N 5 (128) Май 2008 года.

НАТО: спрос превышает предложение

Просмотров: 36848

Процесс расширения НАТО за счет государств бывшего Советского Союза – многофакторное явление. По своему значению оно выходит далеко за пределы формата НАТО–Россия и, конечно же, не является исключительно военно-политической проблемой.

Во-первых, такое расширение поднимает вопрос о том, как долго будет сохраняться (и сохранится ли в итоге) такое понятие, как постсоветское пространство. В последние несколько лет (особенно после серии цветных революций) для многих становится все более очевидным, что постсоветская идентичность уже не работает. И после распада СССР в 1991 году некогда единая «братская семья» отнюдь не была монолитом.

Процесс расширения НАТО за счет государств бывшего Советского Союза – многофакторное явление. По своему значению оно выходит далеко за пределы формата НАТО–Россия и, конечно же, не является исключительно военно-политической проблемой.

Во-первых, такое расширение поднимает вопрос о том, как долго будет сохраняться (и сохранится ли в итоге) такое понятие, как постсоветское пространство. В последние несколько лет (особенно после серии цветных революций) для многих становится все более очевидным, что постсоветская идентичность уже не работает. И после распада СССР в 1991 году некогда единая «братская семья» отнюдь не была монолитом. Армения и Азербайджан были фактически в состоянии войны из-за Нагорного Карабаха, Грузия имела проблемы во взаимоотношениях с Россией. Непросто складывались российско-украинские и казахстанско-узбекские отношения. То есть, кроме советского прошлого, новые образования ничего не объединяло. ДКБ (трансформировавшийся затем в ОДКБ) так и не стал евразийским НАТО, каковым он мыслился его отцами-основателями. В отличие от того же НАТО, в краткой истории ДКБ/ОДКБ были случаи, когда этот военно-политический союз не спасал своих членов от агрессии или территориальной аннексии. В 1992 году Азербайджану удалось, например, взять под свой контроль Арцвашен, который не имел никакого отношения к спорному Карабаху, входил в состав бывшей Армянской ССР (предшественницы Республики Армения). ЕЭП или ЕврАзЭС также не смогли заменить собой привлекательный (и главное – экономически состоятельный) Европейский Союз. Таким образом, каждая из частей некогда общего государства стала смотреть в ту сторону, которая выгодна национальным интересам новых независимых стран. И НАТО не могло рано или поздно не оказаться в фокусе их внимания. Хочется особенно подчеркнуть, интересы НАТО (равно как и отдельные интересы стран – членов альянса) далеко не всегда определялись собственной логикой крупнейшего военно-политического блока мира, но и были реакцией на запрос со стороны бывших республик «нерушимого Союза».

Во-вторых, нравится нам это или нет, но расширение НАТО – это реакция на объективный запрос самих стран СНГ. При этом мотивы и причины такого запроса у каждой страны свои. Единственное, что объединяет все эти запросы – это стремление к национальному эгоизму (в данном словосочетании нет негативного смысла). Для Украины – это, прежде всего, проблема национализирующегося государства (то есть государства, находящегося в начальной стадии обретения национальной идентичности). Современная независимая Украина существует в своих нынешних границах только начиная с 1954 года. Отдельные ее части входили в состав разных имперских государств-проектов или наций-государств. Отсюда множественность идентичностей и болезненное восприятие проблем безопасности (не только с российской стороны, но и, например, с румынской). Для Украины НАТО – это некий зонтик, внешняя гарантия независимости, доставшейся этому государственному образованию без значительных внутренних усилий (сравнимых хотя бы с итальянским Рисорджименто). Для соседей, находящихся вне блока (Россия), НАТО будет закрывающим шлагбаумом. Для стран-членов альянса, у которых гипотетически могут возникнуть территориальные споры с Украиной (Румыния, Турция, Польша), НАТО может стать арбитром и медиатором. Учитывая же, что перспективы европейской интеграции для Киева весьма туманны (по крайней мере, на нынешнем этапе), НАТО рассматривается еще и как некая ступень для сближения с Европой. У Грузии совсем другие резоны для североатлантической интеграции. В отличие от Украины, Грузия пережила два сепаратистских конфликта, и сегодня на грузинской территории существуют два де-факто государства. После того, как надежды на помощь России в деле восстановления территориальной целостности страны рухнули, НАТО стало магнитом для Тбилиси. До 1998 года евроатлантическая интеграция была далеко не первым вопросом внешнеполитической повестки дня Грузии. После майских столкновений в Гальском районе Абхазии официальный Тбилиси взял курс на Брюссель и Вашингтон. Тогда же был назначен первый министр обороны Грузии с американским военным образованием. С приходом же к власти Михаила Саакашвили интеграция в НАТО стала рассматриваться как внешнеполитический приоритет, имеющий внутриполитическое значение. С помощью НАТО модернизируется грузинская армия и весь силовой блок. В Ираке сегодня не столько действительные члены НАТО, сколько Грузия принимает самое активное участие в «коалиции в поддержку свободы». Таким образом, создается хороший кадровый резерв для «разморозки» конфликтов. Эта «разморозка» идет с разной степенью интенсивности начиная с 2004 года. Таким образом, натовские цели Грузии более приземленные. Отсюда и различная общественная поддержка проекта североатлантической интеграции в Грузии и на Украине. Для грузинского общества, переживающего утрату Абхазии как национальную травму, идея вступления в НАТО гораздо ближе, чем для граждан Украины. В отличие от политической элиты этой страны, граждане мало интересуются проблемами идентичности (и сложностями формирования украинской политической нации), а связи с Россией воспринимаются ими как естественное благо.

В-третьих, НАТО и Евразия – это не только Украина с Грузией. В двери НАТО готов постучаться (и уже стучится) Азербайджан. Сегодня это государство выполнило первый цикл программы IPAP (речь идет о «Плане индивидуального партнерства» НАТО и Азербайджана). В марте 2008 года именно в Баку прошел 68-й семинар Парламентской Ассамблеи НАТО, в котором приняли участие представители государств Центральной Азии. На этом представительном форуме президент этой организации Жозе Лелло прямо заявил: «Парламентская Ассамблея НАТО играет большую роль в подготовке стран-кандидатов, их парламентов для вступления в альянс. Мы уделяем внимание странам Балканского полуострова, Южного Кавказа, Средней Азии, Афганистану и Ближнему Востоку. Ассоциированное членство стран в Парламентской Ассамблее НАТО позволяет этим странам проявить себя, узнать, что они могут предложить альянсу и что НАТО может дать им». С наибольшим интересом было воспринято выступление представителей Казахстана. Дело в том, что один из докладчиков, представляющих Астану, высказал отличную от главы своей делегации позицию. Говоря о вызовах безопасности в регионе, он обмолвился о том, что эти вызовы исходят от нестабильного окружения, имея в виду и Россию. И хотя сегодня президент Молдовы Владимир Воронин говорит о том, что в случае активной помощи Москвы в восстановлении территориальной целостности страны Кишинев предпочтет нейтралитет, это мнение не разделяется многими представителями молдавской оппозиции. Между тем, в 2009 году в Молдове будут парламентские выборы, и победа коммунистов (ведомых Ворониным) отнюдь не гарантирована. Тем паче, что у президента этой страны в 2009 году истекает второй срок. С НАТО активно сотрудничает и Армения, которая несколько отстает от Азербайджана по выполнению «Плана индивидуального партнерства», но готова довести его до логического завершения. И здесь мотивация понятна. НАТО – это один из векторов комплиментарной армянской внешней политики.

Таким образом, не только НАТО заинтересовано в расширении (сегодня этот процесс выгоден блоку потому, что придает осмысленность его существованию после краха СССР и Организации Варшавского Договора). В приходе НАТО заинтересованы политики в Киеве, Тбилиси и в Баку безотносительно к позиции Вашингтона, Берлина или Парижа. Свой интерес к НАТО есть и у Астаны, и у Еревана, и у Душанбе. Естественно, такое расширение несет в себе значительные издержки. После того, как распался Советский Союз, расширение стало идеей фикс для крупнейшего военно-политического блока, чьи цели и ценности подверглись значительной эрозии. При этом с каждым годом планка для натовских экзаменов становится все ниже. Страна с такими параметрами, как Грузия, еще 10 лет назад не могла бы и близко подойти к дверям альянса. Все эти обстоятельства рождают и завышенные ожидания от НАТО, и неадекватные представления о собственных возможностях интеграции в альянс.

Между тем, последний саммит альянса в Бухаресте продемонстрировал, что далеко не все страны – члены альянса готовы прийти на Кавказ и начать играть там роль стабилизатора. К этому готовы США и их союзники, экс-сателлиты СССР. Но «Старая Европа» пока не в восторге от потенциальных союзников, имеющих территориальные проблемы и готовых к использованию мощи альянса для реванша. А потому в пункте 23 заключительного документа Бухарестского форума специально зафиксировано положение о необходимости проведения демократического теста для Грузии в ходе майских выборов 2008 года в национальный парламент: «Мы приветствуем демократические реформы в Украине и Грузии и ожидаем свободных и справедливых законодательных выборов в Грузии в мае». Наверное, неспроста существуют такие ожидания. Думается, что при повторении ситуации 7 ноября 2007 года, когда силовые структуры действующей власти жестко разогнали оппозиционные выступления, НАТО не будет испытывать тот оптимизм, который был продемонстрирован в апреле нынешнего года. Более того, у стран – членов НАТО есть свои национальные интересы в регионе Кавказа, в СНГ в целом. Очевидно, что французские интересы в Нагорном Карабахе и роль Турции в этой конфликтной точке расходятся диаметрально, как и расходятся взгляды Польши и Румынии на Украину. И если по карабахскому вопросу у России есть консенсус с США и Францией, то по Грузии такой консенсус возможен у Москвы с Берлином и Парижем, но не с Вашингтоном. Следовательно, у России есть два сценария взаимодействия с расширяющимся НАТО.

Первый- это нагнетать истерию, пытаться предлагать неадекватные действия типа нацеливания ракет на новых «вероятных противников». Скорее всего, это только даст Тбилиси и Киеву новые козыри, а также усилит позиции тех, кто симпатизирует Грузии и Украине внутри НАТО. Другой путь гораздо сложнее. По мнению известного украинского политолога Михаила Погребинского, Россия не слишком активна в работе с гражданским сектором, в отличие от Запада. Но в Грузии (в отличие от Украины или Молдовы) этот сегмент не считается пророссийским. А потому есть другая возможность. Ее отмечает французский эксперт Арно Дюбьен, говоря о том, что прагматичный диалог со «Старой Европой», уже показавшей свой скепсис по отношению к Грузии, гораздо интересней и перспективней. Для этого Москве надо будет признать, что далеко не всякое прямое вмешательство достигает своей цели. Иногда следует использовать энергию других (даже президента Саакашвили, который своими эмоциональными речами работает на пользу Москве), вместо того, чтобы ввязываться в каждую политическую драку. Необходимо будет также говорить с Европой на понятном ей демократическом языке (а для этого и внутри страны были бы необходимы определенные перемены к лучшему). В любом случае натовский тренд в СНГ популярен не потому, что только извне навязывается, на него есть спрос, нравится это Москве или нет. Следовательно, задача российской политики – понять законы такого спроса и представить свое, более адекватное, чем натовское, предложение.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Мне всегда нравятся обдуманные, уравновешанные, многогранные статьи Сергея Маркедонова. Спасибо ему за эти полезные работы!
  2. Маркедонов дает много советов Грузинам. При этом все эти советы очень смешны. Помню когда из аджарии выдворяли кремлевскую шавку аслана абашидзе сережка маркедонов который конечно хотел чтоб абашидзе удержал власть советовал Саакашвили подождать биологической смерти аслана и потом наводить порядок в Аджарии :) Очень забавно было.
  3. Маркедонов российский политолог,и весьма талантливый.Понятно,что его позиция должна быть пророссийской,но при этом Сергей Маркедонов старается быть максимально объективным.Мне интересно его позиция относительно кавказского региона.
  4. такое впечатление что ты маркедоныч готов отдаться всем ... лишь бы тебе больше заплатили. очень напоминаешь затулина. роль таких как ты на южном кавказе деструктивна.
  5. Не обращайте внимания на убогих, делайте своё
  6. о кей. продолжай в том же духе . сегодня бери бабки у армян . а завтра у азербайджанцев. ты прав. мы в твоем понимании горцы . не можем между собой договориться. а ты великий русский брат в зависимости от конъюктуры указываешь нам . наверное ты умный. ну так давай мы вместе тебе маркедон заплатим . может ты большой брат укажешь нам верный путь.
  7. Пока русских на Кавказе не было и не было межнациональных розней. Такие уроды и мутят воду.
  8. Ваши предательские ушки не скроешь, они вндны,или вы рупор азеров.
  9. Ваши предательские ушки не скроешь, они вндны,или вы рупор азеров.
  10. А до приезда пришлых и кочевых непонятных азербаранов всеа еще лучше жилос..............
  11. мир придет на кавказ с уходом тюрок кочевников....
  12. О боже, какой идиотизм! И эта статья оказалась самой популярной в этом номере?!!! Ну и комментарии тут просто супер! Как и статья. Армянам больше нет никаких проблем, только НАТО интересоваться. Надо думать, как НАМ ОБУСТРОИТЬ АРМЕНИЮ, НАЩ ДОМ, а не ерундой про НАТО интересоваться. Геополитики доморощенные!
  13. Меня тоже убили наповал! НАТО их интересует больше всего! А внутренние проблемы Армении, друзья, не инетересуют вас? Коррупция, рабис, серость государственных мужей не интересует вас, друзья-читатели?
  14. ddddd.txt;5;5
  15. uljhqpt iygvcm qtklfid yeicrj eswcvy uhywqpb raemxh
  16. ребят смотрите тут,вроде норм - filmkolor.ru
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты