N 09 (120) Сентябрь 2007 года.

Единая ПРО и неопознанная ракета

Просмотров: 2863

Отношения России и Грузии вновь резко ухудшились после некоторых признаков возможной нормализации.

Грузия обвинила Россию в нарушении своего воздушного пространства и сбросе радиоуправляемой ракеты. Россия называет эти обвинения политическими, а инцидент – «театрализованной постановкой». Однако особенность нынешнего похолодания состоит в том, что позицию Грузии поддержали США, которые ранее занимали более взвешенную и осторожную позицию. Посольство США в Грузии выступило с официальным заявлением, в котором предлагает ввести международный мониторинг на Рокском тоннеле на грузино-российской границе.

Отношения России и Грузии вновь резко ухудшились после некоторых признаков возможной нормализации.

Грузия обвинила Россию в нарушении своего воздушного пространства и сбросе радиоуправляемой ракеты. Россия называет эти обвинения политическими, а инцидент – «театрализованной постановкой». Однако особенность нынешнего похолодания состоит в том, что позицию Грузии поддержали США, которые ранее занимали более взвешенную и осторожную позицию. Посольство США в Грузии выступило с официальным заявлением, в котором предлагает ввести международный мониторинг на Рокском тоннеле на грузино-российской границе.

Конфликт начался с заявления МВД Грузии о том, что якобы 6 августа 2007 г. российский самолет Су-24 нарушил воздушное пространство страны со стороны России в районе Казбеги и около села Цителубани (зона грузино-осетинского конфликта) сбросил радиоуправляемую ракету. По словам главы МВД Грузии Вано Мерабишвили, «Су-24 был зафиксирован радарами Минобороны и гражданской авиации Грузии». Грузия потребовала созыва специального заседания Совбеза ООН для обсуждения совершенного по отношению к ней «акта агрессии», связанного с нарушением ее воздушного пространства Россией. «Совет Безопасности ООН должен принять резолюцию, осуждающую атаку территории суверенного государства. Мы призываем СБ ООН провести расследование на высоком уровне», – заявил представитель Грузии при ООН. Проблема состоит в том, что Россия в нынешних условиях не имеет возможности доказать свою непричастность к случившемуся – доминирующее на Западе представление о геополитической предвзятости Москвы по отношению к Тбилиси априори «играет» против Кремля. Однако до сих пор ситуация вокруг падения ракеты далеко не прозрачна, а это означает, что анализировать можно только возникший по итогам инцидента конфликт и стратегии его участников. Можно выделить несколько версий, которые объясняют стратегию Грузии.

Первая версия – традиционная. Она активно продвигается российской властью и официальными лицами и направлена на опровержение позиции Грузии и обвинение Тбилиси в политической заинтересованности. Главный аргумент российской стороны состоял в том, что Грузия допустила журналистов и чиновников, включая и президента Михаила Саакашвили, к воронке, которая образовалась якобы от разрыва ракеты. Как заявил первый вице-премьер Сергей Иванов, постановочный характер «подтверждают даже телевизионные кадры – место падения ракеты с неразорвавшимся боезарядом окружено полицейской лентой в двух-трех метрах. Если настоящая авиабомба или ракета с неразорвавшимся боезарядом действительно находилась там, место нужно было бы оцеплять минимум в 500–800 метров, а не в двух, где стоят журналисты», – указал первый вице-премьер. Это мнение было вскоре подтверждено российскими экспертами, которые посетили место инцидента. «По предварительным нашим данным, складывается такое убеждение, что был внутренний взрыв. Он мог произойти не здесь, а в другом месте. Остатки же ракеты могли просто здесь разложить», – сказал представитель группы российских экспертов, накануне прибывших в Грузию, начальник Главного штаба ВВС генерал-лейтенант Игорь Хворов.

Причиной же «театрализованной постановки» российские чиновники называют попытку сорвать очередное заседание СКК. Глава аппарата грузинского госминистра по урегулированию конфликтов Давид Бакрадзе заявил, что отныне проведение заседаний Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию грузино-осетинского конфликта будет зависеть от «непредвзятого расследования акта агрессии, осуществленного против Грузии 6 августа этого года». «В случае подтверждения участия российской стороны в указанном действии под серьезный вопрос встанет правомочность статуса России как главного посредника в миротворческом процессе, а также возможность последующего сотрудничества с ней в существующем формате», – подчеркнули в аппарате госминистра Грузии. Надо отметить, что Грузия в любом случае будет стремиться использовать инцидент для дискредитации России как посредника.

Вторая версия связана с планируемым визитом Михаила Саакашвили в Москву в конце августа. Последние месяцы отношения России и Грузии после острого кризиса осенью прошлого года начали постепенно нормализовываться. Кремль вернул своего посла, сняты ограничения экономического и административного характера. В Грузию для «прощупывания» ситуации был направлен неформальный переговорщик – Евгений Примаков, который сделал там ряд заявлений, в частности, спрогнозировал скорое снятие запретов на импорт грузинского вина в Россию. Как заявил газете «Взгляд» высокопоставленный источник в грузинском парламенте, «возможно, те, кто подверг Грузию бомбардировке, как раз и рассчитывали сорвать встречу президентов». По его словам, встреча планировалась в формате «один на один». «Это как раз важно, чтобы иметь возможность вне каких-либо саммитов или мероприятий поговорить откровенно именно в таком формате», – сказал источник. Теперь встреча под угрозой срыва. Однако использование ракеты для срыва встречи более чем сомнительная технология. Кремль и без подобных инцидентов не раз игнорировал попытки лидеров стран СНГ провести с ним встречу в условиях кризиса. Так было, например, с президентом Молдавии Владимиром Ворониным, который, даже приехав в Москву, не был допущен к Путину. Также и Михаил Саакашвили не сумел удостоиться аудиенции в рамках прошлогоднего саммита СНГ, хотя очень настаивал на этом.

Третья версия не носит политического характера и связана с проблемами самого региона, где могут быть инциденты несанкционированного использования военной техники в условиях бесконтрольности. Нельзя исключать, что в данном случае никакой политики за происшедшим нет, однако последствия, безусловно, и Россия, и Грузия будут использовать в своих целях.

Нынешний конфликт между Россией и Грузией имеет одну важнейшую особенность: Грузия не сумела добиться поддержки международного сообщества, но получила политическую помощь от США. Совет Безопасности ООН отверг требование Грузии провести срочное заседание. Однако США сумели добиться неформального заседания, на котором был поставлен вопрос о принятии специального заявления, осуждающего «акт агрессии» против Грузии. Россия заблокировала заявление. Однако США в данном случае однозначно сыграли на стороне Тбилиси, чего ранее не практиковалось: Вашингтон, даже поддерживая «молодую демократию», в условиях роста напряженности между Россией и Грузией дистанцировался от политики Саакашвили или даже убеждал Тбилиси не идти на конфронтацию. Американцы также помогли организовать международную экспертизу с участием экспертов из США, Швеции, Латвии и Литвы. Как заявил заместитель министра иностранных дел Грузии Давид Дондуа, она подтвердила факт нарушения воздушного пространства Грузии одним самолетом. Вместе с тем отмечается, что эксперты не смогли определить тип самолета и его происхождение.

Наконец, США выступили за международный мониторинг Рокского тоннеля, обеспечивающего экономические возможности для сепаратного существования Южной Осетии.

Конфликт между Россией и Грузией не меняет качество кризиса в отношениях двух стран. Однако тот факт, что Грузию поддержали США, может создать новую точку напряженности уже в отношениях России и США, которые и без того за последнее время существенно охладились.

Светлана Самойлова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек