N 03 (114) Март 2007 года.

Тигран и Анаит

Просмотров: 2893

Оказавшись в другой стране, первым делом ищешь земляков. Армян в Мичигане сравнительно немного - это вам не Калифорния, где родная речь звучит на каждом шагу. Но нет худа без добра: подобная лингвистическая особенность штата стимулирует освоение английского и сокращает время адаптации в новой среде, что в принципе эмигрантам только на пользу.

При всем при том армянская община в Детройте живет, здравствует, а временами даже процветает, и мне повезло познакомиться с двумя ее представителями - Тиграном и Анаит Тумаджянами.

Оказавшись в другой стране, первым делом ищешь земляков. Армян в Мичигане сравнительно немного - это вам не Калифорния, где родная речь звучит на каждом шагу. Но нет худа без добра: подобная лингвистическая особенность штата стимулирует освоение английского и сокращает время адаптации в новой среде, что в принципе эмигрантам только на пользу.

При всем при том армянская община в Детройте живет, здравствует, а временами даже процветает, и мне повезло познакомиться с двумя ее представителями - Тиграном и Анаит Тумаджянами.

История этой обосновавшейся на американском Севере семьи не лишена некоторого романтизма. Тигран приехал поступать в Ереванский университет давно, более тридцати лет тому назад - прибыл изучать армянскую филологию. Начал, как водится, с подготовительных курсов, позволивших, помимо прочего, довольно сносно изъясняться и на русском. Затем полный курс обучения на филфаке, далее – аспирантура. Общий стаж пребывания отнюдь не тихого американца на земле своих предков составил девять лет, что позволило ему получить всестороннее представление об Армении образца семидесятых годов прошлого, само собой разумеется, столетия.

Тумаджян по доброму вспоминает своих именитых наставников: академиков Эдварда Джрбашяна, Ваче Налбандяна, Геворка Джаукяна. Интересны его рассказы о нравах нашего города того, уже забытого многими времени.

Колорит тумаджяновским воспоминаниям прежде всего придает тот факт, что, как и каждый нормальный молодой человек, он не только грыз гранит науки, но и пил водку, общался с ереванской богемой, посещал всякого рода вечеринки и не лишал себя других удовольствий вольготной студенческой жизни. То обстоятельство, что молодой американец пренебрег студенческим общежитием и даже не снимал комнату, а жил в интуристовской гос-тинице «Ереван», лишь подогрело интерес компетентных органов, пытавшихся выяснить: что бы это значило? Однако, как вскоре выяснилось, кроме финансовых возможностей Тумаджяна, ничего другого это не означало, и до поры до времени его оставили в покое.

Следущий всплеск интереса товарищей с горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками к нестандартному аспиранту проявился после того, как, познакомившись с очаровательной Анаит, Тигран сделал ей предложение. В регистрации брака жениху первоначально отказали. На том основании, что не может же советская власть отдавать своих граждан кому попало, а потому Тиграну неплохо бы доказать, что никаких угловно наказуемых действий за ним не водится, и, во-вторых, снять подозрения в возможном многоженстве. Но даже после того, как посольство США в Москве подтвердило непорочность Тумаджяна, Анаит было предложено серьезно задуматься о своем выборе. Тем не менее свадьбу сыграли, а вскоре в Ереване родился и первенец семьи.

Обо всем минувшем супруги говорят без всяких обид , с добрым юмором, как в счастливых семьях обычно вспоминают дела давно минувших дней.

Анаит, уроженка села Мргашен Артикского района, и поныне сохранила присущие выходцам Ширака домовитость и хлебосольство. Радушная хозяйка любит угощать разносолами собственного приготовления, забавно видеть на типично американском газончике грядки со столовой зеленью, помидорами и другой родственной армянской душе растительностью.

Анаит преподает в армянской школе Детройта. В школе около трехсот учеников , из них примерно восемьдесят процентов - армяне. Помимо чисто образовательной задачи, школа выполняет еще и роль культурно-просветительского центра армянской общины Детройта. Здесь при активном участии Тумаджянов организуются всякого рода мероприятия, сюда же привозят гостей из Армении, до недавнего времени издавали и свой журнал. Школа, церковь, один из корпусов университета «Вейн Стейт», да и многое другое, что имеет отношение к армянству, построено на деньги Алека Манукяна - одного из самых богатых людей Америки.

Манукян прожил на белом свете девяносто пять лет, и семьдесят пять из них – в Детройте. Тумаджяны считают его великим армянином, и это не просто слова. Миллионер был действительно мудрым человеком, его меценатство отличалось точной избирательностью: Алек Манукян прежде всего вкладывал деньги в то, что составляет непреходящие духовные ценности. В том же университете, где преподает Тигран Тумаджян, можно увидеть отделанные в национальном стиле польскую, арабскую, литовскую, индийскую и другие аудитории, но армянская, несомненно, лучшая.

По просьбе Алека Манукяна в самом центре Детройта, рядом с отлитой в бронзе рукой великого боксера Америки Джо Луиса, стоит памятник Комитасу работы нашего соотечественника Арто Чакмахчяна.

Тигран Тумаджян с удовольствием показывает своим гостям все связанные с Арменией достопримечательности Мичигана, к которым в известном смысле можно отнести и его дом, где все напоминает о Родине. И вот еще какая штука. Патриотизм Тумаджянов начисто лишен патетики, создающей торжественно-траурное выражение на лице при каждом упоминании Родины. Да, они искренне любят Армению, но и Америка для них уже давно не чужая.

Сергей Баблумян, Мичиган

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты