N 14 (109) Октябрь 2006 года.

Формула справедливости для Карабаха

Просмотров: 2384

I.Признание НКР - настоятельная необходимость

В призывах тех, кто выступает от имени международного сообщества, будь то Минская группа ОБСЕ или Группа Восьми, обращенных к Армении и Азербайджану, которые должны-де проявить политическую волю к урегулированию карабахского конфликта, просматривается один весьма существенный порок: они исходят из того, что сторонами конфликта являются Азербайджан и Армения, тогда как территориальным притязаниям Азербайджанской Республики на землю Арцаха (Карабаха) противостоит не столько Армения, сколько, прежде всего, народ самого Арцаха и уже созданное им государство в лице НКР, которому в 2006 году исполнилось 15 лет. Армения - союзник НКР. У нее есть и свои прблемы с АР, выдвигающей территориальные притязания даже на «Иреванское ханство», как в Баку именуют Армению, но прямыми сторонами именно карабахского конфликта...

I.Признание НКР - настоятельная необходимость

В призывах тех, кто выступает от имени международного сообщества, будь то Минская группа ОБСЕ или Группа Восьми, обращенных к Армении и Азербайджану, которые должны-де проявить политическую волю к урегулированию карабахского конфликта, просматривается один весьма существенный порок: они исходят из того, что сторонами конфликта являются Азербайджан и Армения, тогда как территориальным притязаниям Азербайджанской Республики на землю Арцаха (Карабаха) противостоит не столько Армения, сколько, прежде всего, народ самого Арцаха и уже созданное им государство в лице НКР, которому в 2006 году исполнилось 15 лет. Армения - союзник НКР. У нее есть и свои прблемы с АР, выдвигающей территориальные притязания даже на «Иреванское ханство», как в Баку именуют Армению, но прямыми сторонами именно карабахского конфликта являются изначально и по сию пору НКР и АР.

Ситуация с Арцахом сравнима с другими подобными ситуациями. Когда в качестве прецедента урегулирования политологи называют Косово, они имеют в виду, что не Албания противостоит Сербии, а косовары. Точно так же не Россия противостоит Грузии в конфликтах из-за Южной Осетии и Абхазии, а осетины и абхазы в лице созданных ими государственных институтов. То же и с Приднестровьем, где конфликтующие стороны - Приднестровская Молдавская Республика и Республика Молдова, а не кто-то третий. И Черногория решала вопрос о своем самоопределении с Сербией, а не с кем-то еще. И у Чечни проблемы с РФ, а не с третьими странами. Ровно так же обстояло дело у Бангладеш с Пакистаном, у Эритреи с Эфиопией, а сегодня обстоит у Басконии и Каталонии с Испанией, у Шотландии с Британией, у Квебека с Канадой, у курдов с Турцией, Ираком и Ираном. И так везде в подобных случаях. Все перечисленные конфликты, совсем необязательно приобретающие вооруженный характер, но оттого не менее реальные, суть порождение сопротивления государств, в составе которых находились или продолжают находиться национальные меньшинства, компактно проживающие на собственной территории, некогда захваченной ныне возражающими против их свободного самоопределения государствами.

К абсолютно фальшивым аргументам противников права на самоопределение следует отнести и широко распространенное среди юридически неграмотных политиков, политологов и журналистов мнение, будто бы между правом народов на самоопределение и принципом территориальной целостности существует непреодолимое противоречие, а потому-де надо исходить из приоритета суверенитета государств, из которого якобы вытекает абсолютная неприкосновенность и ненарушимость целостности их территории. В действительности ни один международно-правовой документ такого приоритета не признает, а Хельсинкский акт недвусмысленно подчеркивает равноценность всех интегрированных в его текст десяти принципов. Более того, эти два принципа вообще никак не могут сталкиваться между собой. Они «юридически непротивопоставимы» (см. Ара Абрамян, Юрий Барсегов. «Интерпретаторы корысти», «Моск.новости», № 22, 16-22.06.06) по той простой причине, что обязательство государств уважать суверенитет, нерушимость границ и целостность территорий друг друга находится в сфере внешних, межгосударственных отношений, а право народа на самоопределение лежит в сфере внутригосударственных связей, так как речь идет об отношениях между государством и частью подвластного ему населения в лице национального меньшинства, отказывающегося жить дальше под управлением людей из доминирующей нации, или союзного народа в свободной федерации. Реализуя свое естественное и неотъемлемое право на самоопределение, подчиненный народ, равно как и народ, федерированный с другим на равных, выходит из состава общего государства с собственной территорией, узурпированной государством-оккупантом или даже добровольно объединенной в федеративном государстве с территорией другого народа. Признав право на самоопределение, международное сообщество признает и территорию, занимаемую отделяющимся народом, его собственностью. Утрата территориальной целостности государством-господином в результате отделения от него какой-то его части, равно как и исчезающей федерацией в силу самого факта прекращения ее существования, нисколько не противоречит международному праву, которое никогда не абсолютизировало принцип территориальной целостности, потому его и нет в Уставе ООН, потому и Хельсинкский акт прямо предполагает мирное изменение границ, то есть нарушение территориальной целостности, потому и Декларация о принципах международного права увязывет уважение территориальной целостности с непременным уважением права на самоопределение. Утрата территориальной целостности в этих и подобных им условиях обычно не вызывает в наше время никаких возражений со стороны международного сообщества. Самые яркие примеры - распад Индии сначала на два, а потом на три государства (Индия, Пакистан и Бангладеш), распад СССР, ЧССР, СФРЮ, воссоединение ФРГ и ГДР. Так что принцип территориальной целостности отнюдь не «священная корова» и не должен служить препятствием к осуществлению права на самоопределение любого народа, которое относится к фундаментальным принципам естественного права и без которого невозможно обеспечение никаких других прав человека. «Самоопределение - это предварительное и непременное условие осуществления и соблюдения всех остальных прав и основных свобод человека», - подтверждает это положение Подкомитет ООН по национальным меньшинствам (Док. ООН, 1981 г., 641. Е./CN.4/Sub.2/404/Rev.1). Утверждение самоочевидное: без реализации права на самоопределение народа практически невозможно отстоять права тех, кто его составляет. Но, оказывается, это непременное условие приходится вновь и вновь напоминать и защищать не только от «ликвидаторов» этого права для тех народов, которым еще не удалось им воспользоваться, но и от государственных деятелей, политиков, политологов, упорно не желающих признавать его за некоторыми сбросившими иноземное иго народами, уже обретшими собственную государственность.

Это мы наблюдаем воочию в случае с Арцахом, освободившимся, хотя пока еще не полностью, от тюркского владычества, утвердившегося и на его территории в советское время и продолжающего испытывать реваншистскую ностальгию до сих пор, чему в большой степени способствуют усилия миротворцев-посредников, абсолютизирующих (неизвестно, по какому праву) целостность территории бывшего советского Азербайджана, границы которого были установлены произвольно волюнтаристскими решениями большевиков и никак не могут претендовать ни на какую историческую исконность.

Несмотря на такую ситуацию де-факто, НКР не удается добиться признания де-юре даже от своего союзника в лице Армении, которая к тому же взяла на себя переговоры с АР о судьбе Карабаха, подменяя его в качестве стороны на этих переговорах и невольно подкрепляя таким образом позицию Баку, отказывающегося от прямых переговоров с теми, кто нанес поражение азербайджанскому воинству в 1992-94 годах, и международных посредников, не желающих видеть карабахскую сторону в конфликте, искусственно выдавая его за противоборство между Арменией и АР. Эта неадекватная позиция противоречит тому, что давно признано в документах ОБСЕ, о чем не без справедливого возмущения напоминает посол В.Казимиров, который участвовал в посреднической миссии в 1992-96 годах и сам формулировал соответствующие положения этих документов. Таким образом, совершается грубая ошибка, которая заводит переговоры в тупик и делает их совершенно бессмысленными, ибо никому не дано права ни управлять независимым Карабахом-Арцахом, ни решать за него его судьбу вместе с супостатами, от которых ему ничего не светит, кроме геноцида.

Непризнание НКР Республикой Армения создает алиби и для других членов международного сообщества, которые тоже уклоняются от признания НКР, выступая тем самым пособниками азербайджанской мини-империи, питающей надежды на поглощение Арцаха с иностранной помощью.

Недоумение вызывает и роль России, идущей в карабахском вопросе на поводу у США, Турции и Азербайджана, которые спят и видят, как бы половчее вытеснить ее с Южного Кавказа. Неужели нашей российской власти не ясно, что стоит уступить притязаниям Баку в карабахском вопросе – и нам за предательство нашего единственного настоящего союзника на Южном Кавказе придется платить куда большую цену, нежели та, которую нас уже заставляют платить азербайджано-грузино-турецко-американские игры вокруг нефтяной трубы: нас попросту оттуда попросят, и слова Хачатура Абовяна, благословлявшего тот час, когда нога русского солдата вступила на армянскую землю, отойдут в область ностальгических воспоминаний.

Я не знаю, какую роль во всем этом играет МИД РФ, да и играет ли вообще какую-то роль. Истинные творцы нынешней внешней политики России сидят в Кремле. А среди них есть такие, которые почему-то решили, что на Южном Кавказе стратегическим союзником России является не Армения, входящая в общую с нами оборонительную организацию, а... «Азербайджан - прекрасная страна». Заявивший этот нонсенс Модест Колеров - не маленький безответственный клерк, а начальник Управления Администрации президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами.

Кремлевским сидельцам пора бы задуматься о том, какая ответственность ляжет на них самих, если мы окончательно лишимся своих позиций на Южном Кавказе из-за грубых просчетов в политике, к каковым относится и бездумное повторение тезиса о безусловном уважении территориальной целостности всех государств, появившихся на постсоветском пространстве, в результате чего Россия сама узаконила утрату значительных территорий с русским населением, не принадлежавших в совсем еще недалеком прошлом новообразованным государствам, хотя бы в силу того, что до 1917 года на территории Российской империи таких государственных образований просто не было.

Только уважение фундаментальных норм и принципов международного права, к каковым относится право всех народов на самоопределение, отвечает коренным национальным интересам России, а по большому счету и всех других государств, стремящихся оставаться в рамках цивилизованности.

II.О контурах справедливого урегулирования карабахского конфликта

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ, ведомые американцем Мэтью Брайза, родили очередной мыльный пузырь, выдаваемый за «сбалансированный и действенный пакет, который может проложить дорогу для разработки перспективного соглашения», и сформулированный в виде неких «принципов», не имеющих ничего общего с подлинно пакетным решением, поскольку суть их состоит в выгодной только азербайджанской стороне поэтапности. Все должно начинаться с «выведения армянских войск» с якобы «оккупированных» ими «азербайджанских» территорий. Одна терминология, заимствованная у бакинских реваншистов, чего стоит! Да как может Армения, не говоря уже о Карабахе, определение статуса которого откладывается до греческих календ, принять «пакет», насыщенный ложными определениями: не армянские войска, а Армия обороны Карабаха отразила агрессивные поползновения сначала эльчибеевского, затем алиевского войска и вышибла его не с оккупированных азербайджанских территорий, а с территорий, принадлежавших от века Арцаху, да и освобожденных, к сожалению, пока не полностью. О каком «перспективном соглашении» может идти речь при таком предвзятом подходе посредников, явно подыгрывающих Азербайджану?!

В этих условиях есть смысл порассуждать о действительно справедливых основах урегулирования в соответствии с фундаментальными нормами и принципами международного права.

Я не опасаюсь упреков в «односторонности» в пользу Карабаха, ибо в отношении противостояния угнетателя и угнетенного, поработителя и порабощенного, колонизатора и колонизуемого не может быть позиции «и нашим, и вашим»: у справедливости одно лицо, и это - лицо естественного права и покоящегося на нем международного права, а в карабахском вопросе - это неотъемлемое право народа Арцаха на самоопределение. Я всю жизнь поддерживал национально-освободительные движения, где бы они ни возникали, и считаю поддержку этих движений Советским Союзом как на практике, так и в международно-правовом нормотворчестве делом абсолютно справедливым и нравственным и менять эту свою позицию не считаю нужным, что бы ни выдумывали на этот счет нынешние псевдолибералы и псевдодемократы, готовые выслуживаться перед западными покровителями и их российскими прихвостнями. Подлинный либерализм и подлинная демократия как раз вполне совместимы с сочувствием национально-освободительным движениям, которые стремятся как раз к реализации вечных и неизменных принципов естественного права, без которых ни либерализм, ни демократия невозможны.

Этими и другими общепризнанными международно-правовыми принципами вдохновляются и мои соображения относительно справедливого карабахского урегулирования.

1.Я всегда считал и считаю, что путь к урегулированию проходит через прямые переговоры между непосредственно заинтересованными сторонами, каковыми являются НКР и АР. Кстати, первый подход к таким переговорам имел место летом 1993 года. Но дальше дело не пошло отнюдь не по вине карабахской стороны.

Само урегулирование должно быть не поэтапным, а пакетным, дабы не было поползновений остановиться на этапе, удовлетворяющем одну сторону. Подозрения в том, что, получив требуемые им территории, Азербайджан может остановить движение к всеобъемлющему урегулированию, не лишены оснований, особенно если не забывать о неоднократно заявленных бакинскими правителями территориальных притязаниях не только на весь Арцах, но еще и на собственно Армению.

2.Первым пунктом пакетного соглашения должно стать безоговорочное признание права народа Арцаха на свободный выбор своего политического статуса, что, собственно, и составляет суть национального самоопределения. Любые попытки помешать этому противоречат международному праву и как таковые не могут никем приниматься во внимание. Выдвигаемый иногда «аргумент», что у армян уже есть одно государство и второго якобы быть не может, легко побивается историей ряда других народов. Так, например, у арабов, да и у тех же тюрков, есть далеко не одно государство. Даже Гейдар Алиев объявлял Турцию второй родиной азербайджанцев (тут он, правда, здорово лукавил, так как не все азербайджанцы являются тюрками). Так почему же у армян не может быть двух государств? Логики тут нет никакой, кроме аннексионистской, которая не укладывается в современное международное право.

3.Азербайджанская Республика должна недвусмысленно и публично отказаться от своих попыток ликвидировать территориальную целостность Арцаха (равно как и от своих территориальных притязаний к Республике Армения). Уважению территориальной целостности АР нисколько не противоречит полное национальное самоопределение Арцаха, который никогда не был неотъемлемой частью ни Ширвана, ни Бакинского ханства, а оказался в составе Азербайджанской ССР в советское время против своей воли в виде автономии на урезанной исторической территории Арцаха, тогда как другая часть арцахских территорий была попросту аннексирована бакинской советской администрацией, которая нарезала из нее несколько своих районов. Что же касается НКР, то она вообще никогда не входила в состав АР. Провозгласив независимое государство на части собственной территории, народ Нагорного Карабаха территориальную целостность АР не нарушал. Это АР попыталась нарушить его территориальную целостность, приняв 26 ноября 1991года противоправное (еще по советским законам) решение об упразднении НКАО и аннексии ее территории. Утверждать обратное - от лукавого. И от лукавства, принесшего беды не только армянам, но и тюркам и другим народам бывшего советского Азербайджана, новообразованной АР пора бы уже отказаться. Иначе не будет никакого мира в этом регионе.

4.Только при условии соглашения о прочных и стабильных гарантиях безопасности НКР возможно обсуждение вопроса об обмене территориями. Но при этом на столе переговоров непременно должны лежать и досье об оккупации Азербайджанской Республикой территорий НКР (Шаумянский район, части Мардакертского и Мартунинского районов), а также о захвате азербайджанскими войсками армянских анклавов к северо-западу от НКР - от Геташена до Арцвашена, - тоже в большинстве своем относившихся к Арцаху до образования АзССР, которая их захватила и отуречила в 1991-92 годах, изгнав оттуда коренных жителей-армян. В обмен на возвращение армянам этих территорий можно было бы предложить что-то из контролируемых в настоящее время Армией обороны Карабаха бывших районов АзССР.

5.Совершенно очевидно, что передаче АР не подлежит Шушинский район НКР, который никогда не входил в число административных единиц собственно АзССР, а при образовании НКАО в 1923 году вошел в ее состав и находился там вплоть до образования НКР, после этого был какое-то незначительное время оккупирован азербайджанскими аскерами и освобожден от них в мае 1992 года. Он никогда не мог быть «исконной», то есть, по Далю, вековечной, стародавней, испоконной землей АР, у которой вообще нет таких земель. Вот у тюрков Ширвана и бывшего Бакинского ханства, из которых в основном и соорудили Азербайджанскую Республику, могли быть такие земли, но Шуши к ним никогда не относился, в том числе в советское время. А вот к армянскому народу и такой его части, как карабахцы, с их многовековой историей именно на этой земле термин «исконный» очень даже применим и может служить вполне основательным аргументом. Шуши - историческая область Арцаха, некогда вотчина меликов Варанды, и никакому обмену, а тем более сдаче азербайджанской стороне не подлежит. А кто предлагает такое, не заслуживает доверия.

То же самое следует сказать и о Лачине. «Коридор» здесь образовался в конце 1920 - начале 1930 годов в результате жульнической операции «Красный Курдистан», когда обманули и курдов, и армян, с тем, чтобы отделить физически НКАО от Армянской ССР. По-моему, Лачинский район и уж, во всяком случае, дорога с достаточно широкой полосой земли по обеим сторонам, чтобы не могла простреливаться, тоже возврату АР не подлежит. Пусть махинации советского Азербайджана остаются достоянием истории, тем более, что армяне вернули себе и эту часть своих земель и она стала дорогой жизни для карабахцев. Слишком ненадежно и опасно ставить ее под любой иностранный контроль. Охранять ее должны армии Армении и Арцаха, что они с успехом и делают.

Вряд ли целесообразно возвращать АР и Кельбаджарский район. В 1993 году ей это предлагалось в обмен на мир Карабаху. Эльчибей сорвал договоренность.

Разговор о Кельбаджаре еще мог бы пойти, если бы в обмен на него АР вернула армянам их села от Геташена до Арцвашена, захваченные в 1991-92 годах. Но, судя по всему, она не собирается этого делать. В досье переговоров их нет. А сами армянские села уже подверглись отуречиванию. Так почему бы не зачесть их как территории, компенсирующие утрату Азербайджанской Республикой Кельбаджара, Лачина и, может быть, даже Агдама, Кубатлы, Зангелана? Действительно, почему предметом переговоров должны быть одни территории, в которых заинтересован Баку, и не должны другие, в которых заинтересован Ереван? На чашу весов в переговорах о взаимном обмене территориями должно быть положено все - и интересы безопасности, и исторические основания, и этнический состав населения, владевшего издавна этими территориями, и результаты этнических чисток по-турецки и по-азербайджански, как это имело место в деарменизованном и полностью отуреченном Нахиджеване.

Вопрос о возвращении людей в места их прежнего проживания можно было бы решить в зависимости от обмена территориями. Но в полностью разоренные населенные пункты никто жить не поедет. Без огромных капитальных вложений их не поднять. Поэтому и с экономической, и с социально-гуманитарной точки зрения целесообразнее сохранить сложившийся статус-кво и не дергать людей только ради того, чтобы снова бросить их в палатки.

К тому же реальный обмен беженцами невозможен: не поедут армяне в АР, где они подвергались чудовищным притеснениям, от повторения которых никто гарантий не даст. Они не поедут туда, чтобы снова поставить себя в условия постоянной угрозы их жизни со стороны азербайджанского населения, воспитываемого в духе ненависти к армянам, в условия перманентно лживой интерпретации истории, призванной вложить в голову граждан АР превратное представление относительно многовековой и даже тысячелетней «исконности» их пребывания на некогда отвоеванных у армян и других кавказских народов землях при отрицании действительных исторических прав тех, кого в свое время удавалось подчинять и обирать тюркским предкам этих граждан, пришедшим из-за Каспия.

Во избежание новых драм предпочтительнее сохранять нынешний статус-кво в этой проблеме, оставить в покое беженцев, а заботу о них направить к привлечению средств для обеспечения их нормального обустройства там, где они сейчас живут. И если даже конфискованное у бежавших из АР армян имущество, включая квартиры и дома, досталось не беженцам, а кому-то другому, ответственность за это не несут ни НКР, ни Армения.

Что же касается устройства армянских беженцев, то решением для них могло бы стать заселение ими освобожденных территорий Арцаха, находящихся под юрисдикцией НКР. Соответствующее предложение, выдвинутое организацией армян-беженцев из АзССР и Нахиджевана в 2006 году (см.«Ноев Ковчег», №12, август 2006 г.), заслуживает серьезного внимания всех заинтересованных сторон и могло бы стать органической частью карабахского урегулирования, поскольку речь идет о заселении территории исторического Арцаха.

6. Полное политическое урегулирование на основе признания естественного права карабахского народа на такое самоопределение, которое предполагает создание им собственного государства, что он, собственно, уже и сделал, - это единственно разумный и справедливый выход из конфликтной ситуации, созданной в результате недостаточной цивилизованности и мало-имперских устремлений различных азербайджанских политических кланов. Такой выход отвечает жизненным интересам и других народов АР, которые получили бы перспективу удовлетворения их национальных чаяний, до сих пор жестоко подавляемых правящей верхушкой этого государства на глазах у всего международного сообщества, неспособного защитить от вандализма азербайджанских властей даже памятники армянской культуры.

Такое урегулирование и в интересах тюркского большинства АР, которое избавилось бы от вечного страха за своих сыновей, приносимых в жертву аннексионистским устремлениям упомянутых кланов, готовящих их к гибели в новых военных авантюрах, что подтверждают заявления нынешнего президента АР Ильхама Алиева. Не случайно молодые азербайджанцы вынуждены спасаться от рекрутчины на базарах России и других республик бывшего СССР. В случае справедливого урегулирования они получили бы возможность наладить мирную добрососедскую жизнь со своим кавказским окружением. И очень многое зависит от того, хватит ли разума, цивилизованности и гуманности по отношению прежде всего к собственному народу у политического класса, стоящего у кормила АР.

Владимир Ступишин

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Мне, например, нечего добавить к этому тексту В.Ступишина.Остается только согласиться со всем, что г-нСтупишин написал. Хочется лишь пожелать нашим переговорщикам ступишинской ясности мысли, четкости в изложении своей позиции и твердости в ее отстаивании. А самому г-ну Ступишину хочу выразить благодарность и пожелать доброго здоровья.
  2. Молодец Ступишин! Он не только достойный сын русского народа, но и патриот. Защищая интересы армянского народа в Карабахе, он понимает, что защищает интересы России. Все его публикации в газете "Ноев Ковчег" имеют историческое значение для двух народов.Очередная статья опубликованная выше, доказывает, насколько точно В.Ступишин владеет информацией и предметом дискуссии.На месте руководства Армении я бы взял на вооружение мнение и советы Ступишина.
  3. хаааааааааааааааааааааааа!:))))))))) Как испереживался за безопасность азербайджанцев:))))))))) владимир действительно прав в одном, что никто так этого не оставит. история циклична, а землю! свою землю азербайджану нужно возвращать! да и какая разница в какой форме:))
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты