N 13 (108) Cентябрь 2006 года.

От Великой Отечественной до Карибского кризиса

Просмотров: 5307

Малоизвестные страницы биографии Ивана Баграмяна

Маршал Советского Союза Иван Баграмян известен у нас в стране и за ее пределами главным образом и прежде всего как один из выдающихся полководцев Великой Отечественной войны, которую он начал полковником, а закончил генералом армии и командующим войсками фронта. Но лишь очень немногие люди знают в деталях, какой вклад внес этот прославленный военачальник в укрепление обороноспособности СССР, будучи на протяжении без малого 10 лет начальником Тыла Вооруженных сил.

В самый напряженный период Великой Отечественной войны, летом 1941 года, в ожесточенных боях со всей остротой проявилось несовершенство системы тылового обеспечения Красной Армии, которая непосредственно замыкалась на наркоме обороны и начальнике Генерального штаба. В войсках же это непростое дело лежало на...

Малоизвестные страницы биографии Ивана Баграмяна

Маршал Советского Союза Иван Баграмян известен у нас в стране и за ее пределами главным образом и прежде всего как один из выдающихся полководцев Великой Отечественной войны, которую он начал полковником, а закончил генералом армии и командующим войсками фронта. Но лишь очень немногие люди знают в деталях, какой вклад внес этот прославленный военачальник в укрепление обороноспособности СССР, будучи на протяжении без малого 10 лет начальником Тыла Вооруженных сил.

В самый напряженный период Великой Отечественной войны, летом 1941 года, в ожесточенных боях со всей остротой проявилось несовершенство системы тылового обеспечения Красной Армии, которая непосредственно замыкалась на наркоме обороны и начальнике Генерального штаба. В войсках же это непростое дело лежало на плечах командиров. А военные интенданты выступали в роли хозяйственников.

Наши войска, истекающие кровью в сражениях с фашистами, стали испытывать острую нехватку в боеприпасах, обмундировании, питании, медицинском обеспечении, фураже для лошадей и еще во многом другом. И тогда генерал-лейтенант интендантской службы Андрей Хрулев не побоялся мнения о структуре и руководстве Тылом авторитарного и сурового в обращении с подчиненными начальника Генштаба генерала армии Георгия Жукова и убедил Верховного главнокомандующего Сталина создать в государстве централизованную систему тылового обеспечения с мощным штабом и подчиненными ему структурами в войсках. Так уже тогда между Хрулевым и Жуковым «пробежала черная кошка». Сталин же высоко оценил деятельность Тыла в годы войны. В 1945 году Верховный даже сказал своим маршалам, что без генерала Хрулева не было бы их побед.

Тем не менее в мирное время острая надобность в инициативном Хрулеве отпала, и его после подковерных интриг убрали с поста начальника Тыла Советской армии. По инициативе Минобороны и Генштаба была полностью разрушена стройная централизованная система тылового обеспечения, поскольку теперь, после окончания войны, она была не нужна. «Были ликвидированы институты заместителей командующих – командиров по тылу, штабы всех степеней, – отмечает нынешний начальник Тыла ВС РФ генерал армии Владимир Исаков, – вместо стройной системы были введены должности интендантов. В период освоения новой ракетной техники, качественного совершенствования Вооруженных сил управление сложным Тылом, всей хозяйственной, снабженческой и обеспечивающей работой было децентрализовано».

И опять, как в 1941 году, войска стали испытывать нужду в продуктах питания, горючем, обмундировании, специальных средствах защиты от оружия массового поражения, от опасных для здоровья военнослужащих компонентов ракетного топлива, автотранспорте и многом другом.

Однако высшему партийному органу потребовалось семь лет для того, чтобы разобраться в тыловых проблемах. Только в 1958 году было принято решение провести первую всеармейскую научную конференцию по тылу.

После этой конференции в ЦК КПСС решили, по словам генерала армии Владимира Исакова, воссоздать Тыл таким, каким его предлагал генерал армии Андрей Хрулев. Руководить Тылом ВС СССР было поручено маршалу Ивану Баграмяну. Писателю Владимиру Карпову стали известны любопытные подробности этого назначения. В 1957 году после октябрьского пленума ЦК КПСС был снят с должности министра обороны маршал Георгий Жуков, которого пытались обвинить даже в заговоре с целью захвата власти в государстве. Вместо Жукова на пост руководителя военного ведомства назначили маршала Родиона Малиновского, у которого с Баграмяном, согласно свидетельствам знающих людей, были прохладные отношения еще с 1942 года. Тогда именно по вине Малиновского, командующего Южным фронтом, наши войска попали в окружение под Харьковом. Причем ту операцию планировал начальник штаба Юго-Западного направления генерал-лейтенант Иван Баграмян.

Уже после войны между маршалами произошла еще одна неприятная история. Заместитель министра обороны СССР – главный инспектор маршал Иван Баграмян поставил «неудовлетворительную» оценку за стрельбу одной из дивизий Дальневосточного военного округа, которым командовал маршал Малиновский. Из-за этого командующего ДВО вызывали для далеко не лицеприятного разговора на ковер в Минобороны. Но все же Малиновский не лишился своего поста и даже поднялся вверх по карьерной лестнице. Став хозяином военного ведомства, он, видимо, решил отыграться и предложил Никите Хрущеву назначить Ивана Баграмяна командовать именно Дальневосточным военным округом. Вполне вероятно, что это была иезуитская месть за то, что Баграмян в своей книге «Так мы шли к Победе» открыто обвинил в катастрофе под Харьковом Малиновского и штаб Южного фронта; за унизительные просьбы не докладывать в Москве о том, что в ДВО проблемы с боевой учебой, с которыми когда-то обращался к Баграмяну командующий войсками округа Малиновский.

Но Баграмян на заседании президиума ЦК КПСС (потом этот высший партийный орган был переименован в политбюро) отказался ехать на Дальний Восток по семейным обстоятельствам. И тогда министр обороны использовал, вероятно, заранее подготовленный запасной вариант, дабы подставить Баграмяна под большие неприятности и вынудить уйти в отставку. Малиновский предложил его кандидатуру на должность начальника Тыла ВС СССР вместо не справляющегося с обязанностями генерал-полковника Виноградова. На этом деле, очевидно, считал Малиновский, этот неуступчивый и весьма авторитетный в войсках армянин точно сломает себе шею. Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев поддержал новое и необычное для бывшего командарма и комфронта назначение.

В тот период Ивану Христофоровичу шел 61 год. Давали знать о себе раны и болезни. А он в мирное время вновь оказался, словно на войне. По словам Владимира Карпова, порученец маршала генерал Корнеев был твердо уверен: Малиновский надеялся, что Баграмян неизбежно провалится на тыловых проблемах. Не случайно после того заседания президиума ЦК маршал сказал своему порученцу с глазу на глаз, что он не хотел идти руководить Тылом, но от второго поста, предложенного министром обороны с одобрения самого Хрущева, уже не мог отказаться.

Между тем Вооруженные силы буквально задыхались без надежного и хорошо отлаженного тылового хозяйства. Ветеран Тыла генерал-полковник Иван Голушко в беседе с обозревателем «НВО» подчеркнул, что Баграмян стал главным военным тыловиком в государстве в условиях, когда буквально все оборонные ресурсы СССР направлялись на создание и производство ракетно-ядерного вооружения. Полководец понимал, что без надежного Тыла не получится обучить, одеть, накормить войска. И маршал смело поднял вопрос перед руководством государства, Минобороны и Генштабом о проведении настоящей тыловой реформы в армии.

«В условиях крайних ограничений он находил возможности и средства, – говорит Иван Голушко, – для создания мобильного тыла войск для обеспечения во время боевых действий перевозки огромного количества боеприпасов и других запасов». В период массового сокращения Вооруженных сил именно по инициативе Баграмяна были созданы трубопроводные войска для обеспечения войск горючим. Можно только представить, какие трудности потребовалось преодолеть маршалу для того, чтобы в этом убедить первого секретаря ЦК КПСС Никиту Хрущева и руководство Минобороны.

Но все же самой сложной проблемой была реорганизация всего Тыла Вооруженных сил. Приходилось Баграмяну даже рисковать не только погонами и должностью. В советский период за самоуправство и расходование государственных средств без разрешения ЦК вполне могли даже заслуженного военачальника ошельмовать и выгнать из партии, армии и даже посадить в кутузку. При тотальном сокращении Вооруженных сил Никита Хрущев не считался ни с какими авторитетами. Не исключено, что с негласного одобрения первого секретаря ЦК в советской печати в тот период офицеров и вообще военных откровенно называли дармоедами. По тыловым армейским структурам и учреждениям тотальный разгон армии буквально проехал тяжелым катком. Были закрыты даже военные училища Тыла. Мол, выдавать форму и постельное белье, продукты, деньги могут и офицеры, выпускники обычных командных училищ. В результате через несколько лет в войсках грамотных специалистов Тыла не удавалось сыскать днем с огнем. Был запутан учет материальных и финансовых средств.

Маршал Баграмян видел, что из-за нехватки грамотных специалистов в тыловой службе царит вакханалия. Он неоднократно по кадровой проблеме обращался к министру обороны, начальнику Генштаба, но все было бесполезно. Как к последней инстанции, отмечает Владимир Карпов, Баграмян обратился к секретарю президиума ЦК КПСС Фролу Козлову, который курировал вопросы обороны страны. Однако один из высших партийных чиновников СССР ответил, что решение о сокращении тыловых военных вузов принял лично Никита Хрущев и отменить его уже невозможно.

Но маршал не сложил руки. Баграмян принял смелое, волевое решение. Ему никто не запрещал открыть новое военное учебное заведение. И он втихую создал таковое в Ярославле. Но тыловым вуз не был назван. Оно просто именовалось «военное училище». В двух его батальонах из сержантов, начальников столовых, старшин рот, которые захотели стать офицерами и настоящими профессионалами тыловой работы, ускоренными темпами за два года стали готовиться для Тыла ВС крайне необходимые кадры. Для всех ВС СССР, утверждает Владимир Карпов, тогда Баграмян совершил большое дело. Тыловое образование в Ярославле получили тысячи специалистов. Но в тот период, если бы Никита Хрущев узнал об этой затее Баграмяна, то быть бы маршалу пенсионером, возможно, и без партийного билета, и заниматься тылом собственной семьи.

Постепенно за несколько лет благодаря энергии и большому личному авторитету Ивана Баграмяна была воссоздана тыловая структура в Вооруженных силах, которую предложил в свое время генерал армии Хрулев. Во всех видах и родах войск вновь появились штабы Тыла. Стало плановым вещевое, медицинское, продовольственное, горюче-смазочное обеспечение войск. В Москву больше командиры не жаловались на всевозможные проблемы и нехватки.

В самом же штабе Тыла ВС СССР под руководством маршала Баграмяна шла активная отработка теории и практики обеспечения войск в условиях возможной новой широкомасштабной войны с применением ракетно-ядерного оружия, массовых ударов авиации. При этом особое внимание уделялось степени готовности оперативного и войскового тыла обеспечить войска при внезапном ударе. Организовывались устойчивые связи возможных театров военных действий с базовыми экономическими районами государства, системой военных складов и баз хранения.

Не забывал маршал и о здоровье военнослужащих. В период руководства Тылом Баграмяна значительно улучшилось медицинское обеспечение. Были построены десятки новых госпиталей, поликлиник, санаториев, сотни типовых зданий для медико-санитарных батальонов и медицинских пунктов. Емкость военных госпиталей увеличилась на 22%.

Нельзя также не обратить внимание на вещевое обеспечение. Уже в 1958 году офицеры и генералы получили новые мундиры с рубашками, парадно-выходные шинели. С 1960 года им было разрешено носить верхнюю рубашку с мягкими погонами без кителя и брюками навыпуск. В войска начали массово поступать плащ-палатки, маскировочные костюмы, специальная защитная одежда, боевое снаряжение, полевая форма. Военнослужащие добрым словом вспоминали маршала Баграмяна за новую удобную форму.

Создание в 1959 году нового вида Вооруженных сил СССР – Ракетных войск стратегического назначения поставило перед Иваном Баграмяном новые гигантские проблемы. Пришлось заново создавать всю огромную и технически сложнейшую инфраструктуру по обеспечению РВСН имуществом, техникой, специальным топливом и горючим, жильем для офицеров и казармами для личного состава. Немалые сложности вызывали перевозка, хранение, заправка компонентов ядовитого ракетного топлива. Личному составу требовались специальные защитные средства. Все это было новым и неизведанным. Строились позиционные районы для размещения баллистических ракет с ядерными боеголовками, подземные командные пункты, защищенные от ударов ядерного оружия.

В условиях холодной войны Тыл ВС решал задачу огромной государственной важности. Для решения многих тыловых задач РВСН по личному распоряжению Баграмяна туда из центрального аппарата Тыла ВС СССР были переведены многие опытные специалисты.

Но особенно тяжело пришлось Ивану Баграмяну в 1962 году, во время проведения операции «Анадырь», в ходе которой на Кубу были морем из СССР перевезены три полка баллистических ракет средней дальности Р-12, два полка БР Р-14. Они с острова могли лететь на дальность от 2 до 4,5 тыс. км и могли поразить все важнейшие объекты на территории США. Ракетную ударную группировку прикрывали четыре отдельных мотострелковых полка, три отдельных дивизиона тактических ракет с ядерными боеголовками «Луна», два полка фронтовых крылатых ракет (ФКР), вертолетный полк, эскадрилья Ил-28, эскадра разнородных сил ВМФ СССР, две дивизии ПВО со 144 пусковыми установками зенитных ракетных комплексов С-75, радиотехнические войска, части обеспечения.

Недаром Владимир Карпов переброску такой массы советских войск на Кубу сравнивает по масштабам с высадкой союзников в 1944 году на побережье Франции, когда они форсировали Ла-Манш. Однако «Анадырь» оказался значительно сложнее из-за того, что при абсолютной секретности 51 тыс. военнослужащих, масса боевой и специальной техники перебрасывались морем на расстояние более 10 тыс. км. При этом не было никаких промежуточных береговых баз обеспечения и ремонта.

Штаб Баграмяна работал в полной секретности. Даже запрещались телефонные переговоры с портами в Кронштадте, Лиепае, Балтийске, Севастополе, Феодосии, Николаеве, Поти, Мурманске, где размещались тыловые группы по отправке войск. Связь поддерживалась через систему посыльных офицеров. На погрузку одного морского транспорта отводилось до 3 суток. Один мотострелковый полк грузился на три грузовых и два пассажирских судна. Для перевозки одной дивизии ПВО требовалось 12 судов водоизмещением от 15 до 17 тыс. тонн.

Но и это еще не все. Личный состав из-за соображения секретности требовалось переодеть в гражданскую одежду. Генералы, офицеры и солдаты плыли на Кубу как мирные советские туристы. По прибытии войск и техники на остров была создана система материального обеспечения советской группировки. За несколько первых месяцев к боевым порядкам частей тыловики проложили 350 км шоссейных и грунтовых дорог, подъездных путей. Только за четыре месяца в войска из портов было подвезено 300 тыс. тонн различных грузов.

После благополучного завершения Карибского кризиса на Баграмяна свалилась новая забота: нужно было везти очень многое из доставленного на Кубу обратно в СССР. Но теперь отправка осуществлялась из чужой страны и при явном нежелании ее руководства. Однако все обошлось. Кубинцам были переданы танки, зенитные орудия, стрелковое вооружение, автомашины. Личный состав частей и соединений, ракеты без потерь были возвращены на Родину. Можно только представить, какие стрессы при этом пережил далеко не молодой маршал, которому лично в любое время суток докладывали о приходе в наши порты транспортов с Кубы.

До 1968 года Баграмян возглавлял Тыл ВС СССР. Рапорт об освобождении от должности 70-летний маршал подал министру обороны Андрею Гречко вскоре после 23-й годовщины Победы...

Александр Бабакин

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека