N 14 (109) Октябрь 2006 года.

Павел Шеремет: «Армяне не признают культ героя»

Просмотров: 4105

Павел Шеремет, известный тележурналист, руководивший в свое время белорусским бюро ОРТ, уже не один год возглавляет редакцию специальных программ «Первого канала». Застать его на месте почти невозможно. Много ездит, много видит, многих знает - такая работа. Приезжал и в Армению, в Нагорный Карабах. Было много встреч - и с так называемыми простыми людьми, которые не так уж и просты, и с президентами, которые – тем более.

Привычное место встреч с коллегой - «Ноев Ковчег», известный в Москве ресторан. Сегодня мы предлагаем Павлу Шеремету стать гостем «Ноева Ковчега», но уже – газеты. И что приятно – тоже хорошо известной москвичам.

— Всегда интересно и полезно узнавать о себе то, что нередко остается за рамками репортажей на тему «Что я видел?». Когда речь об Армении, в обязательную программу чаще всего входят: Арарат, Севан, много солнца, еще больше гостеприимства, ну и так далее. А что кроме?

— Опять же Арарат, подаривший армянам статус потомков Ноя. С одной стороны, это отличный повод для утверждения своего культурно-исторического превосходства, а с другой – смакования темы жертвенности. Воздействие Арарата на массовое сознание армян настолько велико, что без всяких натяжек сопоставимо с удивительно впечатляющей громадой этой библейской горы, а тот факт, что она пусть под боком, но недосягаема – как соль на рану, которая никак не хочет зарубцеваться.

Павел Шеремет, известный тележурналист, руководивший в свое время белорусским бюро ОРТ, уже не один год возглавляет редакцию специальных программ «Первого канала». Застать его на месте почти невозможно. Много ездит, много видит, многих знает - такая работа. Приезжал и в Армению, в Нагорный Карабах. Было много встреч - и с так называемыми простыми людьми, которые не так уж и просты, и с президентами, которые – тем более.

Привычное место встреч с коллегой - «Ноев Ковчег», известный в Москве ресторан. Сегодня мы предлагаем Павлу Шеремету стать гостем «Ноева Ковчега», но уже – газеты. И что приятно – тоже хорошо известной москвичам.

— Всегда интересно и полезно узнавать о себе то, что нередко остается за рамками репортажей на тему «Что я видел?». Когда речь об Армении, в обязательную программу чаще всего входят: Арарат, Севан, много солнца, еще больше гостеприимства, ну и так далее. А что кроме?

Опять же Арарат, подаривший армянам статус потомков Ноя. С одной стороны, это отличный повод для утверждения своего культурно-исторического превосходства, а с другой – смакования темы жертвенности. Воздействие Арарата на массовое сознание армян настолько велико, что без всяких натяжек сопоставимо с удивительно впечатляющей громадой этой библейской горы, а тот факт, что она пусть под боком, но недосягаема – как соль на рану, которая никак не хочет зарубцеваться.

— Не хочет или не может?

Наверное, все-таки не может. Потому что после геноцида, учиненного Османской Турцией, был Сумгаит. Эта трагедия заставила народ перейти от малопродуктивных увещеваний к эффективно организуемой самообороне. Не случайно именно армяне первыми на территории бывшего Советского Союза начали создавать отряды ополченцев, разного рода вооруженные формирования и в результате имеют сегодня вполне боеспособную армию. Однако, мне так показалось, обостренное чувство опасности по-прежнему в силе. Это легко обнаруживается в общении на любом уровне, а таких встреч в Армении у меня было много.

— И к чему придем, если попытаемся их обобщить?

Наблюдение первое: армяне для «чужаков» больше закрыты, чем открыты. Причина, видимо, не столько в исторически сложившейся мононациональности страны, сколько в генетической недоверчивости нации.

Наблюдение второе: стоит армянину поверить в тебя, как стена отчуждения исчезает - и ты увидишь друга, на которого во всем и всегда можно положиться.

Армяне философичны, не признают культ героя, хотя война в Карабахе дала для этого все основания.

Армяне любят находить и со смаком обсасывать свои и чужие недостатки. Возможно, это следует объяснить склонностью нации к самокритичности. В Грузии, например, где все погловно князья (хотя в Армении все ходят в потомках Ноя), я этого не увидел. Странное дело – у вас живут намного лучше, чем в Грузии, но у них перманентно тостуют, а у вас спорадически бунтуют. Или, скажем так, не дают властям расслабиться.

— Тогда - к вопросу о властях. В Ереване Вам дал интервью президент. Что можете сказать о нем?

Роберт Кочарян – армянин на все сто процентов. Умен, целеустремлен, знает, чего хочет. Ярко выраженный прагматик.

Президент лишен националистических амбиций, обсуждать проблемы Великой Армении не склонен. Устойчиво ориентируется на Россию и признает ее стратегическим партнером. Здесь налицо удачное совпадение позиций: президентской и армянского общества в целом - это обеспечивает Кочаряну всенародную поддержку, всерьез и, думаю, надолго. Помните, с каким трудом армяне расставались с коньячным заводом, отошедшим к французам, между тем, без колебаний, не торгуясь, отдали России свои лучшие предприятия стратегического значения.

— Признавая Роберта Кочаряна стопроцентным армянином, Вы, надо полагать, увидели в нем не только достоинства, но и, скажем мягко, характерные для армян особенности. Какие?

Та же настороженность, если не сказать закрытость, жесткость в оценках. Его энергетика иной раз подавляет собеседника. Кажется, президент недобирает в публичности. В общении, даже неформальном, ощущается внутренняя напряженность.

Мы много говорили о Карабахе, в дискуссию живо включалась супруга президента. Очень милая и очень армянская женщина. Полностью лишена свойственного многим первым леди высокомерия.

Слышал, что в последнее время Кочаряна стали упрекать во вроде бы обозначившемся крене в сторону своей «малой родины», то есть Карабаха. Прежде всего в кадровой политике. Здесь мне нечего сказать, но показалось, что он стремится стать лидером всех армян, включая, разумеется, и диаспору.

— Павел, Вы много ездите по миру. Могли бы назвать страну, похожую на Армению?

Скорее всего - Израиль. Сходство в сопоставимости комплексов величия, жертвенности, наличии большой диаспоры. Евреи, как и армяне, меньше растворяются в незнакомой среде, не спешат впустить в свое сообщество чужаков.

— А как складываются отношения с армянами лично у Вас?

Без проблем. Как Вы знаете, крепко дружу с Вашим сыном, его другом Рафиком Минасбекяном, который уже друг и мне, много армян работает и на «Первом канале», тесно общаюсь с коллегами с Армянского ТВ. Приезжаю в Ереван уже не в первый и, надеюсь, не в последний раз. Работать в Армении легко и приятно.

— Что сказали бы напоследок?

С удовольствием передаю лучшие пожелания читателям «Ноева Ковчега». Газета мне нравится, и не только потому, что в одноименном ресторане так вкусно кормят.

Сергей Баблумян, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Вот вам Павел Шеремет - журналист. А вот Андрей Караулов - тоже журналист. Одна профессия, но разное качество личности.А самому Павлу хочу выразить благодарность за теплые слова в адрес армян и пожелать успехов в журналистской работе и доброго здоровья!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты