N 06 (117) Июнь 2007 года.

Россия–Армения: от тостов – к прагматичному сотрудничеству

Просмотров: 3274

Итоги парламентских выборов в Армении из Москвы выглядят совершенно иначе, чем из Еревана, считает автор персональной колонки в газете «Ноев Ковчег», политолог Сергей Маркедонов. Для российской власти важно лишь, чтобы модель армянских выборов повторилась в российском избирательном цикле 2007-2008 годов – уверенная победа партии власти и никаких «оранжевых революций». Но в Ереване от России ждут другого: более рациональной политики на всем Южном Кавказе.

Перед парламентскими выборами в Армении мне не раз приходилось давать комментарии и интервью различным информационным агентствам, ТВ и радиостанциям, печатным СМИ. Однако хочется отметить, что диапазон вопросов, посвященных началу предвыборного цикла в этой республике Южного Кавказа, был чрезвычайно узким.

Итоги парламентских выборов в Армении из Москвы выглядят совершенно иначе, чем из Еревана, считает автор персональной колонки в газете «Ноев Ковчег», политолог Сергей Маркедонов. Для российской власти важно лишь, чтобы модель армянских выборов повторилась в российском избирательном цикле 2007-2008 годов – уверенная победа партии власти и никаких «оранжевых революций». Но в Ереване от России ждут другого: более рациональной политики на всем Южном Кавказе.

Перед парламентскими выборами в Армении мне не раз приходилось давать комментарии и интервью различным информационным агентствам, ТВ и радиостанциям, печатным СМИ. Однако хочется отметить, что диапазон вопросов, посвященных началу предвыборного цикла в этой республике Южного Кавказа, был чрезвычайно узким. Фактически журналистов интересовали только две проблемы. Станет ли Армения территорией, где свершится очередная «цветная революция» на постсоветском пространстве? И какая сила в Армении является «пророссийской», а какая «прозападной»? Увы, к сожалению, в российской журналистике именно эти две проблемы стали в последнее время ведущими. Между тем, к реальной ситуации и в Армении, и в любой другой точке постсоветского пространства они имеют весьма опосредованное отношение.

Результаты парламентской кампании в Армении уже поспешили объявить очередным успехом российской внешней политики. На первый взгляд, факты не противоречат подобной гипотезе. Очередная избирательная кампания на постсоветском пространстве не привела к «цветной революции», а победившие силы (представляющие партию власти) не раз и в ходе самой кампании, и по ее завершении выражали свою приверженность армяно-российскому стратегическому партнерству. Сами выборы стали, скорее, не поединком между властью и оппозицией, а борьбой разных «колонн» партии власти. В этом смысле модель парламентских выборов в Армении может быть представлена, как идеальная для российского избирательного цикла 2007-2008. Речь идет, конечно же, об идеальных представлениях российского политического класса, для которого содержательная конкуренция и сильная (действительно сильная, а не крикливая) оппозиция представляются главными угрозами.

Армянская же оппозиция не продемонстрировала тех качеств, которых от нее ждали ее сторонники. В этом смысле она была, как две капли воды, похожа на российскую оппозицию. Было (как и в российском случае) много шума, еще больше громких (и чем громче, тем более неадекватных) лозунгов и призывов. И все это при отсутствии общей стратегии, консолидированных подходов к борьбе за голоса избирателей. Даже тактические успехи каждая из групп оппозиции определила себе самостоятельно. Зато в избытке было личных амбиций, подковерной борьбы и публичной перебранки между оппозиционными лидерами. Естественно, все это дискредитировало противников ныне действующего президента Роберта Кочаряна и его уже почти официального преемника Сержа Саркисяна.

«Никогда еще общенациональные выборы в Армении не проходили с таким фоном насилия и таким количеством тяжких криминальных преступлений. Реальные финансовые ресурсы, задействованные для получения голосов избирателей, вышли на количественно и качественно новый уровень. К примеру, в некоторых мажоритарных округах будущим владельцам депутатских мандатов пришлось раскошелиться на суммы, эквивалентные 3 млн долларам США. И это в стране, где даже по официальным статистическим данным почти третья часть населения живет в бедности!»- пишет армянский журналист и политолог Давид Петросян. Со многими из тезисов можно согласиться (хотя можно поспорить с оценками уровня нарушений и преступлений, если сравнить ситуацию 2007 года с выборами-2003). Однако такое развитие событий стало возможно в первую очередь потому, что армянская оппозиция не смогла выдвинуть ни новых людей (большинство ее кандидатов - бывшие представители властной элиты, как, например, экс-спикер национального парламента Артур Багдасарян или экс-премьер-министр Армении Арам Саркисян), ни новых идей.

Нельзя не отметить, что власть в Армении имеет свой ресурс популярности и без всяких «черных схем». В преддверии выборов 2007-2008 годов отечественная оппозиция могла бы лучше посмотреть в армянское зеркало для того, чтобы уже в недалеком будущем не копировать худшие образцы оппозиционной политики на российской почве.

Однако результаты парламентских выборов в Армении имеют и другое измерение. Власть, конечно, победила. В тройке призеров три ее «колонны» (Республиканская партия, «Процветающая Армения» и Дашнакцутюн). Но означает ли это, что победители будут готовы бескорыстно и всецело поддерживать политику Кремля на Кавказе в целом и в Армении в частности? Вопрос не праздный, если учесть, что нередко «цветные революции» делаются не на площадях и майданах, а в кабинетах и в интеллектуальных «трестах». Речь, конечно же, не о «трестах мировой закулисы». Интеллектуалы стран СНГ сами по себе являются внушительной и не до конца оцененной российской дипломатией силой. Например, в Молдове не потребовалось никаких майданов. Там местные коммунисты возглавили процесс «вестернизации» республики. Что же касается Армении, то многие представители официальной власти вовсе не в восторге от той политики, которую проводит Москва на Южном Кавказе. Не экзальтированные активисты «Импичмента», а вполне респектабельные республиканцы вовсе не горят желанием играть роль разменной карты в грузино-российских и российско-азербайджанских отношениях. И этот вывод автор делает, основываясь исключительно на эмпирическом материале.

Накануне выборов мне довелось побывать в Армении и, что называется, из первых уст (не президента, конечно, но многих влиятельных депутатов парламента, представляющих Республиканскую партию) услышать, что Армения не хотела бы, чтобы весь российский ресурс был бы распространен на нее одну, а не на все кавказские государства равномерно. Те же представители партии власти заинтересованы, чтобы российско-грузинские отношения вышли хотя бы на более-менее приемлемый уровень. У них же есть претензии к Москве по поводу роста ксенофобских настроений внутри РФ. Они же заинтересованы, чтобы оппозиция была и в парламенте, и на президентских выборах. Без этого Армении невозможно будет мобилизовать симпатизантов и лоббистов на Западе. А потому в парламенте Армении представлены и «прозападный» Багдасарян, лидер партии «Оринац Еркир», и партия «Наследие», возглавляемая другим «западником» (экс-главой армянского МИДа) Раффи Ованнисяном. И в этой связи главный урок для России состоит в том, что, работая исключительно с провластными силами, Москва все равно не сможет поколебать комплементарный внешнеполитический курс Еревана. А вот что она точно сможет (и уже во многом смогла) сделать, так это настроить против себя всю оппозицию, а также в значительной степени колеблющуюся публику. Увы, но все провалы и промахи власти будут приписаны Москве (но ведь не приписывать же Москве патриотический армянский ресурс!), а все ее достижения не будут ассоциироваться с мудрой российской политикой. Таким образом, победа партии власти не стала впечатляющей победой российской дипломатии. Без российского эстрадного и политтехнологического десанта армянский истеблишмент мог бы обойтись и своими силами. Суметь завоевать себе дополнительные симпатии вне площади Республики Кремль не смог.

Таким образом, результаты парламентских выборов поставили немало вопросов перед Москвой. Можно сколь угодно (и подчеркнем, обоснованно) критиковать оппозицию действующей в Ереване власти. Но намного более правильно было бы прийти к выводу, что стратегическим ресурсом России является не только армянская власть, но и граждане этой республики, представляющие различные взгляды на будущее своей страны. Думается, что своевременный отказ от пресловутого «принципа партийности» мог бы принести нашей стране намного более ощутимые дивиденды в дружественной Армении.

России также требуется быть прагматичной в выработке своей стратегии на Кавказе (равно как и в любой другой точке СНГ). От языка тостов и обращений к «славному прошлому» следует перейти к прагматической выгоде. Армения готова сотрудничать с Россией в военной сфере и в сфере безопасности (в отличие от Грузии). Прекрасно! Эту возможность надо использовать, как и другие возможности. Мало кто знает, что газификация Армении (с помощью России) идет намного быстрее, чем газификация внутри самой России. Весьма активен российский бизнес и в сфере телекоммуникаций (за один год российский бизнес вложил в эту сферу больше, чем греческий за десять лет). Вот именно эти интересы (а не поиск западной угрозы и «цветных революций») должны стать основой полноценного двустороннего сотрудничества между Арменией и Россией.

Сергей Маркедонов,

специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек