N 10 (121) Октябрь 2007 года.

Жак Дувалян: жизнь, как роман

Просмотров: 7028

Когда Жак Дувалян приехал в Ереван, поначалу он пел только по-французски, но это никого не смущало – Дувалян стал для публики воплощением французского шансона. Потом Жак запел и по-русски, и по-армянски. Он полюбил Армению, стал ее певцом, ее поэтом – всего за 10 лет, что прожил в стране. Он вернулся во Францию, но выход диска с раритетными песнями 80-летнего маэстро стал в Армении событием.

Национальный архив Армении выпустил диск с песнями Жака Дуваляна, и я поделилась этой новостью с приятельницей.

Когда Жак Дувалян приехал в Ереван, поначалу он пел только по-французски, но это никого не смущало – Дувалян стал для публики воплощением французского шансона. Потом Жак запел и по-русски, и по-армянски. Он полюбил Армению, стал ее певцом, ее поэтом – всего за 10 лет, что прожил в стране. Он вернулся во Францию, но выход диска с раритетными песнями 80-летнего маэстро стал в Армении событием.

Национальный архив Армении выпустил диск с песнями Жака Дуваляна, и я поделилась этой новостью с приятельницей.

– Жак Дувалян? - взволнованно переспросила она. - Прекрасно помню. Мне восемнадцать лет, Тбилиси, летний клуб «Стелла», и на эстраде певец совсем из другого мира: элегантный, полный жизни, с отточенными манерами настоящего эстрадного артиста...

Жак Дувалян приехал в Ереван в первой половине 50-х. Приехал, чтобы выучиться на астрофизика, а стал певцом. Мужественный и легкий, с прекрасным баритоном, бесконечно обаятельный, он сразу же стал любимцем ереванской, а вскоре и всей советской публики.

Он стал для нас воплощением французского шика, наведя волшебный мост между Ереваном и Парижем, который благодаря Жаку стал реален. И время было такое: «оттепель», и Париж в эти годы вошел в нашу жизнь великими именами Жана Габена и Мишель Морган, Жерара Филиппа и Ива Монтана. Французский художественный десант тогда буквально оккупировал нас. И было прекрасно, что в этом десанте оказался и наш замечательный соотечественник Жак Дувалян.

Сначала он пел по-французски, но это не смущало нас. Потом Жак запел и по-русски, и по-армянски, и в этих его уже советских песнях был и шик, и какое-то особое, французское упоение жизнью. Он быстро адаптировался в ереванской среде, полюбил Армению, стал ее певцом, ее поэтом.

На большую эстраду Жака Дуваляна пригласил молодой, но уже широко известный композитор и дирижер Константин Орбелян, в 1956 году возглавивший Государственный эстрадный оркестр Армении. Элегантный и подтянутый маэстро Орбелян, безукоризненный оркестр, лучшие инструменты, отличные музыканты. Но когда рядом с ними появился Жак Дувалян, он стал, как писали музыкальные критики, «ударным номером» репертуара эстрадного оркестра.

В репертуаре певца - французский шансон, песни «О, Париж» Лемарка, «Осенние листья» Ж. Косма, «Большие бульвары» Н.Глансберга, народные и городские песни, испанские - «Кумбачера» и «Жизабель», кубинская «Кто она?», итальянская «Мамба» в обработке для эстрадного оркестра, и конечно, песни армянских композиторов - «Звучи, моя гитара» и «На улице Баграмяна» Арно Бабаджаняна, «Ереван в моем сердце» и «О, Ереван» Константина Орбеляна, «По улицам Еревана» Александра Аджемяна, а также песни, которые сочиняет он сам.

 

Еще ярче талант сочинителя и поэта Жака Дуваляна раскрылся в Москве, где с 1959 года он солировал в Инструментальном ансамбле Юрия Саульского, исполняя свои песни «Говорит Ереван», «И потому», «Каменотесы» перед огромной российской аудиторией на армянском языке, подчеркивая их самобытность.

Слушая их, понимаешь, что армянская эстрадная песня 50-60 годов расцветала под сенью французского шансона. И первым провозвестником этой традиции у нас стал Жак Дувалян. Мы получили ее из первых рук, - ведь юный Жак влюбленно слушал Эдит Пиаф и сам пел в тех же парижских кафе, в которых начинал свою карьеру Шарль Азнавур.

Артистический облик Дуваляна отличала удивительная способность легко и с улыбкой говорить о серьезном, подкупающая мужественность и какое-то нежное рыцарство... Он всегда держался у неуловимой грани легкого и серьезного, грустного и веселого, представал на сцене в образе мечтательного Арлекино, который развлекает праздничную толпу, а в глубине души остается грустным и одиноким.

Был ли он таким на самом деле или этот образ достигался перевоплощением? Думаю, что и то, и другое. Жак Дувалян – талантливый математик, несостоявшийся астрофизик, но состоявшийся артист, чья внутренняя жизнь была скрыта от глаз. В 1965 году он вернулся во Францию. Со многим, с чем мы тогда свыклись и к чему относились философски, он смириться не смог. Наверное, рыцарская честность Жака Дуваляна, его максимализм заставили резко изменить жизнь - вначале обрести историческую родину, потом поменять траекторию полета во времени и пространстве, чтобы сохранить свою душу и не изменить себе...

Вернувшись в Париж, Жак Дувалян основал вокальную школу. Петь и выступать сам он больше не хотел. Нечто важное осталось у него в той, первой половине жизни - большая любовь, казалось, прерванная навсегда. Он уже не надеялся, что когда-нибудь получит весточку от нее. Но Нелли нашла своего Маэстро в конце 80-х, когда ее жизнь дала трещину. Она многие годы работала балетмейстером в Театре оперы и балета в Баку. В дни карабахского конфликта ей с дочерью пришлось бежать из города, в котором она родилась. Письмо от Нелли Жак расценил как подарок судьбы, и вот почти 20 лет они вместе. Сейчас, когда Жаку Дуваляну перевалило за 80, он продолжает возглавлять вокальную школу, а Нелли успешно занимается своей профессией.

Песни Жака Дуваляна - прекрасные свидетельства эпохи, в которую нам довелось жить. Они - сердцебиение того счастливого времени, когда все народы на какой-то миг оказались близки друг другу, открыты... И ничто не могло выразить эти настроения лучше и ярче, чем демократичный жанр песни.

Сегодня по инициативе режиссера и киноведа Гарегина Закояна выпущен небольшой тираж CD с песнями Жака Дуваляна. Гарегин Закоян почти каждый год навещает Жака и Нелли. В его планах сделать фильм о нем совместно с французской художницей Рафаэль Вирлинг, - ведь в судьбе Дуваляна как в зеркале отразился XX век со всеми его трагическими событиями. Жизнь, сложившаяся, как роман...

Маргарита Рухкян,

Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек