N 4 (127) Апрель 2008 года.

Евгений Ловчев: «История, от которой никуда не денешься»

Просмотров: 3290

Знаменитый левый защитник сборной СССР и московского «Спартака», лучший футболист Советского Союза 1972 года Евгений Ловчев – постоянный гость и участник всех наших торжественных футбольных мероприятий.

– Евгений Серафимович, в последний раз сборную ветеранов советского футбола на нашем стадионе Вы выводили в августе прошлого года, на 60-летии Аркадия Андриасяна.

Аркаша - мой ровесник. Я к нему отношусь с высочайшим уважением. Помню его перемещения с мячом по полю с высоко поднятой головой, его неприятие проигрыша - он этого органически не переносил. Потому и ругался со всеми. Он такой.

Знаменитый левый защитник сборной СССР и московского «Спартака», лучший футболист Советского Союза 1972 года Евгений Ловчев – постоянный гость и участник всех наших торжественных футбольных мероприятий.

– Евгений Серафимович, в последний раз сборную ветеранов советского футбола на нашем стадионе Вы выводили в августе прошлого года, на 60-летии Аркадия Андриасяна.

Аркаша - мой ровесник. Я к нему отношусь с высочайшим уважением. Помню его перемещения с мячом по полю с высоко поднятой головой, его неприятие проигрыша - он этого органически не переносил. Потому и ругался со всеми. Он такой. Я его знал не только по сборной, но и немножко по «Спартаку», куда он приезжал к Бескову, после того как его, можно сказать, выставили из «Арарата». Тогда о нем в «Комсомольской правде» появилась статья «Еще вчера считался товарищем». Вы знаете, про меня тоже писали такие статьи. Это всегда связано с людьми, которые своим трудом как бы сами себя сотворили и ни под кого не ложились.

Я к любому футболисту нашего поколения прилечу на юбилей и, конечно, не ради денег. Я довольно состоятельный человек и на свои деньги могу приехать. Ну а Аркаша великий армянский футболист.

– А ведь и Эдик Маркаров еще был.

Да, Эдик Маркаров – великий футболист, ближайший мой друг Оганес Заназанян – классный игрок, Лёва Иштоян… Но думаю, определяющим в игре команды «Арарат» был характер Аркадия Андриасяна.

– Как Вам Ереван, меняется со временем?

Я был в Ереване сразу же после развала Советского Союза, в 1992 году. Тогда здесь было холодно и голодно. Армения находилась в блокаде и в состоянии войны с соседней республикой. Ереван был без света, серым. А мы его помнили прекрасным, цветущим. Приезжали сюда с удовольствием, не потому что здесь было легко побеждать, как раз-таки наоборот. Народ здесь теплый, гостеприимный, здесь всегда играли в хороший футбол.

Сегодня Ереван вновь ожил, расцвел, заметен строительный бум в городе.

– В начале 1973 года по Еревану поползли слухи о Вашем переходе в «Арарат»…

Расскажу, откуда возникла эта легенда. Начну с того, что отца у меня не было, отчим умер рано, и Симонян мне как отец был. В сезоне 1972 года не все складывалось удачно в «Спартаке», команда заняла одиннадцатое место, в немалой степени по причине болезненной смены поколения. Покинули команду ее ветераны – Кавазашвили, Петров, Амбарцумян, Осянин, появились молодые – Минаев, Букиевский, Кокорев… У Никиты Павловича были семейные сложности, тяжело болел его ребенок, который вскоре скончался.

Он приехал ко мне домой (я жил в районе ВДНХ) с бутылкой коньяка. А я непьющий. Никита Павлович с моей женой немножко выпили, он и говорит: «Женя, я хочу уйти из команды. В Ереване предложили хорошие условия, а здесь меня обложили красными флажками, как волков, когда на них охотятся».

Как-то перед своим отъездом в Ереван Никита Павлович предлагает съездить к Эдмонду Кеосаяну – великому человеку и кинорежиссеру, который очень любил Симоняна

Я предложил Симоняну разыграть у Кеосаяна своеобразный спектакль: буду просить Никиту Павловича взять меня в «Арарат», а он будет отказывать. Николай Петрович Старостин о Никите Павловиче как-то сказал, что если его разрезать пополам, то одна половина будет красной, а другая белой, по цветам «Спартака». То же самое можно сказать и обо мне. Я спартаковец до мозга костей и никуда и никогда переходить не собирался. Лишь однажды я вынужден был покинуть команду и полсезона провести в «Динамо». Но тогда я ушел не из «Спартака», а от Бескова.

Поехали, значит, мы с Никитой Павловичем к Кеосаяну на Мосфильмовскую. Эдмонд на наш спектакль клюнул и стал уговаривать Симоняна: «Ты что, Никита? Возьми Женю в Ереван, «Арарат» от этого только выиграет»…

Видимо, вот этот розыгрыш и дошел до Еревана и перерос в легенду.

– Сегодня в «Спартаке» не все, похоже, гладко складывается, в том числе и в отношении традиций, знаменитого спартаковского духа?

Раньше, заполучив с Украины молодых, самых перспективных игроков – Цымбаларя, Юрана, Онопко, Никифорова, Пятницкого из Узбекистана, «Спартак» оставался на плаву, выигрывал чемпионаты, неплохо играл в еврокубках и окупал свои расходы. Но потом, когда команда чуть сдала, денег уже не было, Романцев бразды правления в клубе передал Червиченко, который, будучи уже президентом «Спартака», перед игрой с ЦСКА заявил, что будет болеть за армейцев. Так о каких традициях после этого можно было говорить.

И поэтому то, что в «Спартак» пришел Лукойл и Федун как хозяин клуба и вложил деньги, и то, что строится инфраструктура, стадион – все это добро для команды. Но мне кажется, что вот те романтические отношения, о которых я говорил – красно-белые в разрезе, они уходят куда-то. Сегодня другие взаимоотношения. Я и у себя в команде часто рассказываю о Николае Петровиче Старостине, о традициях, о спартаковском духе, которые должны передаваться из поколения в поколение.

– Не блещет и сборная России.

Мы же хотим, чтобы национальная команда России заняла нишу сборной СССР. Но тогда сборная состояла из игроков почти всех союзных республик, а сегодня надо надеяться только на себя, а резервов, которые должны готовить клубы, не хватает. Сегодня наши клубы поняли, что вместо того, чтобы платить за легионеров миллионы, лучше растить своих. Это всем наш голландский тренер сборной Гус Хиддинк подсказал. У нас были неприкасаемые – Хохлов, Радимов, Титов, Лоськов, Овчинников. Менялись тренеры, а они в сборной оставались. Хиддинк показал нам всем, что у нас нет выдающихся футболистов, которые были бы на голову выше всех, а есть масса средненьких. Он берет какого-то Будянского, ставит в состав – и тот играет. Он берет из дубля «Спартака» Ребко – и тот так же играет. Он любого ставит, и они играют. А для того, чтобы выйти на уровень советской сборной, нужны выдающиеся футболисты. Это как пшеница, которая сегодня уродилась, а завтра нет. Нужно, чтобы пришел урожай хороших футболистов.

– Через пару часов Вы улетите в Москву. Что бы пожелали на прощание армянским любителям футбола?

Рад, что жизнь у вас нормализовалась, светлые, улыбающиеся лица. Люди стали лучше жить. Сегодня у детей много развлечений, и надо сделать так, чтобы им интересно было идти на футбол.

Я всегда знал, что меня у вас любят, и это ценил. И я люблю армянский народ – это трудолюбивые, талантливые люди во многих профессиях. Возьмем вот наш «Спартак», который во все времена был представлен армянами. Основатель «Спартака» Николай Петрович Старостин со всех сторон был окружен армянскими родственниками, внуки его армяне. Затем появились Абрам Христофорович Дангулов и Никита Павлович Симонян, которые много привнесли в спартаковский стиль. Были еще и Арутюн Кегеян, Сергей Апресян, Саркис Овивян, Вячеслав Амбарцумян, Александр Мирзоян, Бабкен Меликян.

Это история, от которой никуда не денешься.

Александр Григорян

 

 

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 28 человек