N 03 (114) Март 2007 года.

Вагаршак Овакимян – верный друг Андраника

Просмотров: 3265

Это воспоминания о моем отце Вагаршаке Овакимяне – верном друге полководца Андраника. Родился он в Зангезуре в далеком 1894 году, рано остался без родителей, и вырастили и воспитали его старшие сестра и брат. У Вагаршака с раннего детства наблюдалась большая тяга к знаниям, он проявлял большие способности, и учеба давалась ему легко. Он обладал феноменальной памятью, был очень грамотен и стремился к еще большим познаниям.

Будучи юношей, отец вступает в ряды национально-освободительного движения в борьбе против турецкого владычества, где и встречается с национальным героем и любимцем народа полководцем Андраником.

Это воспоминания о моем отце Вагаршаке Овакимяне – верном друге полководца Андраника. Родился он в Зангезуре в далеком 1894 году, рано остался без родителей, и вырастили и воспитали его старшие сестра и брат. У Вагаршака с раннего детства наблюдалась большая тяга к знаниям, он проявлял большие способности, и учеба давалась ему легко. Он обладал феноменальной памятью, был очень грамотен и стремился к еще большим познаниям.

Будучи юношей, отец вступает в ряды национально-освободительного движения в борьбе против турецкого владычества, где и встречается с национальным героем и любимцем народа полководцем Андраником. Впоследствии, прямо в армии, имея большое стремление к изучению медицины, Вагаршак Овакимян много работает над собой в этой области и сдает экстерном экзамены на звание фельдшера. После чего он становится личным фельдшером полководца Андраника и сопровождает его во всех боях до конца. Но Овакимян еще и выполнял другие поручения Андраника особой важности и секретности. Полководец ему во всем доверял, а Вагаршак его старался никогда не подводить. Андраник считал его врачом от Бога, что и сыграло немалую роль позже, когда он поступил в Медицинский институт в Ташкенте.

Когда в 1919 году Андраник покидал Родину, группа преданных ему людей провожала полководца до Батумского порта. Среди них был и Вагаршак Овакимян. Андраник звал его «сынком» - был старше его на 30 лет - и очень хотел, чтобы Вагаршак уехал с ним во Францию, а затем и в Америку. Но отец уехать не мог, в Ереване его ждали жена и сын.

Позже отец написал книгу, где рассказал и о своем участии в борьбе за независимость Армении, и о знакомстве с полководцем Андраником. Но рукопись «Воспоминаний об Андранике» в 1936 году была изъята при аресте и не возвращена даже после реабилитации. Говорят, книга исчезла из архивов КГБ.

Вагаршак Овакимян был очень близок и с Гарегином Нжде, который очень много сделал для нашего народа. Он бился за то, чтобы сохранить Нагорный Карабах, Нахичевань и Зангезур для Армении. Зангезур благодаря усилиям Нжде остался армянским, но после установления советской власти в «Сюникской Республике» Гарегин Нжде вынужден был покинуть Армению и перебраться в Иран. Перед отъездом он простился с Вагаршаком, как с родным братом. Моя мама Сирануш Овакимян тоже присутствовала при этом и часто рассказывала, как всё происходило. Провожая отца в Ташкент, Нжде напомнил ему об обещании, данном Андранику - получить диплом врача, и подарил шубу со своего плеча. Отец отказывался от подарка, но Нжде был настойчив. «Ваго-джан, - сказал он напоследок, - что будет с нашей Родиной? Как больно, как тяжело видеть растерзанной нашу землю!» Оба обнялись, прощаясь, заплакали, Гарегин сказал: «Прощай, удачи во всем тебе!», и больше они никогда не виделись.

Почему Овакимян уехал из Армении? Ему пришлось бежать от преследований, личному фельдшеру полководца Андраника и депутату Армянского парламента советская власть не прощала его прошлого.

Приехав в Ташкент, мой отец поступил на лечебный факультет Государственного университета и, окончив его, остался на кафедре в клинике профессора Мирошника готовить диссертацию. Кроме врачебной практики, отец преподает родной язык в «Армянском рабочем доме» местной армянской молодёжи, читает лекции по истории Армении, литературе и культуре нашего народа. Изучает узбекский язык, преподаёт студентам национальных групп. Организует больницу в городе Той-Тюбе. Окончив Институт тропических болезней, отец занимается борьбой с малярией в Узбекистане.

Не всем нравилась такая активность, многие завидовали отцу, его знаниям. Масла в огонь подлило его выступление на траурном вечере памяти 1-го секретаря ЦК КП(б) Армении Агаси Ханджяна. Отец был убежден, что Ханджяна убили во время совещания глав Закавказских республик, и обвинил в этой смерти Берию. В зале находился тайный осведомитель по фамилии Худоян, он впоследствии и донёс на Вагаршака.

В 1936 году отец был арестован органами госбезопасности – ему припомнили «националистическое» прошлое. Он и, подобно ему, безвинно пострадавшие были отправлены по «путёвке» Сталина в знаменитый колымский край. Транспорт с заключенными плыл по Охотскому морю, трюмы его были забиты заключенными, как сельдями в бочке. Их выгрузили в бухте Нагаева и отправили на лесоповал и строительство города Магадана.

А моего отца отправили работать в больницу. Больных было много: 50-градусный мороз, голод, холод, тяжелый труд — люди не выносили этого. Приказ был быстро подлечивать и вновь отправлять на работы. В лагерной больнице отец помог многим своим соотечественникам. Среди тех, кого он поднял на ноги, были ученик академика Марра, археолог, в свое время занимавшийся раскопками городища «Кармир блур» Седрак Бархударян, известный писатель Вальтер Арамян (родной брат Рафаэля Арамяна). Все трое - мой отец, Седрак Бархударян и Вальтер Арамян оставались самыми близкими друзьями до конца жизни. Их сплотили общие взгляды, преданность своему народу и мечта увидеть Армению свободной, единой и независимой, как этого хотел Нжде.

Нжде еще только однажды удалось напомнить о себе. В начале 1945 года вечером в дверь нашего дома в Ташкенте постучал незнакомый узбек: «У меня к вам срочное дело, в доме посторонних нет?» Мама очень разволновалась, подумав, что к ней подослали человека со злым умыслом, ведь она была женой врага народа. Мужчина заметил мамино волнение и, попросив не беспокоиться, спросил: «Вам знаком человек по имени Гарегин Нжде?» и достал записку на армянском языке.

В записке Нжде спрашивал об отце, он не знал, что его друг уже много лет находится на Колыме. На следующий день мама собрала передачу и пошла на пересыльный пункт, где этот молодой узбек устроил ей свидание с Нжде. Встреча была короткой, Нжде рассказал, что органы НКВД взяли его в Болгарии и через многие пересыльные пункты везут в Россию. Когда мама рассказала ему об отце, Нжде заплакал, как ребенок, - нервы были на пределе даже у этого сильного, волевого человека. На прощание он сказал: «Береги детей, крепись и передавай привет Вагаршаку. Я очень благодарен, что ты не побоялась в такое суровое время в твоем положении встретиться со мной. И помни, что наш день еще придет». Они попрощались, и мама ушла с тяжелым сердцем и горестными мыслями. Она хотела отблагодарить человека, который устроил встречу с Нжде, но тот наотрез отказался, сказав, что был рад познакомиться с человеком большого ума и преданности своему народу. Спустя много лет мои родители узнали, что Гарегин Нжде умер на Соловецких островах.

После освобождения из Магадана в 1947 году отцу разрешили вернуться к семье, но запретили жить в Ташкенте. Мы были вынуждены уехать в Киргизию, в Пржевальск. Но радость свободы длилась недолго - в 1949 году Вагаршака вновь арестовывают. Когда моя мама спросила следователя, за что, он тайком рассказал ей, что пришло указание из Москвы возобновить старые дела.

Мама осталась с нами в Ташкенте: с моим старшим братом Варужаном, сестрой Седой и мною, Соней, младшей дочерью Вагаршака Овакимяна. А для отца начались новые мучения: снова Сибирь, лагерь под Тайшетом. Единственное, что его спасало - его профессия. Если бы мой отец не был отменным врачом, вряд ли он выжил бы в Магадане и в Тайшете, где постоянно врачевал руководство лагеря и его семьи.

Наступил 1953 год, умер наконец «отец народов». В 1954 году Вагаршака освободили, в 1956 году вызвали в органы госбезопасности сообщить, что он полностью реабилитирован, и даже предложили вернуться на прежнее место работы. «Слишком поздно! Потеряно все! - ответил отец и добавил: - А 25 лет потерянной жизни можно вернуть?»

Рукопись книги о полководце Андранике отцу, впрочем, не вернули. Но благодаря своей феноменальной памяти он, даже лишенный доступа в архивы, создал новую версию «Воспоминаний об Андранике». В 1966 году Вагаршак Овакимян переезжает в Ереван, обращается со своей рукописью во все издательства, но, увы, ему отвечают отказом, говорят, что публикация невозможна, власть ее не разрешит. В 1967-1968 годах отец знакомится с главным редактором бейрутской армянской газеты господином Царукяном, тот обещает, что обязательно напечатает книгу, но снова тщетно.

16 апреля 1969 года отец умер. Он удостоился чести лежать в родной земле. Но главное дело его жизни – книга о полководце Андранике – так и не было реализовано. Теперь ее издание - дело моей жизни. Я должна воплотить мечту отца о публикации книги в реальность.

В 1988 году при содействии известного писателя, политического деятеля и тогдашнего министра иностранных дел Джона Киракосяна был сделан первый шаг к выходу в свет этой книги. Но опубликована была лишь третья ее часть. Воспоминания все еще ждут своего читателя.

Соня Овакимян, Ташкент

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек