N 14 (109) Октябрь 2006 года.

Скончался Аркадий Вольский

Просмотров: 2403

Одного из старейших и опытнейших советских, а потом и российских политиков связывало с Нагорным Карабахом два тяжелейших года. С 16 сентября 1988 года по февраль 1990 года Аркадий Иванович был председателем Комитета особого управления НКАО. Он был прислан в Карабах, когда конфликт только зрел, и в меру имевшихся у него сил и полномочий пытался не довести его до настоящей войны.

Одного из старейших и опытнейших советских, а потом и российских политиков связывало с Нагорным Карабахом два тяжелейших года. С 16 сентября 1988 года по февраль 1990 года Аркадий Иванович был председателем Комитета особого управления НКАО. Он был прислан в Карабах, когда конфликт только зрел, и в меру имевшихся у него сил и полномочий пытался не довести его до настоящей войны.

Как оказался Вольский в Нагорном Карабахе, впоследствии вспоминал он сам. В 1988 году ему позвонил Горбачев и сказал: «Вот сидят у меня Лигачев, Разумовский и Чебриков и настаивают, чтобы ты поехал в Карабах». Вольский добился личной встречи и спросил, чем вызвано изгнание. И генсек ответил: «Аркадий, знаешь, ты как-то очень азартно ведешь себя в отношении некоторых людей, не всем это нравится. Ты отказался идти в МГК, когда смещали Ельцина, не стал выступать на пленуме... Я к тебе хорошо отношусь, но вот товарищи настаивают». «Я психанул, сказал, что уйду на завод, но Михаил Сергеевич — он ведь любого уговорить может. И очутился я в Карабахе», — вспоминал потом Вольский.

В первый же день после указа о назначении новый председатель Комитета особого управления опубликовал в тогдашней главной газете «Правда» программную статью «Мир земле Карабаха». Он ясно видел причины, породившие карабахский кризис: «Вспомним хотя бы, как возникало и развивалось карабахское движение. Почему люди поставили вопрос о соединении с Арменией? Потому что они видели, что прежнее руководство Азербайджана все больше и больше загоняло область в тупик, стремилось оборвать естественные связи армянского населения с Арменией в области культуры, языка, чинило определенные препятствия армяноязычной интеллигенции. Все это - действительность! Все это - правда! В поездках по стране я нигде не сталкивался с такой запущенностью, пренебрежением к судьбам людей, как в Нагорном Карабахе».

Одним из первых действий комитета было открытие в Карабахе епископата Армянской григорианской церкви. Аркадий Иванович упорно пытался помирить два народа. Армяне и азербайджанцы относились к нему, в отличие от прочих московских эмиссаров, с уважением. Чтобы в тех условиях подобного добиться, надо было быть сверхдипломатом.

Сам Вольский говорил о себе, что имеет три принципа в жизни: не предавать друзей, не брать взяток и не терять порядочности. «Кстати, я никогда не вру... Могу умолчать, недоговорить, но никогда не допускаю откровенной лжи». Шутил, что «ни в чем предосудительном, кроме нецензурных слов, не замечен». Политику считал делом если не грязным, то «чересчур специфическим» и заниматься им не хотел... «Я по природе своей не могу быть вместе с интриганами. Как посмотришь на грызню тех, кто вокруг «трона», тоскливо становится». Всегда объяснял, что его «хобби - работа».

И когда Вольский вернулся в Москву, его талант миротворца по достоинству никто не оценил. «После Карабаха отказался от 11 предложений занять солидные политические должности. В том числе такие, как заместитель председателя Совета Министров Союза или посол в одну из «жирных» стран». Вольского обвинили, что он не справился с миссией.

После нескольких месяцев забвения в январе 1992 года Вольский стал президентом Российского союза промышленников и предпринимателей. Почти 15 лет ему удавалось на этом посту примирять между собой «красных директоров» и олигархов. Как оказалось, это была последняя миротворческая миссия Аркадия Ивановича.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты