде впоследствии так неумело не воспользовались прекрасными армяно-курдскими отношениями. Сейчас в Армении, к сожалению, узаконили движение среди части курдов, члены которого заявляют: мы не курды, мы езиды. Ни в какие рамки не укладывается: стали считать езидов другим народом, даже какого-то «президента» среди них избрали. Но мы один народ – у нас общий язык, традиции. Более того, есть племена, одна часть которых исповедует ислам, а другая – езидизм. Это означает лишь, что ислам был насажден среди курдов (в отличие от турок или арабов) преимущественно насильственными методами.

Сейчас очень незавидное положение с преподаванием курдского языка в курдских школах. В советский период все было нормально – издавались книги, учебники. Нынешние весьма скромные возможности издавать курдскую литературу – это, конечно, результат экономических проблем. Но, например, было полтора часа вещания на радио на курдском языке – сейчас осталось полчаса. Были курдские депутаты парламента и в дашнакской Армении, и в советской – сейчас не осталось ни одного.

– Роль курдов в геноциде армян 1915 года часто упоминается как негативная. Не отразился ли этот эпизод истории на взаимоотношениях двух народов?

К большому сожалению, даже некоторые ученые со степенью пишут, что геноцид был организован со стороны турок и курдов – это неправда. Политика геноцида была государственной политикой Турции, она поэтапно готовилась и была реализована с 90-ых годов XIX и в начале ХХ века. К этой трагедии причастна и часть курдов, участвовавших в грабежах и убийствах – та часть, которая находилась под влиянием мусульманского фанатизма. Турция через духовенство внушала им, что, если Россия возьмет верх в войне, армяне перережут всех курдов в Западной Армении, где они в период Первой мировой войны были значительной частью населения. Турки хотели столкнуть эти два народа.

Армянское население в подавляющем большинстве было богаче, что подогревало фанатиков, которым разрешили грабить и резать. Но подавляющее большинство курдов в резне не участвовало. Очень многие курды-мусульмане спасли жизнь тысячам армян во время геноцида. К большому сожалению, сейчас это предается забвению, писать об этом «не модно». Но это очень важно для армяно-курдских отношений. Их судьба связана и в будущем.

– Поговорим о судьбе курдов Ирака. Как отразилась на них война? Нынешний президент Ирака – курд, многие курдские общественные деятели вошли в правительство страны. Есть ли перспективы создания курдского государства в Ираке? Стоит ли вообще так вопрос?

Идея создания курдского государства – деликатный вопрос. Каждый народ, тем более большой, теоретически обладает этим правом. Если Иракское государство будет федеративным, а отношение к курдам будет терпимым, они не захотят отделяться. И наоборот - чем больше давление на народ, тем сильнее у него стремление создать собственное государство. Любой народ, который исконно живет на своей территории, имеет право на самоопределение. Курды не могут быть исключением. Но исходя из современных реалий, курды в настоящее время не ставят перед собой задачу немедленного создания курдского независимого государства.

Однако глубоко ошибаются те, кто считает, что тот довольно высокий общественный статус, который приобрели курды в Ираке, является результатом присутствия США в этой стране. Нет, это результат борьбы курдов в 60-70 годы, когда Америка находилась в числе их недоброжелателей.

Считалось, что курды, которых тогда опекал Советский Союз, это резерв коммунистического движения. В 70-ом году генерал Барзани от лица курдов и Демократической партии Курдистана и иракское правительство, в котором Саддам Хусейн тогда был вице-президентом, подписали соглашение об автономии курдов. Однако впоследствии иракское правительство подписанное им соглашение урезало до такой степени, что курды опять взялись за оружие. Потом произошло вторжение Саддама Хусейна в Кувейт, начался американо-иракский конфликт…

Сейчас американо-курдская близость – это союз, в котором каждый преследует собственные цели, далеко не всегда совпадающие. Курды сегодня в Ираке имеют статус, который мне кажется большим, чем автономия: они имеют свои вооруженные силы, уже около двенадцати лет этот регион – Южный Курдистан - не контролируется Ираком. Курды в политической жизни Ирака играют большую роль по объективным причинам.

Беседу вела

Армила Минасян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 62 человека