N 04 (115) Апрель 2007 года.

Профессор борьбы

Просмотров: 6083

В последние годы мы как-то подзабыли нашего прославленного соотечественника, заслуженного мастера спорта по вольной борьбе, заслуженного тренера СССР, чемпиона мира, “профессора борьбы” Юрия Аванесовича Шахмурадова, возглавлявшего в постсоветское время пахлеванов Дагестана. И вдруг его имя вновь замелькало на страницах российской прессы. Газеты сообщали об отказе дагестанских вольников выступать в составе сборной России, санкционированном руководством Министерства спорта Дагестана и Федерации вольной борьбы республики.

Причиной, которая побудила кавказцев выразить недоверие Федерации спортивной борьбы России, послужило решение руководителей сборной России по вольной борьбе не продлевать контракт со старшим тренером команды Юрием Шахмурадовым, отвечающим за подготовку спортсменов в весовых категориях 60 и 120 кг.

В последние годы мы как-то подзабыли нашего прославленного соотечественника, заслуженного мастера спорта по вольной борьбе, заслуженного тренера СССР, чемпиона мира, “профессора борьбы” Юрия Аванесовича Шахмурадова, возглавлявшего в постсоветское время пахлеванов Дагестана. И вдруг его имя вновь замелькало на страницах российской прессы. Газеты сообщали об отказе дагестанских вольников выступать в составе сборной России, санкционированном руководством Министерства спорта Дагестана и Федерации вольной борьбы республики.

Причиной, которая побудила кавказцев выразить недоверие Федерации спортивной борьбы России, послужило решение руководителей сборной России по вольной борьбе не продлевать контракт со старшим тренером команды Юрием Шахмурадовым, отвечающим за подготовку спортсменов в весовых категориях 60 и 120 кг.

Это свое решение функционеры российской борьбы объяснили тем, что борцы Дагестана, которые составляли большинство в сборной России по вольной борьбе (пять человек из семи), на Олимпиаде в Афинах выступили ниже своих возможностей (одна золотая медаль и две бронзовые).

Демарш дагестанцев не возымел действия. В противостоянии с центром они вынуждены были уступить (кто бы в этом сомневался), а Юрий Аванесович продолжил свою творческую деятельность в написании учебников и теоретических пособий по вольной борьбе.

Не менее неожиданным оказался и его недавний приезд в Ереван. К нам он прибыл по каналам Международного олимпийского комитета проводить, как сегодня принято говорить, мастер-классы для армянских вольников.

Он читал лекцию на кафедре спортивной борьбы института физкультуры. Я подошел к ее концу. Юрий Аванесович что-то мелом чертил на доске. Незаметно, как мне казалось, прошел к парте в последнем ряду и уселся, ожидая услышать окончание нудной лекции. В начале я удивился тишине в аудитории, тому, как лекторат, буквально разинув рты, завораживающе слушал Шахмурадова. Постепенно лекция захватила и меня. Юрий Аванесович сыпал вперемешку: теорией и примерами из прошлого, курьезными и занимательными историями, некоторые из которых больше походили на своеобразные устные прозаические этюды.

Время занятия истекло, Шахмурадова слушатели не отпускали, все расспрашивали и расспрашивали. Без предупреждения несколько раз я щелкнул затвором фотоаппарата. Заметив у меня в руке диктофон, Шахмурадов пригласил присесть у кафедры рядом с собой.

— Юрий Аванесович, меня удивила тишина в аудитории, когда Вы читали лекцию. Они буквально на лету ловили каждое Ваше слово.

Потому что им было интересно, многое для них в новинку. Они, видимо, мало читают, недостаточно над собой работают. Армянская тренерская школа остановилась в развитии на рубеже времен распада Советского Союза, потому и редки успехи армянских борцов на международной арене. Конечно, этому есть объяснение, объективные причины: война, тяжелейшие экономические условия, отъезд лучших борцов и тренеров. На последних первенствах мира и Европы более десяти бывших граждан Армении боролись под флагами других государств, и кое-кто из них стал чемпионом или призером. А без хороших тренеров небольшой Армении трудно соперничать с великими державами или странами, население которых превышает 50-60 млн. человек. Почему сегодня стали побеждать и китайцы? Потому что у них появились хорошие тренеры, а население у них огромное, есть из кого готовить чемпионов. Знаю, что в последнее время в этом вопросе в Армении наметились сдвиги в лучшую сторону.

— Почему Вы так редко приезжаете в Ереван?

В Ереване я нередкий гость, здесь у меня немало родственников, племянники, друзья. В позапрошлом году приезжал на турнир имени Степана Саркисяна. Нас, гостей турнира, тринадцать олимпийских чемпионов и мира, принял тогда президент Армении Роберт Кочарян. Мне, как карабахцу, ребята поручили вручить Кочаряну специальный приз. Приятно было слышать от Роберта Седраковича, что в молодости он занимался борьбой у знаменитого тренера Юрия Бабаяна.

— Пару слов, если можно, о Ваших карабахских корнях.

Мои корни в гадрутском селе Старый Таглар. Мой дедушка был долгожителем, прожил 118 лет. Когда мне было 6 лет, наша семья переехала в Орджоникидзе, где под руководством Ильи Петровича Зураева стал заниматься борьбой. Своего первого тренера я не забыл и, будучи уже главным тренером сборной СССР, пригласил его работать вместе со мной.

В 18 лет я уехал в Москву, окончил Высшую школу тренеров, а затем как ее выпускник был приглашен работать в Дагестан. В Махачкале учился в местном институте, тренировался вместе со знаменитым Али Алиевым – пятикратным чемпионом мира. Помогал ему готовиться к одному из чемпионатов СССР.

В 1966 году я стал первым дагестанским спортсменом, удостоившимся звания чемпиона Европы, а позже – вторым после Али Алиева чемпионом мира. Вместе с ним мы в составе сборной СССР выступали в 1968 году на Олимпиаде в Мехико. Как чемпион мира и СССР, я должен был выступать и на следующей Олимпиаде, но неожиданно вместо меня туда взяли более молодого – Левана Тадеашвили. И тогда я решил, что пора заканчивать, мне уже под тридцать. А они – мол, не уходи, пошлем тебя на чемпионат мира.

— Может быть, Вы уступили Левану в личном поединке?

Да нет, что вы, счет личных встреч, если не ошибаюсь, был 4:1 в мою пользу. По регламенту чемпионатов Советского Союза их победители должны были представлять страну на чемпионатах мира и Олимпиадах. В пред-олимпийском чемпионате страны 1972 года Леван проиграл Новожилову и занял пятое место. А я у Новожилова выиграл и стал чемпионом.

… Я им говорю: мол, учусь в аспирантуре и решил завязывать с борьбой. Тогда вызывает меня начальник управления Спорткомитета СССР Колесов Анатолий Иванович (чемпион Олимпиады, мира, Европы) и говорит: а как там сборная, а как там тренерские дела? А ты мог бы возглавить сборную Советского Союза? Я до этого часто на тренировках показывал товарищам по сборной всевозможные приемы, помогал им. Меня даже называли, извините за нескромность, «профессором борьбы». Технично боролся. На трех чемпионатах Европы получал призы за лучшую технику.

Впервые сборную страны доверили не опытному тренеру, а только что закончившему бороться спортсмену. В течение 10 лет под моим руководством сборная СССР не проиграла ни одного соревнования, выиграла все: чемпионаты мира и Европы. На Монреальской Олимпиаде мы завоевали 6 золотых медалей, на Московской – 7.

Защитил диссертацию, занялся наукой. В 1981 году решил завершить карьеру тренера и перешел работать в Спорткомитет заместителем начальника управления. Но вскоре понял, что чиновничья работа не для меня. Перешел в Академию физической культуры.

Наступили времена так называемой перестройки. В Москву приехал президент Федерации борьбы Турции и предложил мне возглавить их сборную. Удивился, конечно. Турки, армяне, геноцид, вроде бы не сходится. В Союзе начался бардак, развал страны, и я решил поехать.

Меня принял президент Озал и первым долгом спросил, знаю ли я, что еще ни один армянин не возглавлял сборную Турции. Затем он спросил, мол, сколько лет нужно, чтобы поднять борьбу в Турции. Говорю: 6–7 лет. А он: у нас столько времени нет, а если мы создадим вам все условия? Тогда 3–4 года, отвечаю.

Буквально за небольшое время были открыты более 20 школ-интернатов, созданы самые современные борцовские базы. За три года моей работы турецкие борцы стали чемпионами Европы, мира (до этого у них 27 лет не было чемпиона мира) и Олимпиады. Но затем в местной прессе стали обо мне писать всякую ерунду, в том числе и то, что я хочу принять турецкое гражданство. Мне все это надоело, и я вернулся в Москву. Возглавил сборную России, готовил ее к Олимпиаде 1996 года в Атланте.

Меня пригласили в Махачкалу, где я по большому счету пришел в большой спорт, где женился, где родились мои дети. Мне создали великолепные условия для работы, я возглавил Центр олимпийской подготовки, аналогов которому нет во всей России. На последней Олимпиаде в Афинах в российской команде были представлены 6 дагестанских борцов, на чемпионате мира – 5. В Махачкале каждый год проводится матч между сборной мира и сборной Дагестана. Второй год подряд мы выигрываем у сборной мира! Эта любовь к борьбе у них в крови, генетика их!

— Юрий Аванесович, под Вашим руководством 15 борцов стали олимпийскими чемпионами, Вы воспитали не одного чемпиона мира и Европы, видели на ковре многих легендарных борцов. Кого из них считаете самыми-самыми?

Если сопоставлять титулы, то 3-кратных олимпийских чемпионов Александра Медведя (путеводная звезда отечественной борьбы) и Александра Карелина. Помимо этих великих, должен упомянуть Арсена Фадзаева, Владимира Юмина, Сергея Белоглазова, из современных – гения 21 века, 2-кратного олимпийского чемпиона, 6-кратного чемпиона мира – Бувайса Сайтиева. Они многое привнесли в спортивную борьбу. Они боролись на уровне подсознания – это высшая математика!

Александр Григорян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 19 человек