N 05 (116) Май 2007 года.

Сохраняя свой язык, веру, традиции и культуру

Просмотров: 3315

Передо мной альбом «Крым. Армяне, десять веков созидания». И как всякое достойное произведение, он вызывает у меня множество мыслей, воспоминаний.

Работая в Матенадаране, я много лет по разным поводам общался с Эммой Корхмазян, доктором наук, одной из редких уже, к великому сожалению, представителей старшего поколения ученых, которые «знают буквально всё». В работе над своей последней (надеюсь, только по времени) книгой я пользовался фундаментальным трудом Эммы, посвященным армянским манускриптам, переписанным и украшенным в Крыму.

Передо мной альбом «Крым. Армяне, десять веков созидания». И как всякое достойное произведение, он вызывает у меня множество мыслей, воспоминаний.

Работая в Матенадаране, я много лет по разным поводам общался с Эммой Корхмазян, доктором наук, одной из редких уже, к великому сожалению, представителей старшего поколения ученых, которые «знают буквально всё». В работе над своей последней (надеюсь, только по времени) книгой я пользовался фундаментальным трудом Эммы, посвященным армянским манускриптам, переписанным и украшенным в Крыму.

Из ее книги, а затем и, так сказать, самолично – взяв в руки манускрипты - я познакомился с семьей мастера Натера. Под влиянием трагических обстоятельств, о которых нет нужды говорить, он с семьей бежал из Северо-Западной Армении (ныне Турция) и пробирался в Крым. По дороге, в толпе беженцев, застигнутых в горах буранами и морозами, Натер потерял взрослого сына. Не знаю, что там случилось, Натер не пишет. Может быть, он замерз или оступился в снежный провал.

Придя в Крым, Натер в конце переписанной им книги говорит, буквально плачет о своем несчастье в стихах.

Семья поселилась в землянке в городе Сурхат, неподалеку от армянского монастыря Сурб Хач. И в землянке он продолжал трудиться, переписывал и украшал книги. Оказывается, у него было еще три сына. Он обучил их своему делу, они стали писцами, миниатюристами, даже переплетчиками. А один – ученым монахом-вардапетом. Со временем и внук Натера вырос прекрасным художником. Только в ереванском Матенадаране хранится несколько десятков манускриптов, созданных усилиями трех поколений этих замечательных армянских интеллигентов.

Перелистывая страницы альбома, знакомишься с другими крымскими армянскими интеллигентами. Среди них – замечательные братья Айвазовские. Старший, Габриел, сначала вардапет-ученый на острове Сан-Лаззаро в Венеции, затем в Крыму – епископ, духовный глава обширной епархии Армянской Апостольской Церкви, замечательный деятель национального просвещения. О его брате, великом маринисте Иване (Ованесе) Айвазовском, вряд ли стоит говорить подробно. Может быть, всего две краски.

На острове Сан-Лаззаро в музее я видел замечательное полотно «Хаос» – сотворение мира, когда, по Библии, Святой Дух летал над водами. Эту картину Айвазовский подарил папскому двору. В ответ его наградили золотой медалью. Говорят, по этому поводу Гоголь, тогда живший в Риме, пошутил при встрече с Айвазовским: «Ты принес «Хаос» в Ватикан и получил медаль. Я же никакого хаоса в Ватикан не вносил и ничего не получил…»

Айвазовский пользовался мировой славой. Особенно любил его турецкий султан Абдул Гамид, задорого приобретал его полотна, награждал высшими орденами. Заказал ему множество картин для своего нового дворца, который, между прочим, ему строили архитекторы-армяне. И тут пришли 1895-96 годы, начался геноцид, массовая резня армян.

И вот читаю в альбоме о том, как поступил Айвазовский. Он собрал свои турецкие ордена и выбросил в море. А ленты их отдал консулу Порты в Феодосии со словами: «Передайте это вашему кровавому хозяину…Пусть и он мои картины выбросит. Мне не жалко».

Перечисление интеллигентов-армян из Крыма может затянуться, хочется придти к нашим дням, к профессору Олегу Габриеляну, который сейчас возглавляет Крымское армянское общество. Это ему вместе с автором умного текста альбома, художником-дизайнером Константином Эрлихом принадлежит идея самого издания. В альбоме напечатаны стихи Габриеляна, проникнутые искренним чувством любви к родной земле. Глядя на обширную галерею портретов, помещенную под заголовком «Благодарности», - явно лица тех, кто дал деньги на издание или каким-нибудь иным способом помогал появлению на свет альбома – рассматривая, говорю, эти портреты, представляю, как много труда затратил Олег Габриелян, прежде чем состоялась презентация этой, хочется сказать, «важной книги», проникнутой любовью и в то же время горькой.

Горькой потому, что она буквально переполнена развалинами, камнями от исчезнувших армянских храмов. Не только времен турецкого завоевания или татарского господства, но и подрывов и разрушений периода советской агрессивной антирелигиозности.

Все эти руины – прекрасные даже в своем запустении – безусловно, знак ненависти. Очень, к сожалению, знакомой в наши дни. Ненависти темного озлобленного люда к народу культурному, талантливому, трудолюбивому и потому добившемуся успехов, которые невозможно пережить бездельникам, которые все время требуют: «Дай, дай!»

Таковы некоторые мысли, возникающие от чтения и рассматривания альбома. Хотя сам текст его составлен, как сейчас говорят, политкорректно. Не обижая Россию.

Занимаясь в последнее время темой «Армяне в Крыму», я для себя развеял благостную картину, как Суворов еще при крымском хане переселял армян из Крыма в район нынешнего Ростова- на- Дону, которого тогда еще не было. Армяне, оказывается, в большинстве не хотели покидать Крым, родные места, но их пугали: «Вот уйдут русские войска из Крыма, явятся турки и вас перережут». К тому же были даны крупные взятки предводителям армян. Но и тогда, как и сейчас, «хотели как лучше…» Суворов, например, хотел, он охотно откликался на жалобы армян, писал в Санкт-Петербург. А жаловаться очень даже было на что. Местным чиновникам было наплевать на переселенцев, они привезли их на неудобные земли, не позаботились о том, как будут семьи с детьми зимовать под открытым небом, в землянках. В общем, все получилось не как лучше. А как обычно. Начались болезни, смерти. Из более 12 тысяч перемещенных армян через год устроились на землях в районе крепости Дмитрия Ростовского менее половины. Слишком дорогая цена за затею. Мало того, Крым после переселения армян и греков лежал в разрухе: экономика в развале, земледелие, садоводство – в забросе. Очень скоро крымский хан был смещен, и полуостров был присоединен к России. И русскому правительству еще многие десятилетия предстояло расхлебывать результаты своей же недальновидной политики. В общем, картина знакомая…

И еще: не будучи политкорректным, скажу о другом. Сразу после освобождения Крыма от немцев Сталин депортировал не только крымских татар, но и крымских армян, о чем значительно менее известно. И пусть сегодняшним почитателям «отца народов» будет стыдно.

И вот при всём при том, при всех жестоких гримасах судьбы, сегодня армяне в Крыму – достойная, уважаемая, творческая диаспора. Продолжают обычное для армян дело, где бы они ни жили: созидание. При этом сохраняют свой язык, веру, традиции, культуру. О чем прекрасно рассказывает альбом «Крым. Армяне, десять веков созидания».

Ким Бакши

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Не перестаю восхищаться глубиной мысли Кима Бакши. Вы кто, откуда и зачем, Ким Наумович, такой проницательный? Низкий Вам поклон от недеградировнных армян.
  2. Уважаемый Ким Бакши Терзаемые в течение веков войнами невзгодами народ наш вряд ли выстоял и дошел до сегодняшнего дня если бы наряду с мечем не обладал другим самым могущественным оружием -письменностью. Там где меч оказывался бессильнным побеждали письмена уничтожая врагов пронося сквозь века к следущим поколениям народа его надежду и веру Ведь Армения являетться одной из древнейшей колыбелей человечества и культуры где скрещивались и продолжают скрещиваться пути и судьбы многих народов..... Правды много она находится на небе и бьет понашим стопам и ведет к истенному пути... Спасибо Вам Ким Наумович
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты