N 4 (127) Апрель 2008 года.

Преодолеет ли Армения «смуту»?

Просмотров: 6142

О президентских выборах в Армении, состоявшихся 19 февраля 2008 года, будут еще долго писать и говорить. И не только в самой республике, но и за ее пределами. Слишком много проблем, актуальных для всего постсоветского пространства, было поднято в ходе этой избирательной кампании, а также после ее завершения.

В данном случае ситуация после самого дня голосования оказалась не менее важна, чем борьба кандидатов за голоса избирателей, что показали события 1-2 марта в Ереване. «Когда в России пишут об Армении, то пишут обычно о двух вещах: о карабахском конфликте и о пророссийской ориентации республики (в отличие от соседней Грузии)». С процитированным выше мнением ереванского политолога, директора Кавказского института СМИ Александра Искандаряна трудно спорить.

О президентских выборах в Армении, состоявшихся 19 февраля 2008 года, будут еще долго писать и говорить. И не только в самой республике, но и за ее пределами. Слишком много проблем, актуальных для всего постсоветского пространства, было поднято в ходе этой избирательной кампании, а также после ее завершения.

В данном случае ситуация после самого дня голосования оказалась не менее важна, чем борьба кандидатов за голоса избирателей, что показали события 1-2 марта в Ереване. «Когда в России пишут об Армении, то пишут обычно о двух вещах: о карабахском конфликте и о пророссийской ориентации республики (в отличие от соседней Грузии)». С процитированным выше мнением ереванского политолога, директора Кавказского института СМИ Александра Искандаряна трудно спорить.

В самом деле, если взять себе за труд и провести анализ публикаций, посвященных президентским выборам в Армении за последние 3 месяца, то можно зафиксировать несколько тем. Первая – это доказательство пророссийской ориентации победителя кампании-2008 Сержа Саркисяна и антироссийских настроений первого президента республики Левона Тер-Петросяна и его соратников. Вторая - это вопрос, грозит ли Армении «цветная революция» на манер Грузии, Украины или Киргизии. После 1 марта некоторые «специалисты» даже стали сравнивать трагические события в Ереване и инциденты в Бишкеке 2005 года. Таким образом, те, кто взялся рассуждать об Армении и выборах в этой стране, фактически отказали ей (вольно или невольно - другой вопрос, хуже второе, так как свидетельствует об отсутствии понимания ситуации и ответственности за ее интерпретацию) в политической субъектности. Как будто политическому классу Армении больше нечем заняться, как размышлениями, соответствует ли он высоким стандартам «пророссийскости» или же «прозападнизма». При таком подходе к проблемам Армении исчезает вся внутриполитическая динамика, поскольку все события предстают как «большая игра» России и США, в которой Еревану уготована роль статиста. Что сказать по этому поводу? Такая «аналитика» мало того, что далека от профессионализма, она еще сомнительна с этической точки зрения, поскольку с порога отрицает любую самостоятельность Армении, а также представления элиты и общества этой страны о собственных национальных интересах (которые могут отличаться и от российских подходов, и от американо-европейских). Но проблема адекватности российских СМИ и экспертного сообщества в освещении избирательной кампании в Армении - это всего лишь одна из многочисленных проблем, поднятых в феврале-марте 2008 года. Для самой республики (как и для Южного Кавказа в целом) гораздо важнее другие вопросы.

Так всегда случается, что последнее яркое и знаменательное (по разным основаниям) событие, завершающее тот или иной процесс, отождествляется со всем этим процессом. Так произошло и в Армении. Сегодня все разговоры об итогах президентских выборов ведутся вокруг «кровавой субботы» в Ереване (так это событие назвали по аналогии с «кровавым воскресеньем» в Санкт-Петербурге 9 января 1905 года).

Действительно, введение ЧП, гибель мирных людей, большое количество раненых и наметившийся раскол в армянском обществе омрачили кампанию-2008. Между тем, сводить все только к событиям начала марта в Ереване было бы неверно. До мартовской трагедии президентская кампания в Армении могла стать неким поворотным пунктом в политическом развитии всего Кавказского региона.

До сих пор главной политической болезнью на Кавказе является кризис легитимности власти. В соседней Грузии ни один президент не сменял другого на основе выборной процедуры. В конце 1991 года первый грузинский президент Звиад Гамсахурдиа был свергнут, в 2003 году Эдуард Шеварднадзе покинул свой пост в результате «революции роз» (и призрак отстраненного от власти Звиада преследовал «белого лиса» в течение всего его правления). В 2008 году Михаил Саакашвили выиграл президентские выборы в Грузии, однако его легитимность не признается значительной частью грузинских граждан (при голосовании страна раскололась почти поровну). В Азербайджане два первых президента (Аяз Муталибов и Абульфаз Эльчибей) покидали свои посты в результате переворотов. А нынешний лидер республики получил высшую государственную должность из рук своего отца. Восторжествовал династический принцип наследования власти. В Армении сложилась также непростая ситуация в процессе передачи высшей власти. В сентябре 1996 года на президентских выборах победил Левон Тер-Петросян, однако его главный оппонент Вазген Манукян посчитал результаты сфальсифицированными. Тогдашняя реакция властей и оппозиции на итоги выборов была во многом похожа на март 2008 года. В 1998 году досрочный уход первого президента независимой Армении не в ходе выборов, а в результате серии закулисных переговоров до сих пор провоцирует много вопросов и сомнений. В ходе выборов президента и парламента Армении в 2003 году также возникали сомнения в честности избирательной кампании и прозрачности подсчета голосов. Также были обращения в Конституционный суд (тогда это сделал Степан Демирчян) и массовые акции протеста. Казалось бы, в 2008 году может наступить перелом. Во-первых, выборы были действительно конкурентными. Боролись представители действующей власти (Серж Саркисян) и экс-глава республики. В Армении был зафиксирован первый в истории СНГ случай, когда ушедший лидер страны возвращался в политику и боролся за первый пост в государстве (казус Горбачева – не в счет, поскольку тот был президентом исчезнувшей страны СССР). Результаты выборов не были предсказуемыми, борьбу вели два разных по складу и темпераменту политика – менеджер-практик и оратор-трибун, несколько сторонящийся «черновой работы». Выборы стали не просто борьбой «черных технологий» и компромата (хотя и это, увы, было). Это была конкуренция различных подходов к настоящему и будущему Армении. Можно также отметить и то, что обоих кандидатов объединяло – единство взглядов на самоопределение армян Карабаха, приверженность принципам комплементаризма во внешней политике, особое отношение к России, как к стратегическому партнеру Армении. Впервые в постсоветской истории Южного Кавказа пост главы государства мог быть передан от одного президента другому на основе демократической процедуры.

Однако события, последовавшие за подведением итогов голосования, разрушили все эти надежды. Было бы крайне опрометчиво сегодня искать персонально виновных в трагедии 1 марта, поставившей крест на «демократическом прорыве» Армении. Свою долю вины и ответственности несут и власти, и оппозиция. Первые потому, что отказались вести конструктивный диалог с главным оппонентом избирательной кампании, договорившись о сотрудничестве с другими оппозиционными кандидатами (тем же Артуром Багдасаряном, получившим почти 17 % голосов). Власти Армении также (как, впрочем, и в других странах СНГ) полагают, что после оглашения итогов выборов любые политические страсти должны как по мановению волшебной палочки улечься. Оппозиция же заранее отказывает власти в презумпции невиновности, искренне не понимает причин популярности «бытового консерватизма» среди избирателей и считает улицы и площади более достоверными способами волеизъявления, чем избирательные кабины. Главным уроком, который показала Армения, стала демонстрация авторитаризма не только государства, но и оппозиционной общественности (только симпатии и антипатии у оппонентов разные, но политические подходы близки). В конечном итоге и те, и другие упустили шанс сделать Армению примером для соседей по региону (подняв тем самым и внешнеполитические дивиденды для своей страны).

И последний (по порядку, но не по важности) сюжет снова связан с Россией. На сей раз не со СМИ, а с российской дипломатией. Всегда накануне и в ходе выборов в Армении политики из Москвы очень часто говорят о стратегическом выборе Еревана, об особых двусторонних отношениях между нашими странами. Однако наступил март 2008 года, и послевыборная ситуация обернулась серьезным внутриполитическим кризисом. Много ли мы видели представителей российской дипломатии (а также депутатов, общественников), кто пытался бы играть роль посредника между разными политическими силами в Армении, кто старался бы помочь братскому народу преодолеть «смуту»? Активны были представители ЕС, США, разных международных структур, предлагавших свои площадки для обсуждения всего спектра внутриармянских проблем. К сожалению, в очередной раз РФ была не на высоте, заронив немало сомнений: мол, объекты собственности в Армении для российских политиков и бизнесменов намного более интересны, чем внутриполитическая стабильность и демократия в этой стране. Но только как отделить одно от другого? Похоже, пока этот вопрос не нашел своего ответа.

Сергей Маркедонов,

обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

  1. "что обоих кандидатов объединяло – единство взглядов на самоопределение армян Карабаха, приверженность принципам комплементаризма во внешней политике, особое отношение к России, как к стратегическому партнеру Армении." Считаю утверждение неверным. Слабая статья не отражающая действительность.
  2. ЛТП шел не на выборы, а на революцию. Он заранее был настроен на дестабилизацию обстановке. А о сдаче Арцаха - это уже стало притчей во языцах. Какое единение? Если бы ЛТП пекся о будущем Армении, он бы не пропустил выборы в парламент. Если бы он учавствовал в выборах в парламент, то сейчас бы уже минимум 21% депутатов защищали точку зрения сторонников ЛТП. И это было бы по демократически, а не по дичайшим революционыым каконам.
  3. Одним из наиболее тревожных последствий кровавых событий 1 марта в Армении стал возникший здесь синдром идейной дезориентированности армянской элиты. Уже знакомство с многочисленными оценками политологов и творческой интеллигенции происходящим в стране событий, убеждает, что в стране возник мировоззренческий хаос. Казалось, вполне ясная ситуация жесткого противостояния общества с властями не должна была оставить места для того интеллектуального мракобесия, которая охватила страну. Но то, что выглядывает из публичных «осмыслений» армянской общественности, и тем более, апологетов властей, заставляет признать, что возникший в Армении кризис имеет более глубокий подтекст. По сути, мы имеем дело не только с политическим, но и с интеллектуальным банкротством всей национальной элиты. Фактически, страна подошла к той черте, когда наличные интеллектуальные технологии оценки национальных реалий оказались исчерпанными. Возникший же вакуум заполнился мифотворчеством такого пошиба, что людям понадобились механизмы психологической защиты от лавины агрессивных информационных потоков. И лучшим из этих механизмов оказался метод игнорирования предоставляемой информации. Иного и не могло быть в условиях, когда психика человека со всех сторон каждодневно подвергается образами ужасов различного пошиба. Несомненно, сам нынешний кризис в Армении является следствием, а не причиной указанного интеллектуального банкротства элиты. То обстоятельство, что национальная власть обратилась в своем противостоянии с обществом к грубой силе, свидетельствует о полном отсутствии у нее чувства реалий. Ведь, в сложившихся условиях, такой шаг попросту загнал ее в западню. Изначально было очевидным, что сила не может решить проблему. В итоге сложилась ситуация, при которой в своем прежнем качестве криминально-олигархическая структура власти Армении отныне сможет существовать лишь на «штыках», при том, в условиях монополизации информационных и финансовых ресурсов. Все остальные ресурсы потеряли свою эффективность. Властям нечего сказать обществу, а у общества нет желания слушать власть и всех ее защищающих. Вполне естественно, что власти страны развернули информационную экспансию в отношении общества, монополизировав в своих руках почти все электронные средства массовой информации. Есть понимание того, что даже условия нормальной публичной дискуссии могут подорвать основы единства лагеря власти. Однако именно это обстоятельство проявило другую особенность возникшей ситуации – адекватность информационного воздействия поставленным целям. В итоге, монополизированная информация еще больше потеряла свое воздействие на общественное сознание. Более того, эта информационная политика продолжает углублять пропасть между обществом и властью. Но не только это – примечательным является то, что пропасть углубляется между обществом и всей элитой. В стране почти не осталось ни одного «мастера слова» из среды творческой интеллигенции, чье слово способно привлечь внимание общества. Первым выражением такого состояния стала пассивность значительного корпуса политологов и публицистов, дотоле готовых наглядно оценить происходящие в стране события. И как обычно бывает в таких случаях, в лагере апологетов власти появились невиданные оценки в виде «народ болен», «народ загипнотизирован», утверждения о том, что в ситуации применяются «психотропные технологии» и «кодированные понятия». А это можно оценить как явный признак полного идейном банкротства информационной машины властей. Фактически, встретившись с невиданной волной активности общества и с фактом проявившейся готовности общества противостоять планам властей, руководство Армении проявило свое бессилие. Арсенал оценочных способностей властей исчерпал себя. Осталось лишь оценить ситуацию как следствие «происков внешних сил», обвинить политических противников в «предательстве национальных интересов», а общество в «пособничестве развалу государства». Как и надо было ожидать, типичным обстоятельством стало привлечение к этой информационной политике деятелей творческой интеллигенции. Здесь и проявилась указанная выше идейное банкротство элиты. Кроме типичных для таких случаев коллективных заявлений с критикой противников действующих властей, все способности привлеченных интеллигентов свелись к призывам «сохранить национальное единство» и «мир». Эти, на первый взгляд, безопасные призывы, на самом деле, стали провозвестниками нарождающегося в стране мракобесия. Проявилось то обстоятельство, что власти потеряли дееспособность и оказались в состояния бессилия перед развернувшимися в стране процессами. Данная ситуация в Армении вполне распознаваема. Она проявила свои аналогии не раз в иных странах и в иных исторических условиях. Речь идет о ситуациях, когда власти берут курс на легализацию террора. Всегда в таких случаях в обиход выходит тезис о «порядке во имя нации» и о «происках врагов». Уточним, не о государственном порядке, а о порядке во имя нации. Неслучайно, в политической и журналистской среде Армении сейчас появилось так много разговоров о фашизме. И как это обычно бывает, апологетами такого курса поневоле становится номенклатурная интеллигенция. Казалось, в период, когда политические деятели страны в предвыборный период выдвинули тезис о необходимости укоренения в стране конституционных норм и перевода страны в русло конституционных государств, никаких особых сложностей в оценке происходящего де должно было быть. Для уже более 17 лет стонущей в тисках авторитарных и криминально-олигархических порядков страны появление такого курса (при этом, поддержанного тремя ведущими политическими силами – Тер-Петросян, Дашнакцутюн, Оринац Еркир) должно было только приветствоваться. Вряд ли кому-то не было ясно, что в стране есть потребность высвободиться из оков беззакония и установить атмосферу всеобщей законности. И само развитие внутриполитических процессов, как кажется, содействовали полному прояснению сути возникшей ситуации. Как и следовало ожидать, общество Армении уже в предвыборный период прекрасно поняло суть складывающейся в стране ситуации и проявило готовность поддержать курс на установление конституционных порядков. Этим, не в последнюю очередь, можно объяснить невиданную волну мобилизации граждан вокруг выдвинувшего указанный курс первого президента Армении Левона Тер-Петросяна. Фактор не совсем симпатичного для многих лидера не стал препятствием на пути объединения. Однако, оказалось, что в маргинальном положении оказалась, в первую очередь, значительная часть интеллектуальной элиты. Именно она ничего не смогла понять в происходящем. Даже власти, с опозданием, но кое-что поняли. То, что действующие власти Армении должны были узреть в появлении такого курса угрозу своему будущему – яснее ясного. Понятна и их мобилизация по недопущению укоренения подобных идей в обществе. Столь же понятна и организованная атака на сторонников Тер-Петросяна, тем более, что сама одиозность этой фигуры давала большие возможности для мобилизации многих его ярых противников. Несмотря на большие способности первого президента доходчиво пояснять всем слоям общества свой курс, он, тем не менее, был отягощен грузом своих «грехов» в период собственного правления. Более того, на радость властям сторонники Тер-Петросяна не смогли обойтись без радикальных лозунгов «кто не с нами, то предатель», «освободить народ Армении от иностранных поработителей» и пр. Несомненно, накопившаяся за десять лет самоотстраненности энергия ненависти к действующим властям должна была толкнуть сторонников Тер-Перосяна к крайностям. Это обстоятельство стало «манной небесной для властей Армении. Но оно никак не отразилось на мнении большинства граждан страны – сами власти свое информационной политикой оправдывали экстремизм оппозиции. Жизнь показала, что Тер-Петросян смог сломить накопившийся в отношение к себе нигилизм главным образом посредством цельной идейной апологетики своих намерений. Многие оставили фактор его личности в сторону и поддержали его. Свидетельством этому является переход на его сторону большинства ветеранов карабахской войны, а также, молодежи – детей тяжелого периода войны. Сила слова заставила многих пересмотреть свое отношение к проблемам государства и к установившимся дотоле политическим стереотипам. Осознавшие это обстоятельство власти Армении потеряли контроль над ситуацией. Им оставалось только сорвать нарастающий процесс. Сорвать без пояснений. И на фоне сказанного и актуализируется вопрос: почему не примкнувшая к информационной политике властей интеллигенция не выразила свою позицию? Почему суть произошедшего в стране слома общественно-политических отношений не получает рациональной оценки до сих пор? Ведь речь идет о ситуации, когда целый народ объявляется больным, а власти квалифицируются как «бандократия». Более того, в стране назревает атмосфера тотального террора во имя «порядка». А вслух говорится лишь о мире и согласии. Об этом стоит поговорить отдельно. На наш взгляд, здесь есть ряд обстоятельств.
  4. Думаю, можно согласиться с мнением о том, что в условиях двадцати лет, прошедших после краха коммунистической системы и отсутствия в Армении (впрочем, как и во всех постсоветских странах) правопорядка, в стране сложился слой относительно удачливых людей, естественным образом приобретших элитные условия для обеспечения своей жизни. Условия жизнедеятельности поощряли соответствующие свойства в людях, естественным стремлением которых является поиск убедительной технологии жизнедеятельности. Конечно, многие и в этих условиях остались верными каким-то идеалам. Но факты свидетельствуют о том, что те, для которых убедительным стал утилитарный прагматизм, те и добились несоизмеримо больших успехов. Кроме крупных предпринимателей и чиновников-собственников значительную долю этих людей представляют из себя деятели интеллектуальной сферы – политики, политологи, творческая интеллигенция, общественные деятели. Наблюдения показывают, что наиболее универсальным свойством подобных деятелей является склонность к спекулятивности и идейный нигилизм. Образом их жизни стал отказ от выбора средств. Глубокая вера в силу лжи и в эффективность идеологического перевоплощения выработали специфические технологии собственного жизнеобеспечения. В реальном выражении, формула «урвать-кинуть-сбежать-заболтать» стала моральным кодексом указанной псевдо-элиты. Но время до поры до времени содействовало успеху людей с такой жизненной философией. Это обстоятельство углубляло веру в «правильность» выбранного жизненного пути. В результате, общество Армении, фактически оказалось разделенной на две касты: касту удачливых и касту неудачливых. Последние представляют из себя значительную массу оттесненных от возможностей влияния на собственную судьбу граждан. Первые же, фактически, естественным образом, заняли нишу национальной элиты. По крайней мере, минимальные возможности для своей самореализации аккумулировались в их руках и они естественным образом составили костяк «псевдо-элиты». Понятно, что для такой среды какое-либо изменение условий равносильно уходу со сцены. Эта среда является аккумулятором интересов неизменности атмосферы в стране.
  5. Но не только указанная выше категория интеллигенции определяет характер нынешней интеллектуальной элиты. Особым слоем в национальной элите можно назвать вполне порядочных и патриотично настроенных людей, для которых постулатной базой мировоззрения и универсальной формулой оправдания своей жизненной позиции является идея «национального единства». Указанная вполне традиционная заскорузлая идея, исходящая к периодам расколов нации и бесконечных гонений армянского народа, давно превратившись в основной постулат этно-политической философии, традиционно оказывала значительное влияние на образ мышления многих поколений армян. На основе этой идеи выработались и продолжают вырабатываться специфические формы оценки общественно-политических реалий страны и мира, а также, практика реализации собственных устремлений. Лежащая в ее основе формула о «гонимой внешними силами нации-носителе Истины» определила концепцию политического видения мира многих национальных политических сил. Но, по сути дела, это была всего лишь политизация повстанческой идеологии. Поэтому, любая жизненная ситуация решалась в свою пользу посредством практикования формулы «предатель нации» и «во имя национального единства». Сохранив свое остаточное влияние до новейшего период истории Армении, такая жизненная философия сама по себе не только стала естественной преградой для развития творческой мысли, постоянным источником внутренних деструкций, но и превратилась в механизм травли любых противников. Ведь, главным свойством подобного образа мышления является отсутствие в нем категории свободы, в первую очередь, свободы личности. Свобода признается прерогативой нации, но не гражданина. Соответственно, являющаяся в современном мире философской базой правосознания формула «свобода-равенство-братство» осталась недостижимой для данного образа мышления. Возможно, когда-то значение такого видения мира не имело особого значения. Однако, в условиях декларированности в современной Армении курса на правовое государство, такой образ мышления вышел за рамки просто философии и выродился в конкретный механизм парализации государственной жизни. И это естественно, поскольку правовое государство не может получить самореализации без базового условия – правосознания граждан. Более того, мировоззрение, основанное на базе постулата «о национальном единстве» должно было в какой-то момент привести к противопоставлению народа и государства. Стремление к сильному национальному государству как высшей ценности безотносительно к интересам народа, в глазах, последователей подобной философии должно было сделать «врагом государства» и сам народ, народ – отрицающий насилие и беззаконие «во имя государства». Ведь, по сути дела, сущность государства в умах апологетов «сильного государства» свелась к сущности игнорирующей воли народа «националистической власти». При том, что есть «национализм» - мало кто аргументирует. Это не только беда армянской псевдо-элиты - это беда любой обанкротившейся интеллектуальной элиты во всем мире. Отнюдь неслучайно, что установление в Армении криминально-олигархической системы управления, и соответственно, сведение понятия о национальных интересах к интересам членов этой системы, загнало апологетов «национального единства» в философскую западню. На деле, оно, попросту, парализовало какое-либо развитие самих носителей данной философии. Мир для них поневоле свелся к «своим-националистам» и «чужим». При этом, понятие «свой» вышло в ранг не подлежащей дискуссии непререкаемой истины. В сфере общественно-политических проблем, это свелось к недопущению какой-либо дискуссии по проблемам национальных интересов, национальной безопасности, национальной идеологии. Считается, что эти понятия определены раз навсегда и давно, и все желающие подвергнуть эти понятия критическому анализу равнозначны «предателям нации». На деле, усилиями большого количества «политологов», «историков» и «писателей» мир творческой мысли и общественно-политической активности был не только парализован, но и сведен к черно-белому модусу по формуле «национальные-антинациональные силы». При этом, антинациональными силами признавались все, кто смел критиковать национальную реальность в любом ее проявлении. Возможно, описанное положение дел не вызывало бы особого дискомфорта ни в обществе, ни в элите, если бы не периоды серьезных внутриполитических коллизий в стране. Время показало, что именно в такие периоды в стране возникают явления, которые можно квалифицировать как банкрот элиты. Главным свойством таких состояний можно определить феномен падения способностей к оценке происходящего и способностей находить решения для преодоления кризисов. Именно этот феномен мы и наблюдаем в Армении нынешнего момента, о чем и говорилось в начале статьи. Интеллектуальная элита разделилась на «пресмыкающихся» - апологетов властей и на полностью дезориентированных «спасителей» национального государства. По сути же, в стране началась наивная пропаганда доморощенного нацизма. Именно нацизма, поскольку нацизм во все времена всегда был идеологией обанкротившегося криминала. Везде, где идея государственного правопорядка (конституционного порядка) подменяется идеей «порядка во имя нации», возникает практика и апологетика легализованного террора. Власть устанавливает порядок по своему усмотрению и в собственном понимании. Это чаще всего бывает в моменты, когда общество со всей серьезностью выдвигает требование по установлению законности в государстве. Видимо, Армения подошла именно к такой черте. Вот здесь и становится понятным, почему все чаще можно встретить обвинения в адрес общества Армении в том, что оно «больно», загипнотизировано и пр. Столь же понятно встретиться с многочисленными мнениями о националистическом правительстве – спасителе государственности. На деле же, мы имеем дело с обанкротившееся властью под флагом «национального спасения» от «чужеродных сил», с боящимися перемен апологетами, а также, с корпусом дезориентированных патриотов. Но это – явление временное. Главным является то, что и идейное и политическое поле Армении вычистилось от недееспособных явлений. Поле для свободных дискуссий и открытой политики открыто. А общество Армении уже знает, с чем имеет дело.
  6. Уважаемые! Пишите кратко, тезисами, афоризмами! Некогда читать. Паруйр Севак, например, несколькими словами дал исчерпывающую характеристику армян: НАС МАЛО, НО МЫ АРМЯНЕ. А вы пишете, пишете, пишете... и не понятно, зачем, для чего, для кого, от кого, к чему? Армения не погибнет никогда! Я не поклонник Сержа Саркисяна, даже противник во многих вопросах, однако ЛТП - раковая опухоль на теле армянского народа, но высохнет и Армения избавится от страшой болезни. Вперёд, Армения!
  7. Короче, Склифосовский! Целую лекцию тут пищут. Жаманак чка! В отношении с Россией хватит бить себя об лоб и твердить о стратегическом партнерстве. Нужен прагматизм, как любит Путин говорить. 1. Заставить их, чтобы заработали все предприятия, которые им отдали за долги. 2. Пусть платят за аренду военных баз. Не бартер оружием Армении нужен, не этот металлолом, а живые деньги. Чтобы те же пенсии поднять - 40 долларов! Хайтаракутюн. А пугать Армению турками и азерами не надо. Пуганые. 3. Добиться открытия жел. дороги через Грузию и Абхазию. Из-за них мы страдаем. Вот и все, что требуется от Сержа Саркисяна. А вся эта лирика про стратегичсекое сотрудничество нам не нужна. Грузины молодцы, они заставили себя уважать. Хотя я не поклоник Саакашвили. Как и не поклоник Сержа и тем более ЛТП.
  8. Маркедонов-джан, это не смута, это социалный взрыв. Терпеть люди уже не могут.
  9. Социальный бунт во главе государственного преступника и предателя? Нечестивцы типа ЛТП использовали социальное неудовольствие части населения в политических целях. А какие цели они преследовали, надо было сначала выяснить, прежде чем толкать людей на противоправные действия.
  10. Если сегодняшние власти не извлекут правильных уроков из этой "смуты", будет совсем плохо. Да, Левон подлец и предатель. Но надо менять вест ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЙ курс.
  11. Да здравствует Левон Тер-Петросян
  12. Да здравствует ЛТП? Ахпер, иди подумай хорошо. Это он стал отцом-основателем мафиозных структур - депутатов, олигархов. Мне противны и карабахский клан, и аодовский клан. Во власти должны быть грамотные, образованные, честные, культурные люди независимо от их происхождения.
  13. Хорошо сказал Искандерян, он вообще толковый политолог. В России обАрмении пишут только про карабахский конфликт и стратегическое сотрудничесвто. Кремлю плевать как живет армянский народ. Лучше путсь не оружием помогают, а ЭКОНОМИЧЕСКИ. Новыфе рабочие места и открытие железной дороги через Грузию - для нас это важнее, чем российские военные базы в Армении. Танк на хлеб не намажишь.
  14. мы в такой геополитической ситуации, что танк тоже намажешь на хлеб
  15. Очень не дальновидно действуют власти прибегая к грубой силе, гонениям, арестам, закрытию опозиционных СМИ. Вполне можно было не прибегать к таким крайностям, к пролитию крови, и вообще к такой безответственности которое все испортило(при этом я нисколько не оправдываю действия опозиции).. Если бы не было событий 1-го марта, т. е. то очень возможно что кризис доверия власти смягчился, и со временем единство народа было бы более реальным. А накану столько вызовов, просто борьба за выживание народа. Что касается России, она вполне прагматично к нам относится мол -куда они денутся из подводной лодки-. Продолжается типичная политика царской России... В принципе к нам относятся наши союзники так, как мы этого заслуживаем. Мы слабы, а слабых если не пинают, то жалеют...
  16. Молодец, брат, все верно написал. Верные акценты расставил!
  17. Мне, далёкому от политики российскому армянину становится ясным, что единственная антироссийская и антиармянская политическая организация в Армении – АОД. На словах АОД – друг России и печется о благополучии народа, а на деле как раз наоборот. Что такое АОД? В 1988 году началось Армянское Общенациональное Движение за воссоединение Арцаха с Арменией. Это движение непонятным образом возглавил второстепенный филолог и никудышный политик, но зато большой демагог и провокатор Левон Тер-Петросян, истинная цель которого была не воссоединение, а выталкивание Армении из СССР. Пострадали многие из тех, кому стало понятно, что ЛТП представляет не элиту армянского народа, а его дно. Вопрос властям: если АОД партия, то почему называет себя движением? Если это движение, то почему оно называется общенациональным? Оно не представляет ни большую, ни лучшую часть армянского народа. Наоборот. АОД не является ни армянским, ни общенациональным, ни движением. Это чистейшей воды пятая колонна. Надо лишить этот разрушающую страну изнутри синдикат названия АОД и, вообще, запретить его, как преступную организацию. «АОД»-овцы любят говорить о «свободе слова», «правах человека», «демократии», «общечеловеческих ценностях» и т.п. понятиях. Когда сами были у власти, то не соблюдали никаких прав. Разрушили и ограбили всё, что могли разрушить и ограбить. Теперь льют крокодиловые слёзы о бедном, страждущем народе, толкая его на преступления. А сами в это время прячутся под юбками. Мерзавцы, и всё! Этим предателям никакая заграница не поможет, потому что они мерзки даже своим заграничным хозяевам, а армянским патриотам, если потребуется, Россия (и не только) поможет. Да и без вмешательства извне армянский народ очистится от напасти. Пусть в этом никто не сомневается!
  18. АОД это партия примитивных националистов. В 90-е они изгоняли русский язык отовсюду. Оказали азерам неоценимую услугу, потому что из Армении уехали русскоязычные специалисты, которых и без того было мало. А почему АОД так действовал? А потому что в руководстве было полно деревенщины. А деревенщине деревенщиной управлять очень просто. Что касается названия - АОД... Тут дело не в словах. Пусть как угодно себя называют. Лишь бы не занимались антиармянской деятельностью. Плохо другое. В стране есть Республиканская партия и партия "Республика". Одна у власти, другой не мешало бы поменять название (идиоты, вас же путают с республиканцами, голоса теряете на выборах!!!). Есть две Нардные партии - Демирчяна и Карапетяна. Тоже странно. Куда Минюст смотрит.
  19. Аодовцы раньше были националистами. Теперь они космополиты. А патриотами так и не стали.
  20. Козлы они, эти аодовцы. На нациолистической волне сделали себе политическую карьеру. Деревенщина! Да и нынешняя власть не лучше. Один клан, другой клан, третий клан... Достали! Не удвилюсь, что такое повториться.
  21. Все нынешние партии в Армении - чисто советский продукт. Республиканцы, аодовцы, Процветающая Армения... Ни к одной у меня доверия нет. Только в спюрке сохранились истино армянские партии - дашнакцаканы, рамкавары, гнчаки. А новые партии только власть и деньги любят. Систему надо менять.
  22. Вы абсолютно правы! В Армении у каждого амбициозного политика своя «партия», т.е. клан. Диаспора должна быть представлена в Армении полноценно. Идеями больше, нежели кошельками. Надо восстановить духовность. Без этого заводы трудно восстановить. В Ереване мне часто говорили: переезжай в Армению и строй, со стороны говорить каждый может. Допустим, я согласен. Где буду жить и работать? Я не могу купить дом, построить завод и в нём работать. Денег нема. Так теперь что, молчать, когда нельзя молчать? Каждый армянин Диаспоры может быть полезным Армении в какой-либо сфере деятельности. В нынешней Армении в почёте денежные соотечественники. Бедный родственник им не нужен. Сегодня и Сарьяна не приняли бы. В повестке дня: ВОССТАНОВЛЕНИЕ ДУХОВНОСТИ, что предполагает наличие Общенациональной идеологии. Поэтому наши враги через наших же провокаторов и простаков насаждают в народе предательскую, разрушающую нацию и страну мысль: национальная идеология – ложная категория.
  23. Согласен с вами, там только деньги любят. Попытаешься открыть бизнес - разденут чиновники до гола! Не верю в Сержа и его новое правительство. Все поделено, народу - шиш.
  24. MotjOT Armchair sightseeing, with links to many famous places and landmarks
  25. 72dRYx Armchair sightseeing, with links to many famous places and landmarks
  26. lsmcojgz dqseyzuz afgsjqhk
  27. ребят смотрите тут,вроде норм - filmkolor.ru
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты