N 11 (122) Ноябрь 2007 года.

Михаил Мкртчян: «Становление армянства в России продолжается»

Просмотров: 4103

Мкртыч (Михаил) Цолакович Мкртчян родился 6 октября 1937 года в городе Ленинакане (Гюмри). По образованию – инженер-механик. В 1975 начал общественно-политическую карьеру, работал в аппарате ЦК КП Армении, министром торговли АрмССР. С 1987 по 1990 гг. был заместителем председателя Совета Министров – председателем Госплана Армянской ССР.

Доктор экономических наук. С 1993 по 1997 гг. работал директором Центра программ развития Академии народного хозяйства при правительстве РФ. Сейчас – начальник отдела внешних связей Института менеджмента и маркетинга АНХ РФ.

Кавалер ордена «Знак Почета». Член правления Всемирного армянского конгресса и Союза армян России.

Мкртыч (Михаил) Цолакович Мкртчян родился 6 октября 1937 года в городе Ленинакане (Гюмри). По образованию – инженер-механик. В 1975 начал общественно-политическую карьеру, работал в аппарате ЦК КП Армении, министром торговли АрмССР. С 1987 по 1990 гг. был заместителем председателя Совета Министров – председателем Госплана Армянской ССР.

Доктор экономических наук. С 1993 по 1997 гг. работал директором Центра программ развития Академии народного хозяйства при правительстве РФ. Сейчас – начальник отдела внешних связей Института менеджмента и маркетинга АНХ РФ.

Кавалер ордена «Знак Почета». Член правления Всемирного армянского конгресса и Союза армян России.

— Михаил Цолакович, давайте начнем разговор с истоков, с Вашей семьи, с Вашего детства. Вы из каких краев? Где Ваша Родина?

Я гюмриец, родился в Ленинакане. Семья у нас была большая, четырнадцать человек: дед, бабушка, отец, мать, брат и сестра отца. Все жили большой дружной семьей под одной крышей. Отец мой был бухгалтером, мать долгие годы работала воспитателем детского сада. Мой дед – Вагаршак Мкртычевич Саркисян был известным строителем. В Ленинакане он много строил, в том числе и кинотеатр «Октябрь» на главной площади. Некоторые сооружения сохранились и после разрушительного землетрясения 1988 года. Дед сам и проектировал, и строил. Трудно поверить, но и каменотёсом был. Мастер на все руки. Я его очень любил и уважал. Вообще, можно сказать, что вся наша семья – строители, что и сказалось на моем выборе: в семье хотели видеть меня хорошим инженером.

— Вы оправдали надежды Ваших родных?

Я поехал в Ереван и сначала поступил в университет, но скоро понял, что не гуманитарий, и перешел учиться в Политехнический институт. По окончании по направлению уехал в Киев, где пять лет отработал на заводе оборонной промышленности «Киевприбор», вначале инженером, затем технологом – конструктором, так дошел и до заместителя главного инженера. Вернулся в Ереван во ВНИИКЭ, затем работал на «Армэлектромаше», откуда меня вскоре направили на руководящую работу в райком, а затем и в ЦК Компартии Армении на должность заместителя заведующего отделом промышленности. В моей судьбе большую роль сыграли тогда первый секретарь ЦК Карен Серобович Демирчян и глава правительства Фадей Тачадович Саркисян. Я их считаю своими наставниками.

— А как Вы возглавили Госплан Армении? Что нужно было сделать, чтобы заслужить такую высокую должность?

Вызывает меня как-то Демирчян и говорит: «Мы рекомендуем Вам оставить должность первого секретаря райкома и переводим в торговлю, на должность министра, там нужно навести порядок». В торговле уровень коррупции и взяточничества всегда был высок, и навести порядок оказалось непросто. Но нам это в большой степени удалось. Нашли новые методы работы, чтобы ограничить коррупционные возможности чиновника, внедрили электронную систему, вычислительную технику. Быть честным министром торговли трудно, но возможно. Думаю, я не подвел, и меня впоследствии назначили председателем Госплана Армении.

— С советской системой планирования Вы знакомы изнутри – она оправдывала себя?

А сейчас разве нет планирования? Все передовые страны – Германия, Франция, США, Япония – планируют свое хозяйство. Другое дело, что в советском планировании были перегибы в связи с тем, что нужно было обеспечить всех работой, чтобы не было безработицы. В годы перестройки появились рыночные отношения, их нужно было углублять и, создавая мощную производственную базу, постепенно перейти к рынку. Однако, кроме свободы, для этого нужны и дисциплина, и порядок, которых в годы перестройки не было. Так мы пришли к разрухе, а затем и к окончательному краху экономики.

— А как Вы оказались в Москве? Что Вас заставило уехать из Армении?

Когда в начале 1988 года вспыхнул армяно-азербайджанский конфликт, произошли события в Сумгаите и Баку, когда армян не только депортировали, но и физически уничтожали, все это могло сказаться и на отношении к азербайджанцам в Армении. Поэтому меня направили руководить комиссией ЦК КП Армении по обеспечению безопасного переселения азербайджанцев, которые изъявили желание уехать. Хочу сказать, что нам удалось без особых проблем обеспечить эту безопасность.

Сразу после этих событий произошло страшное декабрьское землетрясение 1988 года, унесшее несколько десятков тысяч жизней. Оно меня застало в Кировакане, на трикотажной фабрике, куда мы вместе с первым секретарем райкома Ньютоном Григоряном приехали смотреть производство. Он и спас мне жизнь, вовремя вытащив из-под града камней, которые посыпались туда, где мы стояли. Мы срочно связались с первым секретарем ЦК КП Армении Суреном Гургеновичем Арутюняном, доложили обстановку, попросили о срочной помощи: прислать вертолеты, технику.

В начале 90-х к власти начали рваться новые силы. Я был к тому времени уже депутатом Верховного Совета Армении и быстро понял, что с ними не сработаюсь. Меня нагло отстранили от моих полномочий. Левон Тер–Петросян сделал все, чтобы в Верховном Совете у коммунистов не оказалось большинства.

— И Вы оказались в Москве…

Да, у меня к тому времени была готова докторская диссертация, я уже какой-то период времени работал в Академии народного хозяйства под руководством Абела Гезевича Аганбегяна. Я и сейчас преподаю в академии, которая создана при правительстве РФ тридцать лет назад для подготовки высококвалифицированных кадров для экономики. В нашей Академии учились многие известные в России экономисты, действующие министры и их заместители, ведущие специалисты: юристы, банкиры, руководители крупных коммерческих фирм и корпораций. Мы сохранили статус ведущего вуза страны в этой области и продолжаем готовить конкурентоспособных специалистов.

— Вы уже 17 лет в Москве, являетесь одним из основоположников армянской общины и Союза армян России. Считаете ли Вы, что становление армянского сообщества в России состоялось?

К началу 90-х годов прошлого столетия в России начали формироваться армянские сообщества. Если традиционно в южных регионах и в Москве армяне живут давно, то в некоторых регионах Севера, на Урале и в Сибири общины стали расти после распада СССР. Многие сюда переехали из Азербайджана, Грузии, республик Средней Азии и, конечно, из самой Армении. Этих людей нужно было объединить в одну организацию, так как они порой даже не знали, что где–то рядом есть их соотечественники.

В 2000 году был создан Союз армян России, и президентом был избран Ара Абрамян. Я его знаю очень давно, ещё с тех времен, когда он работал заместителем гендиректора ереванского завода «Нейрон». За эти годы Ара Абрамян сделал очень много полезного и для армян России, и для самой Армении. Чего стоило освобождение из африканского плена армянских летчиков и российских моряков! А процесс становления армянства в России продолжается. Мне кажется, это непростой процесс, который может продолжаться ещё несколько лет, до тех пор, пока все армяне России будут чувствовать себя здесь спокойно и уверенно.

— Вы недавно были в Армении. Каковы Ваши впечатления?

Армения сегодня, конечно, живет лучше, чем 10 лет назад, когда по вине руководства целая республика оказалась во тьме. Но нужно справедливо отметить, что проблем хватает, особенно плохо обстоят дела с рабочими местами. Наука полностью парализована. Этого допустить нельзя. Нужно сделать все, чтобы народ жил лучше. Для этого есть все предпосылки и возможности. Армянский народ трудолюбив и вынослив. Его нужно правильно организовать. По поводу общественно-политической жизни могу сказать, что давно назрела необходимость создания Общественной палаты Армении, куда вошли бы представители всех слоев населения Армении и диаспоры для решения важных национальных задач.

Беседу вел

Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 17 человек