N 14 (109) Октябрь 2006 года.

Осенний криминал

Просмотров: 4028

6 сентября около 9.15 утра в Ереване на улице Байрона прогремел взрыв в служебном автомобиле ГАЗ-3102 начальника оперативно-следственного управления Государственной налоговой службы Шаэна Овасапяна. Взрывное устройство, установленное под сиденьем, по заявлению прокуратуры, сработало «при помощи пульта дистанционного управления» неподалеку от элитного дома, в котором он жил. В результате взрыва Овасапян погиб.

Взрывы машин в Армении считаются экзотикой. Последнее преступление такого рода произошло в июле 2003 г., когда бомба взорвалась в салоне «Мерседеса» руководителя общины Эребуни Мгера Седракяна, известного своими криминальными связями. Но тому повезло – он отделался переломами. Нынешний направленный взрыв оказался классом выше.

6 сентября около 9.15 утра в Ереване на улице Байрона прогремел взрыв в служебном автомобиле ГАЗ-3102 начальника оперативно-следственного управления Государственной налоговой службы Шаэна Овасапяна. Взрывное устройство, установленное под сиденьем, по заявлению прокуратуры, сработало «при помощи пульта дистанционного управления» неподалеку от элитного дома, в котором он жил. В результате взрыва Овасапян погиб.

Взрывы машин в Армении считаются экзотикой. Последнее преступление такого рода произошло в июле 2003 г., когда бомба взорвалась в салоне «Мерседеса» руководителя общины Эребуни Мгера Седракяна, известного своими криминальными связями. Но тому повезло – он отделался переломами. Нынешний направленный взрыв оказался классом выше.

По факту убийства Генпрокуратура возбудила уголовное дело, сформирована следственная группа, а Роберт Кочарян поручил правоохранительным органам республики принять меры для скорейшего раскрытия преступления. Пресс-секретарь президента Виктор Согомонян сообщил также, что «Овасапян погиб в результате преступных действий, направленных против усилий по созданию равных налоговых условий для всех и усиления налогового администрирования, они (преступные действия) не могут изменить целенаправленную политику государства в этой сфере».

Эта версия убийства практически не получила развития. Шаэн Овасапян умело совмещал бизнес с государевой службой, его капитал, по оценкам газеты «168 часов», превышал 1 миллион долларов, что обеспечивало ему около $25000 ежемесячного дохода. Принадлежащая ему компания «Гош газ» занимает половину рынка сжиженного газа в Армении, остальное – ресторан, магазин, винный завод, фабрика – говорит о том, что бизнес у него был разносторонним. Однако его госдеятельность многократно перевешивала по значимости предпринимательство, и потому мотивы его устранения, связанные с личным бизнесом, пресса не считает серьезными. Довести какое-либо предприятие до банкротства или, наоборот, дать ему зеленый свет - во многом зависело от главы оперуправления - наиболее информированного подразделения Госналогслужбы. 48-летний Шаэн Овасапян считался человеком президента, и многие воспринимают его убийство как удар по Роберту Кочаряну. Он являлся также председателем Федерации тяжелой атлетики и членом партии АРФ «Дашнакцутюн». Лидер парламентской фракции дашнаков Армен Рустамян заявил, что они не рассматривают его «наглое и циничное» убийство как акцию, направленную против партии, и будут настойчивы в раскрытии этого преступления. Однако АРФД уже была настойчива в расследовании скандального убийства своего однопартийца Погоса Погосяна несколько лет тому назад, но убийца – сотрудник президентской охраны – отделался условным сроком.

13 сентября были задержаны начальник 7-го отдела оперативно-следственного управления Госналогслужбы экс-полицейский Армен Вирабян (более известный по кличке Шварц за сходство с Арнольдом Шварценеггером) и его брат Гурген Вирабян, официально возглавляющий семейный бизнес – крупную компанию «Семур энд Ко». За несколько дней до убийства братья пригласили водителя Чарчяна развлечься, и за время долгого застолья в машине вполне могли установить взрывное устройство. 16-го сентября их привлекли к делу уже в качестве обвиняемых за убийство «с особой жестокостью, способом, опасным для многих людей». В вину Вирабяна – Шварца, по информации в СМИ, ставится также то, что он «испытывал глубокую личную неприязнь» к покойному, а также дружил с начальником Таможенного управления, на должность которого якобы претендовал Овасапян. Источники, близкие к прокуратуре, полагают, что у нее есть «более чем достаточные основания» для обвинения Вирабянов. Пока же расследование дела держится в рамках внутриведомственной разборки, без привлечения политических мотивов.

6 сентября произошло еще одно преступление, получившее никак не меньший общественный резонанс. Около 10 утра двое бритоголовых напали на редактора газеты «Иравунк» («Право») Ованнеса Галаджяна, когда он вышел из подъезда своего дома. Они повалили редактора – достаточно крупного мужчину – на землю и стали избивать ногами, норовя попасть, по признанию Галаджяна, в голову. Составлен фоторобот одного из преступников, возбуждено уголовное дело, однако результатов пока нет. Бритоголовые обычно составляют охрану олигархов, и потому один из них, депутат Левон Мкртчян, позвонил в редакцию газеты «Аравот» и сообщил, от греха подальше, что ни он, ни его окружение не имеют никакого отношения к нападению на Ованнеса Галаджяна.

Одна из наиболее муссируемых версий – что нападение на Галаджяна связано со статьей «Что нервирует суперминистра» о деятельности министра обороны Сержа Саркисяна. На что сам министр, утеряв свойственную ему уравновешенность, ответил в парламенте: «Не в моих правилах бороться с жалкими людьми».

Общественные и журналистские организации отметились соответствующими заявлениями, потребовав от правоохранительных органов найти и наказать исполнителей избиения журналиста. Борьба с криминалом и за свободу слова в призывах оппозиции сегодня выходит на передний край, несколько потеснив призывы к организации справедливых и честных выборов.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек