N 04 (115) Апрель 2007 года.

Чур меня!

Просмотров: 2404

Давно это было. Прогуливались мы с французским поэтом Рубеном Меликом по скверу, что на площади Ногина (ныне Китай-город), и он рассказывал: «Я, знаешь ли, много езжу, бываю в разных странах, общаюсь с соотечественниками, людьми деловыми, я бы сказал, процветающими. Спрашиваю: как дела? Восемь из десяти отвечают: плохо. И начинают докладывать о своих проблемах. Складывается впечатление, что я застал этих людей в самый неудачный период их жизни. Какое-то время думал, что нытье и жалобы – наша национальная черта. Потом понял, в чем причина…» Тут мсье поэт сделал паузу, и я, будучи молодым и нетерпеливым, решил блеснуть догадливостью: «Боятся, что вы в долг попросите?» «Нет, - ответил он, – не так примитивно. Хотя и это возможно. Они боятся другого. Зависти, сглаза. А это, между прочим, не шутка».

В те годы я не боялся ни зависти, ни сглаза. Поэтому разговор забылся. Но удержался в глубинах памяти. Файл, что ли, сохранился. И всплыл позже.

Давно это было. Прогуливались мы с французским поэтом Рубеном Меликом по скверу, что на площади Ногина (ныне Китай-город), и он рассказывал: «Я, знаешь ли, много езжу, бываю в разных странах, общаюсь с соотечественниками, людьми деловыми, я бы сказал, процветающими. Спрашиваю: как дела? Восемь из десяти отвечают: плохо. И начинают докладывать о своих проблемах. Складывается впечатление, что я застал этих людей в самый неудачный период их жизни. Какое-то время думал, что нытье и жалобы – наша национальная черта. Потом понял, в чем причина…» Тут мсье поэт сделал паузу, и я, будучи молодым и нетерпеливым, решил блеснуть догадливостью: «Боятся, что вы в долг попросите?» «Нет, - ответил он, – не так примитивно. Хотя и это возможно. Они боятся другого. Зависти, сглаза. А это, между прочим, не шутка».

В те годы я не боялся ни зависти, ни сглаза. Поэтому разговор забылся. Но удержался в глубинах памяти. Файл, что ли, сохранился. И всплыл позже. Когда мои взаимоотношения с миром более или менее определились. Проще говоря, наступила зрелость. Тот период жизни, когда качества, отличающие тебя от других, становятся заметны не только тебе, но и другим. А тебе не хватает ума не демонстрировать их явно. Еще и подчеркиваешь эти качества, не понимая того, что «непохожесть» - верный способ нажить врагов. И наживаешь. Как врагов, так, впрочем, и друзей. А точнее - полудрузей. И если с врагами не общаешься, то с полудрузьями – сколько угодно. Хорошо это? Конечно, хорошо. Замечательно. На первый взгляд. Но не так все просто. Чуть покопаешься в собственных ощущениях да в мистике и эзотерике – и понимаешь: очень непросто.

Не знаю, как вы, а я стал понимать успешных людей, которые внезапно закрываются от мира, ограничив себя только узким кругом самых близких. Потому что если сто, двести человек одновременно пожелают тебе несчастья, то оно, скорее всего, случится. С условием, что эти сто или двести человек лично тебя знают. И совсем не обязательно, чтобы ты на самом деле был успешным. Достаточно того, что они о тебе так думают. Заметили ли вы, что крах всех властителей наступает тогда, когда окружающие, которые их любили, начинают их ненавидеть?

Не верите в приметы? Правильно делаете. Как говорил Тристан Бернар, не будьте суеверны, это приносит несчастье.

Однако подобно профессору Коху, испытавшему на себе туберкулезные палочки, ваш покорный слуга кое-какие «палочки» суеверия на самом себе испытал, в результате чего пришел к выводу: срабатывает. В череде случайностей просматривается закономерность. Сказал неудачливому приятелю-литератору, что роман переводят на японский язык, он тебя, разумеется, поздравляет. С трудом разжимая губы, с трудом изображая на лице улыбку. Поздравления – самая изысканная форма зависти, если верить Юлиану Тувиму. Короче, через неделю твой переводчик попадает под асфальтный каток. Нет переводчика – и не видать японцам твоего романа, как Курильских островов. Случайность? Возможно. Показываешь свою новую пассию другому приятелю, который красивых женщин уже много лет только в телевизоре видит, а через три дня вы с девушкой ругаетесь и расстаетесь без видимых причин. Тоже случайность? Не исключено. Еще один приятель много лет снимает квартиру и никак не может купить собственную. А тебе удается. Не потому, что ты больше зарабатываешь, а потому, что повезло. И вот он у тебя в гостях. «Здорово, молодец! А ремонт какой! Ну, ты везунчик!» Поздравил и ушел. Через пару дней в ванной рушится новый подвесной потолок, а в комнате обваливается штукатурка. Это в лучшем случае. Опять случайность? Нет, я, конечно, понимаю, мы живем в век боингов, компьютеров, сотовых телефонов и космического туризма, как-то неловко рассуждать о чертовщине. Но разве одно исключает другое? Одно всего лишь отвлекает от другого. Был в Англии маг по имени Алистер Кроули. Знаменитость. О нем Сомерсет Моэм роман написал. Этот самый Кроули сказал как-то: «Не хвалитесь перед инвалидом своим умением бегать. Обязательно сломаете ногу».

Но похвалиться хочется. Вполне естественное человеческое желание. Демонстрируя свои удачи, мы самоутверждаемся. И пусть. Но хорошо бы при этом запомнить золотое правило: хвалиться можно перед тем, кто уже достиг чего-то равноценного. Либо перед тем, кто не стремится безуспешно к тому же, к чему стремитесь вы. Не затрагивайте чужие комплексы, держитесь от них подальше. Это не только опасно, но и некрасиво, согласитесь. Это, если угодно, тот самый случай, когда скромность и украшает, и оберегает. Есть у многих народов такая поговорка: «Пусть завистники лопнут». В той или иной интерпретации. Пожелать такое – все равно что встать во время грозы под молнией в качестве громоотвода. Завистники, может быть, и лопнут, но и вы заодно сгорите. Особенно если ваш ангел-хранитель отлучился в это время по делам.

Сглаз известен с незапамятных времен. В основе его зависть, осознанная или неосознанная. Пушкин считал зависть великой движущей силой, называл ее сестрой соревнования и относился к ней без малейшей опаски. Что стало с поэтом, мы знаем. Зависть - часть человеческой природы, с ней нельзя бороться, ее можно только опасаться. Если верить известному историку колдовства Монтегю Саммерсу, силы зла (демоны) часто пользуются этой человеческой слабостью, а нередко и сами ею руководствуются. Кто знает, не позавидовал ли Змей Адаму, предложив Еве яблоко…

Нынешние исследователи магии (витиеватому слогу которых не всегда можно доверять) определяют сглаз как «информационную подвеску на биополе человека, которая несет отрицательную программу». Чаще всего, утверждают они, сглазу подвергаются красивые, преуспевающие люди, и здесь срабатывает завистливый взгляд, завистливое слово или завистливая мысль. Однако сглаз можно «навесить» на себя, даже будучи нищим. Потому что причина вызвать зависть всегда найдется. Вполне понятно, почему в современных руководствах особо подчеркиваются преуспевающие люди. В наше время их стало много, и именно они (а чаще их жены и подруги) ходят к колдунам и ясновидящим и платят за снятие порчи.

Порча – это, друзья мои, особое мероприятие из области черной магии. Дело опасное не только для того, на кого она наводится, но и для того, кто этим занимается. Можете верить или не верить – дело ваше. С порчей тесно смыкается родовое проклятье. Это «энергоинформационное заболевание, наведенное когда-то родственниками, цыганами, колдунами…» Цыгане, как видите, отмечаются особо. Почему? Да потому что европейцы и вообще молодые народы всегда ощущали первобытный, мистический страх перед народами древними. А цыгане, как известно, те же индусы. У древних народов генетическая память многослойнее, и связь с тонкими (потусторонними) мирами имеет глубокие корни. Помните ленту «Худеющий» по роману Стивена Кинга? А «Кладбище домашних животных»? Там речь идет о старом индейском кладбище. Тоже древний народ, воспринимающий мир не технократически, а ассоциативно, образно. Кладбища вообще особая тема. Древние народы отличает трепетное, ритуально-мистическое отношение к смерти и к мертвецам. Почитайте готические романы.

Если так же, как листаете медицинскую энциклопедию, вы пролистаете любое пособие по магии, вы узнаете, что для сглаза характерны бессонница, большая потеря в весе (вот откуда взялся «Худеющий»), длительные болезни, неурядицы в личной жизни, внезапные травмы. Там же сказано, что сглаз можно снять самостоятельно. Дальше вам рекомендуют обереги, заговоры, молитвы. К примеру, такую:

- Я призываю все добрые силы моих ангелов-хранителей и высшие силы слиться с этой отрицательной энергией…

Или нечто покруче: «Каждое утро в течение недели ходите по раскаленным углям, припевая «порча, порча, выходи, порча, порча, выходи». Или вот еще: «Становитесь перед зеркалом. Плюете через правое плечо, затем в зеркало и только потом через левое плечо». А дальше полная ахинея: «Для защиты от сглаза и порчи положите под левую пятку сто долларов одной купюрой. Если нет - положите под левую и правую пятки две купюры по пятьдесят долларов». Доморощенные маги не учли того обстоятельства, что мистика и связанные с ней ритуалы возникли в глубокой древности (преимущественно на Востоке), когда не было долларов, а были только медные и золотые монеты. И почему именно сто долларов? По валютному курсу Вельзевула? А под конец авторы пособий окончательно погружают вас в маразм, предлагая, к примеру, следующее: « Против сглаза помогает моча приблудной собаки. Ее нужно собрать и пить в течение трех дней». Интересно, как поймать приблудную собаку и собрать ее мочу? Это же не дойная корова.

Рей Брэдбери говорил, что фантастика – это реальность, доведенная до абсурда. Реальность, которую мы с вами имеем – это мистика, доведенная до абсурда.

К чему это я? К тому, чтобы вы не ходили зря по раскаленным углям, не плевали в зеркало, не пили собачью мочу. Подверженность сглазу сродни слабой иммунной системе. Между людьми, часто и близко общающимися, устанавливается нечто вроде «вольтовой дуги». В этой дуге есть и положительное, и отрицательное начало. Всякого рода сообщества, ведьминские, масонские, творческие, политические – неважно, какие – это накал «вольтовой дуги». Как она срабатывает, мы знать не можем. Если бы знали, то были бы не людьми, а богами. Мы можем только догадываться, объяснять по-своему и делать выводы. И вот мой вывод. Никому не завидуй и других на это дело не провоцируй. Помогай неудачникам, но общайся с удачливыми. Избегай «вольтовой дуги» с окружающими, кроме тех, кого любишь. Потому что любовь, безусловно, сильнее порчи, сглаза, родового проклятия и многого другого. Любовь – это защита, своего рода магический круг. И если он очерчен в отдельно взятом сообществе, коллективе, народе, то демонам через него не прорваться. А «вольтовая дуга» в благоприятном случае попросту перерастет в нимб. И наступают времена, когда со всеми нами это происходит. Я имею в виду нимб. Правда, это уже другая жизнь и другая история. А поведал я обо всем этом по той причине, что на днях поскользнулся, разбил колено, теперь сижу дома с забинтованной ногой, скучаю и пытаюсь понять, откуда сглаз. И не надо усмехаться - сглаз, как пить дать. Смотрю в окошко, а там прохожие, которые не хромают. Бегают по городу и вершат великие дела. Завидую им и ничего не могу с собой поделать.

Руслан Сагабалян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Руслан написал любопытную статью: действительно, сглаз, порча, зависть ЕСТЬ! Прожив большую часть жизни, могу это подтвердить стопроцентно - и на собственном примере, и на примерах из жизни родных и близких. Еще в юности,начав научную карьеру, став кандидатом наук, понял, что те, кто "сердечно" поздравляли меня с этим знаменательным фактом, потом за глаза сплетничали обо мне черт знает что; когда выходили в свет мои книги, они опять тепло поздравляли меня, но в их колючих глазах горел "злой огонек" недоброжелательства и черной зависти; когда же я, уже убеленный сединами "ученый муж", защитил докторскую, нашлись те, кто плотно "поев-попив" на моем банкете по этому случаю, тем не менее не смогли переварить мой успех и по-крупному "накапали" в ВАК и хотя не смогли доказать "слабинок" моей работы, но серьезно и надолго затянули процесс утверждения... А в бытовом плане примеров и не счесть! Просто не хочу утомлять вас, дорогой автор! Удивительно, но могу подтвердить, что иногда способны невольно "сглазить" и самые родные люди - родители, жена, взрослые дети. Убеждался на собственном примере: достаточно было сказать жене о своих "эпохальных" планах - издании книги, написании новой работы или еще о каком-то значимом для меня в будущем событии, как оно или проваливалось или значительно оттягивалось - на годы!!! Так что Руслан Сагабалян прав и не надо было ему приходить к этому выводу, лишь сломав ногу! Желаю здоровья, друг!
  2. Хочу поблагодарить тех, кто внимательно читает мои тексты и считает нужным высказаться.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты