N 16 (111) Декабрь 2006 года.

Отставка грузинского «ястреба»

Просмотров: 3375

Ираклию Окруашвили встретить Новый год в Цхинвали не удалось

Президент Грузии Михаил Саакашвили сделал самую масштабную со времени загадочной смерти премьера Зураба Жвании перестановку среди своих министров. Портфелями обменялись три министра и два губернатора, назначен также новый министр сельского хозяйства, а бывший глава минэкономики возглавил корпорацию нефти и газа. Главной сенсацией в череде кадровых перемен стал новый статус Ираклия Окруашвили: из министра обороны он переквалифицировался в министры экономического развития. На его место назначен 28-летний шеф финансовой полиции Давид Кезерашвили.

О планирующейся отставке Окруашвили не знало ни ближайшее окружение Михаила Саакашвили, ни даже глава парламента Нино Бурджанадзе. Но и его новое назначение стало шоком для премьер-министра Зураба Ногаидели. Новый министр экономики был наделен президентом всеобъемлющими полномочиями, и это не могло вызвать энтузиазма у главы кабинета.

Ираклию Окруашвили встретить Новый год в Цхинвали не удалось

Президент Грузии Михаил Саакашвили сделал самую масштабную со времени загадочной смерти премьера Зураба Жвании перестановку среди своих министров. Портфелями обменялись три министра и два губернатора, назначен также новый министр сельского хозяйства, а бывший глава минэкономики возглавил корпорацию нефти и газа. Главной сенсацией в череде кадровых перемен стал новый статус Ираклия Окруашвили: из министра обороны он переквалифицировался в министры экономического развития. На его место назначен 28-летний шеф финансовой полиции Давид Кезерашвили.

О планирующейся отставке Окруашвили не знало ни ближайшее окружение Михаила Саакашвили, ни даже глава парламента Нино Бурджанадзе. Но и его новое назначение стало шоком для премьер-министра Зураба Ногаидели. Новый министр экономики был наделен президентом всеобъемлющими полномочиями, и это не могло вызвать энтузиазма у главы кабинета.

Михаил Саакашвили дал понять, что Окруашвили не попал в опалу, а, наоборот, переброшен на стратегически важное направление. Ведь именно в сфере экономики, по словам президента, сейчас проходит российско-грузинская линия фронта, и Окруашвили, известный своими воинственными заявлениями в адрес России, Абхазии и Южной Осетии, по-прежнему останется на передовой.

И Южная Осетия, и другая непризнанная республика - Абхазия считали Ираклия Окруашвили главным «ястребом» в грузинском руководстве. А ведь два года назад, представляя армии нового главу оборонного ведомства, президент Михаил Саакашвили обещал сохранить за ним пост до восстановления территориальной целостности Грузии.

И все же решение об отставке Окруашвили было логичным и своевременным – приближается первое января, встретить которое бывший теперь министр обороны планировал в Цхинвали. Несмотря на интерпретации президента – никто-де не может лишить коренного цхинвальца Окруашвили права встретить Новый год в родном городе, – было совершенно ясно, что, произнося самое скандальное из своих высказываний, министр обороны имел в виду вовсе не праздничные развлечения.

У Саакашвили был выбор – или снять Окруашвили, или дать ему возможность сдержать слово. Но президент решил не рисковать и сместил популярного министра до восстановления территориальной целостности страны. Судьбу Ираклия Окруашвили решило то, что после его недвусмысленных угроз «сепаратистам» грузинские власти были обвинены в злоупотреблении воинственной риторикой. По странному совпадению отставка произошла тогда же, когда и Дональд Рамсфелд, министр обороны США, пал жертвой неудачной войны в Ираке.

В отпавшей от Грузии Южной Осетии отставку Ираклия Окруашвили восприняли с удовлетворением. Министр обороны непризнанной республики Анатолий Баранкевич заметил: «Видимо, главнокомандующий Михаил Саакашвили понял, что его военный министр дал невыполнимое обещание встретить Новый год в Цхинвали».

Но президент Грузии подсластил отставнику пилюлю - делая новое назначение, он назвал Окруашвили отцом-основателем новой прокуратуры, новой полиции и «оснащенных самым современным образом вооруженных сил». И сказал, что теперь ждет прорыва в экономическом развитии страны. Тем более что определенный опыт хозяйствования у Окруашвили есть - после введения Россией эмбарго на грузинскую сельскохозяйственную продукцию именно он «проталкивал» на новые рынки «Ахашени», «Киндзмараули» и другие вина. И даже руководил сбором урожая винограда.

33-летний Ираклий Окруашвили, или «Ледокол революции», как его называют в прессе, за три года после смены власти в стране успел поработать и главой администрации региона Шида-Картли, и генпрокурором, и главой МВД, и, наконец, министром обороны. Каждая новая должность поднимала его вверх в грузинских политических рейтингах. Согласно опросу еженедельника «Квирис палитра» («Палитра недели»), к третьей годовщине «революции роз» по степени влияния Ираклий Окруашвили уступает только Михаилу Саакашвили.

Однако энтузиазм в отношении бывшего министра обороны не разделяют эксперты. Тбилисская газета «Алиа» отметила, что новое назначение - это почетная ссылка для Окруашвили. Силовики в правительстве Грузии подчиняются напрямую президенту, а министр экономического развития будет подотчетен не только премьеру, но и куратору всех экономических реформ - госминистру Кахе Бендукидзе.

А лидер грузинских лейбористов Шалва Нателашвили в прямом эфире телекомпании «Имеди» предложил правоохранительным органам вплотную изучить деятельность «миллиардера» Ираклия Окруашвили, который якобы хранит незаконно нажитые сбережения в мексиканских банках. «Высказывания Окруашвили закрыли Грузии рынки сбыта, привели к подорожанию российского газа, он морально и психически неуравновешен, а ему доверяют новое министерство», - возмущался глава лейбористов.

Так почему же все-таки Окруашвили «передвинули на экономику»? На этот счет в Тбилиси существуют по меньшей мере три версии.

Согласно первой из них, «партия войны» потерпела поражение. Саакашвили не решился начинать военные операции в Абхазии и Южной Осетии. А министр обороны, как известно, поклялся встретить Новый год в «освобожденном Цхинвали». Президент не захотел стать заложником обещаний своего главного «ястреба».

Да и время его поджимало – перед ноябрьским саммитом глав СНГ грузинскому лидеру надо было продемонстрировать миролюбие российскому коллеге. Резкость Окруашвили уже ставила в неловкое положение первых лиц Грузии – так, председателю парламента Нино Бурджанадзе пришлось извиняться за Окруашвили, когда тот после введения эмбарго на поставки некачественного грузинского вина в Россию сказал, что российский рынок поглотит и «фекальные массы».

Вторая версия звучит так: Саакашвили убрал министра обороны по требованию Вашингтона. США сейчас важно договориться с Россией по Ирану и Северной Корее, а раз так — лучше на какое-то время пожить без грузинского раздражителя. Уход в тень главного возмутителя спокойствия — сигнал Кремлю, своего рода предложение о перемирии.

По этой версии, оценивать отставку Окруашвили как уступку России со стороны Грузии не стоит. Отставка была сигналом международному сообществу: Грузия не собирается возвращать занятые территории военным путем, несмотря на то, что российские государственные деятели со всех международных трибун убеждают Запад, что Грузия собирается воевать в Южной Осетии и Абхазии. Западные партнеры часто делали властям Грузии предупреждения о злоупотреблении воинственной риторикой. Поэтому Окруашвили попросили сменить тему для заявлений.

И, наконец, третья версия. Ее сторонники не ждут никаких серьезных изменений в политике Тбилиси. Они убеждены, что Саакашвили всего лишь провел хитрый тактический маневр. Убрав в тень Окруашвили, грузинский президент просигнализировал Кремлю, что готов идти на уступки. А заодно продемонстрировал всему миру, что не намерен решать конфликты с «сепаратистами» военным путем. Но Окруашвили оставил в «стратегическом резерве». И рано или поздно он вернется в большую политику. Например, будет назначен на пост премьера.

Не оправдываются и ожидания, что новый министр обороны Грузии будет меньшим «ястребом», чем Окруашвили. В первом же интервью новый глава военного ведомства, бывший руководитель финансовой полиции Давид Кезерашвили заявил, что решение территориальных проблем «остается основной задачей» и «пусть недоброжелатели не строят иллюзий».

Правда, Кезерашвили – не популярный политик. Он не раз становился объектом критики – не только потому, что главу налогового ведомства вообще любить не принято. Кезерашвили еще прославился как автор «комедии масок» - так в Тбилиси называют устраиваемые им акции по выбиванию налогов с участием вооруженных полицейских в масках. Характером он очень напоминает Окруашвили, а популярностью в народе – нет. Что и требовалось грузинскому президенту.

Но как выяснилось, желания президента Грузии и желания влиятельного Ираклия Окруашвили не всегда совпадают. Через неделю после нового назначения Окруашвили позвонил премьер-министру Ногаидели и сообщил, что покидает пост министра экономического развития. Премьер был явно обескуражен и даже раздражен таким решением. «Мне позвонил Ираклий Окруашвили и совершенно неожиданно сообщил об отставке, а ведь еще накануне мы с ним обсуждали экономические проекты. Я удивлен и больше ничего вам сказать не могу», - сообщил он журналистам.

Грузинские политики предполагают, что Окруашвили может перейти в оппозицию Михаилу Саакашвили, однако не исключается и другой вариант – он просто покинет политическую сцену и займется бизнесом. Во всяком случае, сам он пока никак не комментирует происходящее и отказывается от встречи с журналистами.

Отдел политики

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты