N 01 (112) Январь 2007 года.

Самый богатый человек Лос-Анджелеса

Просмотров: 11706

Кирк Керкорян – крупнейший меценат Америки, один из самых богатых людей мира. Живая легенда. Человек, сделавший себя сам. За кипучую финансовую деятельность в сфере индустрии развлечений и игорного бизнеса его величают «отцом», «орлом», «львом», «королем» и даже «бароном» Лас-Вегаса.

А начинал этот фантастически удачливый бизнесмен с 8-классным образованием с абсолютного нуля, всегда и во всем полагаясь лишь на собственные силы, ум и чутье. Родился Кирк Керкорян в Калифорнии, во Фрезно, в 1917 году – последним из четырех детей Агарона и Лилии Керкорян – армянских эмигрантов. В тяжелые годы рецессии семья в поисках заработка перебралась в Лос-Анджелес.

Кирк Керкорян – крупнейший меценат Америки, один из самых богатых людей мира. Живая легенда. Человек, сделавший себя сам. За кипучую финансовую деятельность в сфере индустрии развлечений и игорного бизнеса его величают «отцом», «орлом», «львом», «королем» и даже «бароном» Лас-Вегаса.

А начинал этот фантастически удачливый бизнесмен с 8-классным образованием с абсолютного нуля, всегда и во всем полагаясь лишь на собственные силы, ум и чутье. Родился Кирк Керкорян в Калифорнии, во Фрезно, в 1917 году – последним из четырех детей Агарона и Лилии Керкорян – армянских эмигрантов. В тяжелые годы рецессии семья в поисках заработка перебралась в Лос-Анджелес.

«Дома мы говорили в основном на родном языке, – вспоминает Керкорян. – И лишь практически оказавшись на улице, мы начали учить английский. Мне было 9, когда я первый раз принес в семью деньги. Я продавал газеты и брался за любую случайную работу. Если вы предоставлены самому себе, вы входите в жизнь очень рано. Вы получаете импульс, который стимулирует вас сильнее, чем любое наследство».

Керкоряны часто меняли место жительства, и Кирку каждый раз приходилось быть новичком в школе, каждый раз заново утверждать себя, далеко не всегда мирным путем. Старший брат Ниш, профессиональный боксер, взялся сам тренировать его. Уроки не прошли даром. Кирк так увлекся спортом, что после 8 класса забросил школу. Не исключено, что он стал бы, как Ниш, профессиональным боксером, если бы осенью 1939 не повстречался с Тэдом О’Флаэрти.

Этот парень занимался установкой стенных печей, и Кирк напросился к нему в помощники за 45 центов в час. Как-то Тэд взял его с собой на частный аэродром и предложил полетать. Впервые в жизни Кирк поднялся в воздух, впервые увидел землю и океан с высоты птичьего полета. Это произвело на юношу такое сильное впечатление, что он не задумываясь сделал свой выбор: самолет – его призвание.
Над Европой нависла угроза Второй мировой войны. Керкорян опасался, что его призовут в армию раньше, чем он успеет научиться летать.
В 1940 году он отправился в пустыню Мохаве, на ранчо Happy Bottom – туда, где сейчас находится военно-воздушная база США «Эдвардс». В те годы это было нечто среднее между лётной школой и молочной фермой. «Денег на учебу у меня нет, – чистосердечно признался юноша пилоту-инструктору Бэйрнсу. – И образования тоже нет. Но я должен летать. Вы поможете мне?»

Бэйрнс помог. Через шесть месяцев Керкорян получил квалификацию коммерческого пилота и инструктора.
Узнав о том, что военные самолеты ассоциации Air Transport RAF – Королевских воздушных сил Великобритании осуществляют рейсы из Канады в Европу, новоиспеченный лётчик отправился в Монреаль и в тот же день был принят на службу. «Они платили такие деньги, какие мне и не снились, – вспоминает Керкорян. – Тысячу долларов за один полет!» Тысяча долларов в 40-е годы. Много это или мало, если учесть, что подлинная цена тех полетов – человеческая жизнь.

«Нашей задачей было доставлять канадские бомбардировщики Mosquito из Лабрадора в Шотландию. Но только один из четырех возвращался назад. На горючем, вмещавшемся в топливный бак, можно было пролететь 1400 миль, а до Шотландии 2200 миль. Во время полета по окружному маршруту Монреаль-Лабрадор-Гренландия-Исландия-Шотландия, крылья покрывались тонкой коркой льда, что нарушало аэродинамику и зачастую приводило к крушению самолета. Снежные равнины и леса на нашем маршруте были усеяны останками Mosquito, разбивавшихся, как спичечные коробки», – приводятся воспоминания бывшего военного летчика Кирка Керкоряна в книге Torgerson: «Керкорян. История американского успеха».

Был в Шотландию и другой путь – напрямик, через Атлантику. Для этого требовалось поймать так называемую «исландскую волну» – западно-восточный воздушный поток, и тогда он сам нес самолет к Европе. Но проблема состояла в том, что поток этот не отличался постоянством. Если он ослабевал посреди рейса, самолет падал в океан. Молодой пилот решил рискнуть. Он «оседлал волну» и долетел до цели, побив к тому же предыдущий рекорд прямого перелета. За два с половиной года службы в RAF, Керкорян переправил 33 самолета, набрал тысячи часов летного времени, осуществил полеты к четырем континентам и сумел сохранить не только собственную жизнь, но и большую часть заработанных денег. Тех самых денег, что положили начало небывалому взлету его финансовой карьеры. Видно, в тот памятный день, когда молодой Кирк впервые поднялся в воздух и ощутил вкус неба, он понял, что такое высота и какие горизонты она открывает.

В июле 1945, по окончании службы в RAF, Керкорян выкупил у ассоциации учебный одномоторный самолет Cessna, вернулся в Лос-Анджелес и начал совершать на нем чартерные рейсы в качестве «воздушного извозчика». Одним из его постоянных пассажиров был некий Джерри Вильямс, дилер по металлолому и игрок, дважды в неделю летавший на Cessna в Лас-Вегас.

Маленький игорный рай, Город Греха, казавшийся с неба горстью светляков посреди безжизненной пустыни, поразил воображение Керкоряна. Так состоялось его первое знакомство с Лас-Вегасом. В 40–50-е годы его там уже хорошо знали – пока только как заядлого игрока, который мог с невозмутимо-непроницаемым видом выигрывать, а чаще проигрывать по 50 – 80 тысяч долларов за ночь. Этот период сам Керкорян расценивает как лучший в своей жизни. Но, в конце концов, он полностью отходит от азартных игр и с головой погружается в куда более интересные - финансовые «игры высшего пилотажа», в чем и находит свое истинное призвание.

В 1947 году Керкорян покупает за 60 000 долларов маленькую чартерную авиалинию – Los Angeles Air Service, ставшую воздушным мостом между Лос-Анджелесом и Лас-Вегасом. Позднее он переименовывает ее в TransInternational Airlines и в 1968 продает за 104 миллиона долларов.

В 1965 Керкорян становится владельцем TIA – Ассоциации телекоммуникационной промышленности США. Американские армяне, доверяя своему соотечественнику, охотно покупают акции его компании, благодаря чему их цена взлетает с 9,75 до 32 долларов.
Прибыли росли. В 1968 Керкорян купил TransAmerica почти за 85 миллионов, что сделало его самым крупным акционером того времени.

Примерно в тот же период он проворачивает сделку, которую журнал Fortune позже назовет одной из самых выгодных земельных операций в истории Лас-Вегаса. Керкорян покупает участок в 80 акров за 960 000 долларов. Это была узкая полоса земли вдоль Стрипа – центральной улицы «игорного рая». Сдавая землю по частям в аренду, он успевает выручить за свой участок 4 миллиона прежде, чем продаст его Джею Сарно под строительство Caesars Palace.

Теперь, с наличными от удачно осуществленной сделки и акциями TransAmerica в кармане, Керкорян готов осуществить свою идею – создать первый мегакурорт Лас-Вегаса – отель MGM. С этой целью он покупает 82 акра земли на Paradise Road и без промедлений приступает к строительству. Соседний «Фламинго» был приобретен им попутно – для того, чтобы натаскивать там штат будущего отеля-казино. Следующим его детищем стал International – самый большой по тем временам гостиничный комплекс в мире. А при комплексе, по задумке Керкоряна, было оборудовано специальное место, где дети могли играть, плавать, развлекаться и даже совершать организованные туристические вылазки, пока их родители просаживали деньги в казино. Он назвал эту первую в Лас-Вегасе детскую площадку Youth Hostel.

Отель MGM 60-х годов теперь носит название Bally’s, а тот, что украшает Лас-Вегас сегодня, это уже другой отель, тоже построенный Керкоряном, и называется он MGM Grand.

Случалось, в процессе сложных финансовых операций Керкоряна брали за горло долги. Так, после строительства отеля International, чтобы разделаться с ними, ему пришлось продать корпорации Hilton половину собственной доли. От этой операции за пакет акций, который еще полгода назад стоил $ 180 миллионов, он выручил всего $ 16,5 миллионов, что не решало его финансовых проблем. Тогда Керкорян, не задумываясь, продал свой дом в Лас-Вегасе, свой личный самолет и яхту, руководствуясь принципом «Держи всегда запасной ход открытым».

С 1969 года, параллельно с кипучей деятельностью в игорном бизнесе, король Лас-Вегаса начинает внедрение в голливудское кинопроизводство, скупая акции пошатнувшейся кинокомпании MGM (Metro Goldwyn Mayer). И через короткий промежуток времени он уже манипулирует ею по своему усмотрению – продает, перепродает, реорганизовывает, объединяет... Последний раз он снова выкупил MGM/UA в 1996. К MGM добавились United Artists, Columbia Pictures и 20th Century Fox.

В 1973 году Керкорян строит в Лас-Вегасе очередной отель, разумеется, опять самый большой в мире, и называет его Grand Hotel, в честь одноименного фильма, снятого киностудией MGM в 1932 году.

Волею случая самый большой отель стал местом самой большой беды, постигшей Лас-Вегас. В результате пожара, возникшего в Grand Hotel в ноябре 1980 года из-за неполадок в электропроводке, погибли 85 человек и сотни получили тяжелые ожоги. Керкорян в это время находился в Нью-Йорке, на переговорах с кинокомпанией Columbia Studios. Свой объятый пламенем отель он увидел по телевизору и тотчас вылетел в Лас-Вегас. Первым вопросом магната, прибывшего на место происшествия, был: «С чего начинаем?» Его ближайшие соратники были убеждены, что отель восстановлению не подлежит. Керкорян имел на этот счет иное мнение. Восемь месяцев он практически не покидал строительной площадки, пока Grand Hotel не отпраздновал свое новое рождение.

В 2000 году Керкорян завладел компанией Mirage, выкупив ее у Steve Wynn за 6,4 миллиарда долларов, попутно поглотив и отель Mandalay Bay. В корпорацию MGM Mirage вошли MGM Grand, Bellagio, Treasure Island, the Mirage, Grand Hotel, New York-New York, то есть большая половина всех гостиничных номеров «Стрипа».

Попробовал Керкорян свои силы и на автомобильной стезе. В 1980-ых он вошел в долю корпорации «Крайслер» и вскоре стал ее самым крупным акционером. Ему же, как третьему лицу акционерной компании, принадлежит и большая доля акций General Motors. Вникнуть и разобраться в том сложном мире цифр и расчетов, изощренных комбинаций, торговых сделок, финансовых манипуляций и хитросплетений, в котором живет вот уже три четверти века этот айсбергоподобный меценат, трудно да, наверное, и не очень нужно нам – сторонним наблюдателям. Что же касается личной жизни Кирка Керкоряна, то тут, кажется, он не был столь безоговорочно удачлив.

В 25 лет он женился на молоденькой секретарше дантиста Хильде Смит, проживавшей по соседству от него в Лос-Анджелесе. Их брак продержался 9 лет, не дав потомства. При разводе муж оставил жене дом, машину и 50 000 долларов. Свою вторую жену – бывшую танцовщицу из «Тандерберд», Джин Мари Харди, бизнесмен встретил в Лас-Вегасе, когда ему было 37. От этого брака у Керкоряна две дочери, родная – Трейси и приемная – Линда. Но различий он между ними не делал. (Кстати, названия его корпорации Tracinda и американо-армянского благотворительного фонда Lincy – комбинации имен обеих дочерей.) 29 лет спустя Джин и Кирк официально развелись. Преуспевающий магнат оставил семье 200 млн долларов. Джин вышла замуж вторично, но брак был недолгим. При разводе со своим вторым мужем Джин просила суд лишь об одном – восстановить ее предыдущую фамилию.

Кирку Керкоряну стукнуло 74, когда он начал встречаться с 30-летней профессиональной теннисисткой Лизой Бондер, прозванной The tall, sexy blonde from Michigan. Восемь лет спустя у Лизы родилась дочь Кира. Убедив 82-летнего возлюбленного, что это его дочь, она настояла на необходимости узаконить их отношения – ради дочери. Официально оформленный брак длился всего 30 дней, в результате которого дочь Лизы стала Кирой Керкорян. Назначенное ей содержание сначала составляло $30 000 в месяц, потом возросло до $50 000. Лизе Бондер и эта сумма показалась недостаточной, и она потребовала поднять ее до 320 000 долларов в месяц. В процессе судебной тяжбы с помощью теста на ДНК адвокаты Керкоряна доказали, что биологическим отцом ребенка является вовсе не Кирк Керкорян, а некто Стив Бинг. Тяжба эта, перекинувшись на взаимные обвинения адвокатов в процессуальных нарушениях ведения следствия, не окончена и по сей день. Да и куда им спешить, когда в юридические сети попался такой крупный тихоокеанский кит!

Завершая рассказ о жизни и деятельности Кирка Керкоряна, нельзя не упомянуть о его отношении к Родине предков, о которой он, как любой армянин, никогда не забывал. После того как на Армению обрушилась страшная беда, когда спитакское землетрясение превратило в руины города и села, унесло огромное количество человеческих жизней, этот человек, как только стало возможным оказывать поддержку из-за рубежа, помогает Армении подняться на ноги. На перечисленные им сотни миллионов долларов были восстановлены дома и улицы, отремонтированы и построены заново дороги и магистрали, объекты культуры. Благодарные жители Гюмри назвали его именем жилой квартал своего города.Так же щедро он жертвовал огромные суммы фонду Арцаха (Нагорного Карабаха), разделяя и поддерживая его борьбу за независимость.

По указу президента Армении Роберта Кочаряна за исключительные заслуги общенационального характера, за деятельность, направленную на обустройство и процветание Армении Кирку Керкоряну присвоено звание Национального Героя Армении и орден «Отечества».

В 2007 году Кирку Керкоряну исполняется 90. Но он не собирается покидать свое кресло в офисе на Беверли-Хиллз, где расположилась его холдинговая компания корпорации Tracinda. Его знаменитый нюх бизнесмена, как и прежде, не подводит его. После очередной и, видимо, последней продажи кинокомпании MGM в 2005 году консорциуму Sony Pictures за $ 5 миллиардов капитал Кирка Керкоряна возрос до 9,3 миллиарда долларов, и, согласно сведениям, опубликованным в Los Angeles Business Journal, этот неутомимый удивительный старец стал самым богатым человеком Лос-Анджелеса.

Элеонора Мандалян,

Лос-Анджелес

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 295 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Жалко,что он не женился на армянке
  2. Прочитав эту статью, ловишь себя на такой-вот мысли:имея достаточно мощную, влиятельную и богатую диаспору практически во все мире, неужели нельзя организовать дело так, чтобы наша небольшая ( пока) страна была завалена инвестициями, грантами, пожертвованиями и пр?Азербайджан с его нефтью отдыхает! Нет, серъезно, даже в первом приближении получается примерно так: В диаспоре 5-6 млн.армян. Если, в среднем, в год один армянин диаспоры пожертвует 10 долларов ( кто-то ничего не даст, а кто-то и 1000 пожертвует), то уже 50 млн. получит страна. И это только пожертвования от простых людей.Бизнесмены калибра К.Керкоряна могут пожертвовать и жертвуют гораздо больше. Весь вопрос, на мой взгляд, упирается в честность.Люди охотно будут спонсировать если будут на 100% уверены, что их деньги пойдут на конкретное дело, а не будут разворованы чиновничьей мразью. Так неужели не сможем поставить дело именно так? В этой связи, чрезвычайно важно принять закон о двойном гражданстве и серию законов, обеспечивающих сохранность и неприкосновенность частной собственности в Армении. Было-бы глупо и смертельно опасно не использовать потенциал армян зарубежья, особенно на современном сложнейшем и одновременно многообещающем этапе армянской истории.
  3. Слава Керкоряну! Мо-ло-дец!!!
  4. Восхищен!
  5. Красавчик Кирк, так держать! Армяне с тобой.
  6. Дай Бог ему здоровья!!!
  7. Молодец, человек добился всего сам,пример,но по любому где-то что жулил (армянин ведь),всё равно молодец и не забыл об Армении.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты