N 08 (119) Август 2007 года.

Лидия Графова: «Нужна иммиграционная амнистия»

Просмотров: 3560

ИНТЕРВЬЮ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ИСПОЛКОМА «ФОРУМА ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ»

— Лидия Ивановна, Вам нравится программа переселения соотечественников?

— Эта программа запоздала лет на двенадцать. По сути, речь идет о репатриации - впервые после распада Союза на высоком политическом уровне объявлено, что наша страна зовет соотечественников, считающих Россию своей родиной. Но поздно, увы, раздался этот зов.

ИНТЕРВЬЮ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ИСПОЛКОМА «ФОРУМА ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ»

— Лидия Ивановна, Вам нравится программа переселения соотечественников?

— Эта программа запоздала лет на двенадцать. По сути, речь идет о репатриации - впервые после распада Союза на высоком политическом уровне объявлено, что наша страна зовет соотечественников, считающих Россию своей родиной. Но поздно, увы, раздался этот зов. Кроме того, главный смысл программы в том, что она, как ни странно, защищает права не тех, кто переезжает в Россию, а остающихся в странах СНГ - они повышаются для местных властей в «цене».

—  Но ведь уехать в Россию хотят не только русские.

— Это правда, хотя наши консульства и представительства ФМС очень хотели бы набрать в основном русских. Но их-то там осталось немного, записываются в программу в основном граждане титульной национальности. Словом, берут «нацкадры», если профессия подходит, а русские бабушки никому не нужны. Но при всех своих изъянах это долгожданная программа, и я бы хотела пожелать ей успеха. К сожалению, судя по тому, как пошел процесс, есть опасность, что она станет PR-жестом государства. Пока успели переехать только пять семей из стран Балтии! Главный изъян программы в том, что она зовет на пустое место. Двенадцать пилотных регионов, решивших залатать соотечественниками дыры в своих демографических и трудовых потенциалах, не удосужились подумать о жилье. Я изучала все двенадцать программ - там предлагаются общежития или аренда квартир, а вообще рекомендуется решать жилищный вопрос самим - взять ипотеку и купить. Хорошо бы, но «где деньги, Зин?»

— Что-нибудь позитивное в программе есть?

— Она позволяет быстро получить гражданство. За три года должны приехать и, получается, стать гражданами 300 тысяч человек. Но на что идут деньги? Только лишь на оплату контейнера, проезда, кое-где дают на полгода «подъемные». А в стране между тем около 40 тысяч семей, имеющих статус вынужденных переселенцев, которые по десять лет стоят в очереди на жилье. На обустройство этих статусных мигрантов в прошлом году выделено всего 306 жилищных сертификатов. При таких темпах ждать крыши над головой им придется лет сорок. Впрочем, теперь статус вынужденного переселенца практически перестали выдавать. Около миллиона соотечественников, которые давно приехали в Россию, попали вместе с временными трудовыми мигрантами в положение нелегалов. Им даже разрешения на временное проживание не дают. И пока такая ситуация будет сохраняться и этот миллион будет жить и трудиться в России на птичьих правах, программа не будет вызывать доверия.

— Что-то много народа бродит по просторам России. Нам вообще мигранты нужны?

— Через Россию прошло уже несколько волн миграции. Сначала была вынужденная миграция - из горячих точек, потом трудовая. Эксперты считают, что нелегалов около пяти миллионов, среди них три  с половиной миллиона временных трудовых мигрантов, остальные приехали на ПМЖ. И все они бесправны. Впрочем, законодательство для трудовых мигрантов с 15 января упростилось, а для приехавших на ПМЖ  по-прежнему - тупик. Более того, в этом году заканчивается упрощенный порядок получения российского гражданства. И значит, его не успеют получить тысячи тех, кто ждет по пять — десять и более лет. В Подмосковье знаю русскую женщину, вернувшуюся из Туркмении, так вот она не может добиться гражданства четырнадцать лет.

— В ФМС говорят, что те, кто давно приехал, смогут стать участниками программы добровольного переселения и получат льготы.

— Это было бы разумно, ведь люди уже здесь, у нас. Но пока им предлагают вернуться туда, где у них уже сожжены все мосты, пойти в консульство, подать заявку и ждать в общей очереди. Вот я и твержу: нужна иммиграционная амнистия. Российской власти надо снять грех с души. Ведь существование этих бесправных нелегализованных миллионов - настоящая страшилка для тех, кто хотел бы вернуться в Россию. Сегодня многие, кто поспешил подать заявку на участие в программе переселения, начинают отступать, боясь, что их могут обмануть на родине. Вначале были очереди в консульства, записывались с ночи, а теперь забирают заявления. Думаю, что и запланированных на этот год пятидесяти тысяч не наберут.

— Так ли уж работодатели заинтересованы в репатриации соотечествен­ников?

—  Мой 18-летний опыт работы с мигрантами показывает, что те работодатели, кто хоть раз заключал договоры с переселенцами, потом предпочитают их - они работящие, у них высокая мотивация труда. Регионы страдают из-за недостатка рабочих рук, вымирает наша Россия, теряя от 700 тысяч до миллиона человек в год. И все меньше становится людей трудоспособного возраста. Конечно, на этом фоне 50 тысяч или даже 300 тысяч новожителей погоды не сделают. А вот легализовать миллион уже переехавших — это было бы ощутимо. Но кого ни  спрашиваю, никто не может мне объяснить, почему администрация президента тормозит проведение иммиграционной амнистии. Такая акция - массовая легализация накопившихся нелегалов - регулярно проводится в ряде западных стран, которые не могут обойтись без труда приезжих. А нам-то чего бояться? Ведь речь идет о наших вчерашних соотечественниках.

— Что такое легализация миллиона человек? Ведь это потребует от государства немалых затрат — пособий, пенсий, школ и детских садов.

— Но ведь эти люди будут платить налоги! Сейчас они ничего не платят, работодатели на них экономят - и на зарплатах, и на налогах. Это - одна проблема. Другая -в нетерпимости: у нас настоящая мигрантофобия. А работа с населением в этом направлении практически не ведется. Государство убеждено: период вынужденной и трудовой миграции завершился, что неправда, и теперь, стало быть, нужны добровольцы из числа соотечественников. Добровольцы — это хороший пример, вот только для чего? Их появление неизбежно вытащит на свет «грязное белье» - проблему наличия бесправных людей, давно пожелавших стать россиянами. Надо сначала отдать старые долги, а уж потом с чистой совестью звать новых переселенцев.

Светлана Сухова, «Итоги»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1