N 02 (113) Февраль 2007 года.

Академик Норайр Сисакян –человек с учащенным пульсом

Просмотров: 4814

К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЫДАЮЩЕГОСЯ УЧЕНОГО

В начале прошлого – ХХ века в живописном селении Аштарак недалеко от Еревана в семье виноградаря и винодела Мартироса Сисакяна родился сын. Мальчику дали имя Норайр. Десятилетия спустя имя академика Норайра Сисакяна (1907-1966) будет присвоено кратеру на Луне, к юбилейным датам его жизни будут приурочены международные научные симпозиумы, а столетие со дня его рождения будет объявлено в числе памятных дат ЮНЕСКО 2007 года.

Знавшие Норайра Мартиросовича сходятся во мнении, что это был «человек-легенда». И действительно, жизненный и научный путь этого человека – загадка для непосвященного: при внешне стереотипных стартовых условиях каких беспрецедентных финишных результатов он достиг. Где и в чем таится разгадка его судьбы и образа?

К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЫДАЮЩЕГОСЯ УЧЕНОГО

В начале прошлого – ХХ века в живописном селении Аштарак недалеко от Еревана в семье виноградаря и винодела Мартироса Сисакяна родился сын. Мальчику дали имя Норайр. Десятилетия спустя имя академика Норайра Сисакяна (1907-1966) будет присвоено кратеру на Луне, к юбилейным датам его жизни будут приурочены международные научные симпозиумы, а столетие со дня его рождения будет объявлено в числе памятных дат ЮНЕСКО 2007 года.

Знавшие Норайра Мартиросовича сходятся во мнении, что это был «человек-легенда». И действительно, жизненный и научный путь этого человека – загадка для непосвященного: при внешне стереотипных стартовых условиях каких беспрецедентных финишных результатов он достиг. Где и в чем таится разгадка его судьбы и образа? «Уимбазы»

У родителей Норайра общих детей было трое – Ашот, Норайр и Мария. (Их брак был вторым для обоих). Семья была дружной, уважаемой односельчанами. Основой материального достатка был совместный труд – тяжелый, ежедневный труд земледельцев. Дети активно помогали взрослым, что отнимало время от учебы и делало их не по годам взрослыми. Ранняя смерть матери усугубила трудности. Но и закалила характер. Не тогда ли были заложены основы, позволившие в будущем настойчиво преодолевать преграды и успешно добиваться результатов – трудолюбие, упорство, выдержка.

Семейная история сохранила в памяти и забавные эпизоды, связанные с озорным и азартным мальчуганом. Норику и его друзьям часто попадало от местного священника. И однажды, зайдя в церковь во время службы, они придумали сшить длинные черные платья стоящих на коленях и молящихся женщин. Священник недовольно поглядывал на ребят, ползающих между рядами, женщины ворчали: «И помолиться-то спокойно не дадут эти уимбазы». А когда служба закончилась, тут же выяснилась причина присутствия сорванцов на службе. В этот раз им здорово попало уже от церковного сторожа.

Варя джан

Окончив в 1916 г. начальную школу в Аштараке, Норайр продолжил учебу и работу в Ошакане и Эчмиадзине. Местности эти памятны для истории Армении: в Ошакане жил и похоронен автор современного армянского алфавита Месроп Маштоц, Эчмиадзин – столица Армянской Апостольской Церкви. В 1928 г. Норайр - студент агрономического факультета Ереванского университета, а на следующий год способный и целеустремленный юноша был направлен на учебу в Ленинградский сельскохозяйственный институт.

Надо же было так случиться, что именно тогда из волжского города Твери на экскурсию в Ленинград приехала студентка педагогического института Варя Алексеева. Случайная встреча стала судьбоносной. В 1929 г. Норайр и Варвара перевелись в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию и переехали в Москву. Здесь они поженились, здесь родились их дети – Людмила, Иосиф, Алексей.

Чувство любви, доверия, общности жизненного пути связало их на всю жизнь. Роли при этом были распределены раз и навсегда: Норайр Мартиросович посвятил себя служению науке, Варвара Петровна – его Варя джан – служению семье. В ее воспоминаниях «Малое из большой недолгой жизни» есть такой эпизод: соседка по коммунальной квартире часто спрашивала Варвару Петровну – научного работника, агрохимика: «Варя, когда же ты напишешь диссертацию?», и Варвара Петровна неизменно отвечала, показывая на детей: «Да вот они, мои три диссертации бегают!»

Начало научного пути

После окончания вуза Норайру Сисакяну было предложено продолжить учебу в аспирантуре. Защита его кандидатской диссертации по биохимии растений состоялась в 1936 г. Это была первая защита в только что созданном его учителем академиком А.Н. Бахом Институте биохимии Академии наук СССР. Она прошла блестяще и полностью подтвердила характеристику, данную молодому ученому его маститым коллегой: «Талантливый, весьма работоспособный, инициативный исследователь». Трудолюбие, целеустремленность, талант естествоиспытателя позволят Н.М. Сисакяну всего за 4 года подготовить и в 1940 г. защитить и докторскую диссертацию на тему «Биохимическая характеристика засухоустойчивости растений». Эти исследования Норайра Мартиросовича получили высокую оценку в научном мире. Как тут не вспомнить еще одно признание академика А.Н. Баха, сделанное незадолго до смерти: «Я люблю беседовать с Сисакяном. Меня увлекают его стремительность и быстрота. Это трепещущий человек с учащенным пульсом».

«…за победу над

заклятым врагом…»

Великую Отечественную войну доктор биологических наук, ученый секретарь Института биохимии Н.М. Сисакян встретил в качестве бойца в батальоне народного ополчения. В домашнем архиве семьи сохранились уникальные письма военной поры: Варвара Петровна писала мужу из Фрунзе, где была с детьми в эвакуации, ее брат ученый-мелиоратор Алексей Петрович писал им с фронта. В августе 1942 г. он поздравлял «Норика с успехами в работе» и «не терял надежды, что мы с ним еще поднимем бокалы за свершившуюся победу над заклятым врагом, а закусим изделиями из овощей, засушенных по его методу». Успехи действительно были налицо –Сисакяну удалось оперативно разработать новый способ сушки овощей и картофеля с сохранением витаминов, что в условиях военного времени было чрезвычайно актуальной задачей и нашло широчайшее применение. Но самому отпраздновать победу «над заклятым врагом» в 1945-м Алексею Петровичу было не суждено. Дважды орденоносец, он погиб в 1944 году, освобождая Белоруссию. В память о нем своего младшего сына, родившегося в том же году, Норайр Мартиросович и Варвара Петровна назвали Алексеем.

Письма из Армении

На вторую половину 1940-х – начало 1950-х гг. приходятся активные творческие связи Н.М. Сисакяна с армянскими биохимиками. В эти годы Норайр Мартиросович читал специальный курс энзимологии в Ереванском университете, в Армении у него появились аспиранты, он был избран членом-корреспондентом Академии наук Армении (а в 1965 г. и академиком НАН Армении). С его помощью в республике был создан ряд биохимических групп и лабораторий. Тематически превалировала биохимия виноделия. Сохранившиеся до наших дней письма армянских ученых – коллег и друзей к «дорогому Норику» проникнуты заботой о порученном деле, переживаниями о нерешенных вопросах, содержат они и чисто житейские новости. Вице-президент Академии наук Армении, директор Института биохимии Грачия Бунятян писал Норайру Мартиросовичу из Еревана в Москву в апреле 1948 г.: «Спасибо за присланные аминокислоты, они нам очень нужны. Благодарю тебя также, что следишь за напечатанием моих работ. Корректуру первой работы я получил, если не трудно, узнай, как с напечатанием других работ». Агрохимик, академик Гагик Давтян сообщал летом 1949 г.: «В Отделении сельскохозяйственных наук мы переживаем сложную жизнь. Здесь вышло постановление правительства о преобразовании Института земледелия в Кормовой институт и передаче его министерству с/х Армении. Моя лаборатория стала футбольным мячом. Если бы ты знал, как я нуждаюсь во встрече с тобой, как бы хотелось послушать твои умные советы, искренние, горячие, бескорыстные… Я бросил курить. Уже 7 месяцев не курю, даже пополнел. Никогда таким толстым не был. Пью боржом, арзни, пиво, лимонад (иногда и покрепче)». В целом тема биохимии виноделия занимала существенное место в научном творчестве академика Н.М. Сисакяна. При этом она имела и академический интерес, и прикладное значение. Развивалась по трем направлениям: коньячные спирты, хересные вина, шампанизация вин. Обобщая, можно сказать, что результаты многолетних исследований Норайра Мартиросовича с сотрудниками позволили наметить пути рационализации технологий, приводящих в итоге к улучшению качества.

Мудрость Сисакяна-отца

Вторая половина 1950-х гг. отмечена в судьбе Н.М. Сисакяна началом его активного участия в международных научных форумах и зарубежными командировками. К этому времени он стал членом-корреспондентом Академии наук СССР (через семь лет – академиком), лауреатом Сталинской премии за исследование «Ферментативная активность протоплазменных структур». В эти годы были заложены основы его широкой научно-организаторской деятельности: Норайр Мартиросович прошел путь от заместителя до главного ученого секретаря Академии наук СССР, являлся академиком-секретарем Отделения биологических наук. Поздравляя его с назначением на очередную высокую должность, известный биохимик, академик АН СССР С.Е. Северин отмечал: «Во главе рулевого управления Академии наук биохимик, проявивший исключительный такт в самых сложных ситуациях, как научных, так и научно-организационных». Из каждого зарубежного города (тогда это были в основном столицы европейских стран) он посылал домой – жене, дочери, двум сыновьям весточку, начинавшуюся словами: «Милая моя Варюша джан! Дорогие мои Люсенька, Ивочка, Алеша!». Далее обязательно следовал краткий, всего в несколько строк, но емкий отчет о проделанной работе – посещении зарубежных исследовательских центров, научных лабораторий, встречах с крупнейшими иностранными учеными, чтении лекций в европейских университетах. Наверное, в этом проявилась его отцовская мудрость: воспитывать собственным жизненным примером.

Время убедительно доказало правоту его выбора: Людмила, Иосиф, Алексей окончили Московский государственный университет и тоже посвятили себя науке. Каждый защитил по две диссертации – кандидатскую и докторскую. Людмила – по филологии, Иосиф и Алексей – по физике. Алексей Норайрович стал также членом Национальной академии наук Армении и Российской академии наук. На одном из семейных советов как-то было подсчитано, что в общей сложности семья Сисакяна дала более 1200 научных работ и более 100 диссертаций учеников.

«Звездный час»

В историю цивилизации начало 1960-х годов вошло как время триумфа советской пилотируемой космонавтики. Полеты Ю. Гагарина, Г. Титова, первый групповой полет А. Николаева и П. Поповича, В. Терешковой – исторические этапы освоения космического пространства. Академик Н.М. Сисакян имел к этому самое непосредственное отношение. Он по праву считается одним из основателей космической биологии. Образно говоря, ученый соединил биологию с космосом. На повестке дня стояла задача чрезвычайной важности: оценить степень вредного влияния разных видов ионизирующих излучений на организм человека и найти способы, снижающие степень риска. Работы в этом направлении велись интенсивно и широко благодаря разработанной Н.М. Сисакяном программе и привлечению к ее осуществлению большого круга ведущих специалистов и крупных ученых самых разных областей современной биологии. По его инициативе и при активном участии было организовано более 10 исследовательских лабораторий. Под руководством ученого были проведены Международный симпозиум по космической биологии в рамках Международного биохимического конгресса (Москва, 1961) и Международный симпозиум по проблеме «Человек в космосе» (ЮНЕСКО, Париж, 1962).

При этом Н.М. Сисакян, по свидетельству академика О.Г. Газенко, «не ограничивался общебиологическими проблемами космических полетов. Он руководил и непосредственно участвовал в разработке программы подготовки человека к полету в космос, отборе и обучении кандидатов в космонавты, обеспечении безопасности и медицинского контроля в полете, возвращения на Землю, спасения и последующего изучения их здоровья. Он руководил работой комиссии по проверке готовности космонавтов к полету».

Нельзя не упомянуть и об успешном опыте советско-американского космического сотрудничества – экспериментальном полете по программе «Союз-Аполлон». Он состоялся в 1975 г., но в свое время именно академик Н.М. Сисакян внес решающий вклад при планировании этого проекта на начальном этапе переговоров.

ЮНЕСКО

Еще одна страница жизни Н.М. Сисакяна связана с ЮНЕСКО. В 1964 г. он был избран председателем ХIII сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО. Это стало беспрецедентным случаем, когда подобное международное собрание возглавил представитель СССР. В международных условиях того времени вокруг кандидатуры советского академика развернулась жесткая борьба. Поддержка представителями стран – участниц ЮНЕСКО кандидатуры Н.М. Сисакяна увязывалась с решением таких разнообразных международных вопросов, как определение «потолка» бюджета ЮНЕСКО, президентские выборы в США и парламентские выборы в Англии, членство Китайской Народной Республики в ЮНЕСКО, отношения СССР с Пакистаном и др. До самого последнего времени эта страница «международного закулисья» была документально недоступна: только недавно рассекречены хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации служебные дневники советских дипломатов, работавших в 1960-х гг. в ЮНЕСКО. Помимо собственно исторической канвы, в них содержится показательное признание одного из собеседников советских дипломатов: «Н.М. Сисакян пользуется в ЮНЕСКО большим уважением, и открытая кампания против его кандидатуры практически невозможна». Подтверждением этих слов стало единогласное избрание Норайра Мартиросовича председателем Генеральной конференции.

«Человек жив,

пока его помнят»

С трибуны ЮНЕСКО в середине 1960-х гг. биохимик, один из основателей космической биологии академик Норайр Мартиросович Сисакян афористично утверждал: «Жизнь по своей природе, по всей своей сущности — явление противоречивое и вместе с тем оптимистическое» и ратовал за «невиданное до сих пор жизнерадостное долголетие». Это мудрые слова большого ученого и гуманиста.

К великому сожалению, долголетие не стало его собственным уделом - он прожил всего 59 лет. Жизненный путь этого человека, начавшись в армянском селе Аштарак, у подножия библейского Арарата, завершился в стенах научной лаборатории в Москве, когда он работал над своей новой статьей. Но его «большая недолгая жизнь» вместила в себя историю Армении и России, связала земные и космические просторы. Восточная мудрость гласит: «Человек жив, пока его помнят». Так давайте жить и помнить.

Елена Курапова,

кандидат исторических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 24 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты