N 03 (114) Март 2007 года.

Востребованность таланта – развитие общества

Просмотров: 4682

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ АРМЕНИИ АСМИК ПОГОСЯН НАШЕЙ ГАЗЕТЕ

Асмик Погосян назначена на должность министра культуры Армении в мае прошлого года. По образованию биолог. В течение десяти лет работала в Армянском обществе культурного сотрудничества с зарубежными странами, где прошла путь от помощника председателя до председателя совета АОКС.

— Г-жа Погосян, с Вашим приходом Министерство культуры перестали сотрясать скандалы. Это что – случайность или мировоззрение?

Скорее жизненный принцип. Я анализирую ситуацию, считаясь с мнением людей. И если делаю шаг, то делаю его с уверенностью. Может, шаг получается не той длины, но, будучи плодом совместного анализа, а не авторитарного принуждения, скандального недовольства уже не вызывает.

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ АРМЕНИИ АСМИК ПОГОСЯН НАШЕЙ ГАЗЕТЕ

Асмик Погосян назначена на должность министра культуры Армении в мае прошлого года. По образованию биолог. В течение десяти лет работала в Армянском обществе культурного сотрудничества с зарубежными странами, где прошла путь от помощника председателя до председателя совета АОКС.

— Г-жа Погосян, с Вашим приходом Министерство культуры перестали сотрясать скандалы. Это что – случайность или мировоззрение?

Скорее жизненный принцип. Я анализирую ситуацию, считаясь с мнением людей. И если делаю шаг, то делаю его с уверенностью. Может, шаг получается не той длины, но, будучи плодом совместного анализа, а не авторитарного принуждения, скандального недовольства уже не вызывает.

— Если честно, то для многих не совсем понятно, чем должно заниматься Министерство культуры и по делам молодежи – слишком широкое поле деятельности. Всем понемногу?

Прежде всего, как и другие госструктуры, министерство вырабатывает политику развития отрасли. К сожалению, обстоятельства сложились так, что министерство только сейчас начинает вплотную заниматься своими прямыми обязанностями. Законодательное поле несовершенно, четкой концепции развития культуры нет. Еще недавно само понятие культурной политики больше отождествлялось с сохранением культурного наследия и в меньшей степени – с развитием современной культуры. Одно без другого развиваться не может, и сегодня уже появилась необходимость создать равновесие, уложить в единую концепцию развитие обоих блоков. Не по принципу «всем сестрам по серьгам», а по приоритетности. Не нам первым решать эту задачу, в мире накоплен солидный опыт, и нужно его грамотно адаптировать к нашим условиям.

— Неужели за 15 лет независимости так и не удалось выработать эту самую культурную политику?

Видите ли, сначала казалось, что нужно просто продолжать то, что было раньше – равномерно финансировать культурные учреждения, в меньшем, естественно, объеме. А как они будут работать и развиваться – неважно. Появилась необходимость концепции, в которой будут четко обозначены культурные приоритеты страны. Только четко поставленные задачи можно претворить в конкретные планы. Сегодня у нас уже есть такая возможность, мы работаем над стратегическим планом развития культуры на 2008-2013 гг., застрахованным от политических рисков.

— Получается, что раньше министерство действовало ситуативно. Без концепции и планирования. То, что у министерства нет сайта – это тоже результат отсутствия концепции? В наше время – и без сайта...

В начале апреля он будет запущен. Их будет два – один сугубо министерский, другой по культуре Армении. С возможностями интерактивного обсуждения проектов. Вы не представляете, насколько это оказалось сложной проблемой. Почти нет внятных, популярных, красочных материалов по культуре Армении. Есть глубокие научные исследования, но никто не озаботился их популяризацией. И потому у нас очень мало ресурсов для того, чтобы хорошо представляться миру. Популяризация, пропаганда - это очень серьезные проблемы. Это – часть нашей культурной политики, и в ней у нас очень серьезные упущения. Наши издательства уже начали выпуск пропагандистских пакетов, но, к сожалению, эта необходимая для положительного имиджа страны традиция почти не имеет истории.

— Что Вы имеете в виду, когда говорите о национальной культуре? Фольклор?

Не только. Это и театр, в том числе и кукольный. Пантомима, этноджаз. Да, господи, национальная культура проявляется во всем. Комитас очистил музыкальный фольклор от наносов, и сегодня в музыке нам гораздо легче идентифицировать себя. Займись он этим позже – и, боюсь, многое было бы утеряно. Сегодняшняя проблема в том, что мы теряем исконный материал – тот, что составляет питательный источник современной культуры. У нас очень богатая танцевальная культура, но нет практически ни одного полноценного фольклорного ансамбля, в то время как сугубо фольклорный ирландский ансамбль «Ривер данс» имеет всемирную славу. Я уверена, что наше фольклорное танцевальное богатство также интересно миру. Очищенный фольклор - это наш внутренний дух, а на «свое» люди реагируют сразу.

— Но сегодня мы стремимся в Европу. Чем ближе мы к ней, тем, как кажется, наш фольклор станет менее актуален.

Запад очень серьезно воспринимает культурный фактор Востока. Он временами заимствует серьезные блоки восточных культур, европеизирует их, и это становится его принадлежностью. А если Европа, в которую мы стремимся, так серьезно относится к этнической культуре, почему бы не сделать то же самое и нам? Благо, эта культура не только под рукой – она внутри нас. По моему глубокому убеждению, и по духовному и интеллектуальному уровню, мировоззрению и напряженным поискам смысла бытия мы не уступаем Европе и можем быть полноценно в нее интегрированы.

— В излишнем внимании к национальной культуре заложен риск. Появляются малограмотные люди, которым уже ничего делать не надо – предки все сделали. Им остается только взирать на других с превосходством.

Вы говорите о маргиналах. Все наши культурные гиганты - Вильям Сароян, Мартирос Сарьян, Арам Хачатурян, Александр Таманян и многие другие состоялись благодаря контактам с иными культурами. Взирать с превосходством на другую культуру – это верный путь угробить свою, а не развивать. Общество, не осознающее своих корней, опасно - оно гораздо легче подвергается политическому заказу. Человек должен иметь четкое восприятие своей страны, своей Родины. И это помогает, а не препятствует человеку вписаться в мировое пространство. И тут сложно обозначить приоритеты – оба измерения важны и взаимозависимы.

— В названии министерства фигурирует «...и по делам молодежи». Это что, совершенно иное направление работы?

- Нет, конечно. Молодежью у нас считаются люди от 16 до 30 лет. Они более практичны и менее традиционны – время накладывает свой отпечаток. И в подходах к ним нужен сплав авангарда с традиционностью. Некая золотая середина, место которой очень трудно определить. Может, и не надо. Главное – предоставить им возможности для культурного образования и самовыражения.

— В советские времена Армения испытала рывок в культурном развитии. Может наша сегодняшняя культурная жизнь претендовать на сравнение с тем периодом?

К сожалению, мы пока расходуем набранный в советские времена потенциал. Война, становление государственности – это даром не проходит. Общество пребывало в изоляции, а без контактов накопления не происходит. Однако сегодня можно констатировать определенный психологический перелом - мы стали осознавать большую ответственность за свою судьбу, чем в советские времена, когда все было расписано наперед и инициатива подавлялась. Тем не менее, тогда поддерживалась культурная жизнь провинции, сегодня практически нет. Во многих селах нет книжных магазинов, библиотеки годами не пополняются. Все наши опросы в провинции показывают, что людей волнуют не столько социальные проблемы, сколько отсутствие культурной и образовательной среды. При этом, скажу вам, в селах встречаются совершенно фантастические дети. И что делать родителям, если им не хочется загубить будущее своего ребенка? Правильно, переехать в столицу. Провинции должны быть доступны не только столичные культурные программы на уровне благотворительных гастролей, но у нее должна быть своя культурная жизнь. Телеканал «АЛМ» ищет в провинции таланты и предоставляет им микрофон. Передачи часто безвкусны, дети поют плохо, декламируют с дурным пафосом, но эти передачи востребованы. А мы пока не можем создать альтернативу. Может, такую же передачу, но пропагандирующую культуру и хороший вкус.

— А что, денег не хватает?

Денег не хватает всегда, но вопрос не всегда упирается в финансы. В будущем году наш бюджет составит 1,8% от бюджета страны. В процентах это больше, чем в европейских странах. Но культуру не может финансировать только государство – необходимо внимание и со стороны бизнеса. Государство не должно быть единственным спонсором культуры – оно должно уметь привлекать средства. Хотя бы создав налоговые льготы для инвесторов. В Прибалтике, например, часть акцизного налога перечисляется в фонд культуры, национальные оперные театры на Западе финансируются частными лицами. Понятно, что стратегически необходимые культурные объекты правительство должно финансировать само, но параллельно должны существовать культурные фонды, которые государство финансирует частично. При этом и сам инвестор должен участвовать в выборе объектов для финансирования.

— Ну, и что же он выберет? Сегодняшние богачи чаще всего не отягощены тонким вкусом...

Один из наших предпринимателей продлил на 50 лет аренду мастерских наших художников в Париже.

— И разрекламировал это дело по полной...

И замечательно. Если предприниматель делает пиар на культурных акциях – это очень хорошая тенденция. Люди начали понимать, что в культуру следует вкладывать.

— А в талантливых людей кто будет вкладывать? В тех, кто двигает культуру. У общества всегда напряженные отношения с талантливыми людьми. Сперва – зажать, потом – гордиться. У Минкульта есть программа на этот счет?

Видите ли, первое, что необходимо сделать – это построить поле, в котором этот талант может проявиться. Грубо говоря, чтобы и он, и другие этот самый талант осознали. А дальше уже многообразие культурных фондов и организаций должны предоставить ему выбор. В идеале, конечно. Скажу одно – сегодня общество нуждается в талантливых людях больше, чем когда-либо. И это должно привести к благоприятным изменениям. Востребованность таланта, во всяком случае, означает развитие общества.

— Вы достаточно долго работали в сфере культурного сотрудничества с другими странами. Их сегодня стало неизмеримо больше, чем в советские времена. Что же касается России...

Без России мне очень трудно представить себе наше культурное развитие. Там глобальная культура, равной которой, в общем-то, нет. В прошлом году с Михаилом Швыдким мы подписали четко расписанную пятилетнюю программу. Кроме культурных обменов предусмотрена и организация совместного кинопроизводства. Уже выполняется программа «БиблиОбраз», возглавляемая женами президентов - Людмилой Путиной и Беллой Кочарян. Как выяснилось, проблема чтения волнует всех – и дети, и юноши читают мало и не совсем то, что можно назвать литературой. В нескольких странах был объявлен конкурс, из рассказов победителей составлен сборник, который скоро выйдет в свет на нескольких языках.

Мне бы особо хотелось отметить то, как наши коллективы принимали в рамках Года Армении в России. Это был очень объемный формат, пока еще новый для нас, естественно, еще не отшлифованный. И если в Москве и Санкт-Петербурге залы на 80% заполнялись армянами, которые шли не столько за высоким искусством, сколько для того, чтобы утолить ностальгические чувства, то в провинции, где армян в залах было существенно меньше, прием был совершенно фантастическим. И это на фоне того, что ксенофобия в России становится серьезным фактором.

— Г-жа Погосян, другие министры, по их признанию, отдыхают от работы, предаваясь культурным занятиям. А как отдыхает министр культуры?

Вы имеете в виду, что на досуге я должна отдыхать от культуры? Не очень себе это представляю. Любимое занятие – это полежать с книжкой, когда есть возможность. Практически все нерабочее время поглощает семья – муж и двое сыновей. Встречи с подругами вне семьи – это не мое. Для женщины, пусть министра, это совершенно нормально – при любой возможности бежать в свой дом.

— У нас два женских праздника: международный – 8 марта и национальный – 7 апреля. Какой из них Вам ближе?

8 марта привычнее. Генетически ближе 7 апреля – праздник материнства и красоты. Хотя, если честно, принцип разового внимания к нам мне не очень понятен. Однако традиция есть традиция, и позвольте мне поздравить прекрасную половину читателей газеты с наступающими праздниками. Обоими.

Беседу вел

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек