N 7 (130) Июль 2008 года.

Человек на все времена

Просмотров: 4175

МЭР МОЗДОКА ГЕОРГИЙ АДАМОВ: «В НАШЕМ ГОРОДЕ ЛЮДИ РАЗНЫХ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ ВСЕГДА УВАЖАЛИ ДРУГ ДРУГА»

...Моздок, которому скоро исполнится 250 лет, – один из старейших городов Северного Кавказа. И одновременно – один из самых многонациональных. Со дня своего основания город был предназначен для того, чтобы связывать Закавказье с Северным Кавказом. При генералиссимусе Суворове он был военной крепостью, а в начале 90-х годов прошлого века – тихим провинциальным городом. Когда на Моздок обрушились испытания, все они легли на плечи городской власти.

МЭР МОЗДОКА ГЕОРГИЙ АДАМОВ: «В НАШЕМ ГОРОДЕ ЛЮДИ РАЗНЫХ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ ВСЕГДА УВАЖАЛИ ДРУГ ДРУГА»

...Моздок, которому скоро исполнится 250 лет, – один из старейших городов Северного Кавказа. И одновременно – один из самых многонациональных. Со дня своего основания город был предназначен для того, чтобы связывать Закавказье с Северным Кавказом. При генералиссимусе Суворове он был военной крепостью, а в начале 90-х годов прошлого века – тихим провинциальным городом. Когда на Моздок обрушились испытания, все они легли на плечи городской власти.

Осенью 1992 года в результате осетино-ингушского конфликта в Моздок хлынул поток беженцев. Было трудно и прокормить их, и расселить, но людей приняли и как могли обустроили. Напряжение в городе было снято, и сегодня здесь нет конфликта между представителями разных национальностей. С тех пор город пережил еще наводнение, два теракта и постоянное беспокойство от близости зоны военных действий. И целых восемнадцать последних беспокойных лет городом руководил один человек.

Многолетний мэр Моздока Георгий Владимирович Адамов человек, что называется, коренной. Родился в 1949 году в Моздоке в рабочей семье. Отец, Владимир Хачатурович - армянин, мать, Анна Плаевна - осетинка. Мечтал, как многие сверстники, стать военным летчиком, но не прошел медкомиссию и пошел в строители. Прошел длинный путь от каменщика до главного инженера и начальника управления, получил во Владикавказском горно-металлургическом институте специальность «инженер-строитель».

А 18 лет назад руководитель вполне преуспевающей строительной организации Георгий Адамов оказался в кресле председателя горисполкома. Работоспособность и принципиальность снискали Георгию Владимировичу уважение горожан: в 1990 году он был избран председателем исполкома Моздокского горсовета народных депутатов, в 1995 году - главой администрации г. Моздока, а в 1999 и 2003 годах переизбран на эту должность. Сегодня Моздок - один из немногих городов в России, где сохранились и работают территориальные органы общественного самоуправления и общественные организации. А мэр и другие руководители администрации города всегда открыты горожанам. Знают их проблемы, никогда не откажутся прийти поговорить, выслушать вопросы, помочь чем могут.

Однажды еще в школе Георгий Адамов в канун Нового года получил пожелание от своей учительницы: «Верь людям и опирайся на людей». Эти слова и стали его жизненным девизом.

– Моздок – особый город. С одной стороны, приграничный, а какое-то время назад был даже прифронтовым. С другой стороны, Моздок – это настоящий сплав народов, многонациональный город. И Вы уже 18 лет здесь мэром. Каково быть лидером в таком непростом регионе?

Кто такой лидер, у нас тут все по-разному понимают. Кто рвется наверх, к должности, тот и считает, что он уже лидер. Но понятие о лидерах в разные времена - разное. Я считаю, что без авторитета руководителем не стать. Нужно быть примером в поступках, во взаимоотношениях, любить свой народ, испытывать радость за сделанное общее дело.

– Хочется расспросить о моздокском опыте: удается ли здесь сохранить межнациональный мир?

В девяностые годы, после развала Советского Союза, мы, конечно, многое потеряли – и экономически, и в социальных возможностях. Даже менталитет изменился.

Мы не были готовы ни к переменам, ни к последствиям конфликтов, ни к тому, что сюда хлынет поток беженцев. Была бы у нас в те годы экономика нормальная, то с первых же дней мы смогли бы оказать помощь беженцам. А когда местные сами остаются без работы – неизбежно возникает социальное напряжение. Ни наше образование, ни здравоохранение в городе оказались не готовы к такому наплыву людей. В Моздоке уже двадцать лет строится поликлиника, не хватает мест в классах, всего одна спортивная школа, хотя 850 детей занимаются в подростковых клубах. Я благодарен нашим энтузиастам, которые за мизерную плату занимаются там с детьми.

– Удается ли вам обустроить вынужденных переселенцев, дать им жилье?

Раньше удавалось. Но сейчас почему-то все остановилось. На федеральном уровне эта проблема погрязла в документообороте, людей гоняют туда-сюда, требуют подтверждений. А у людей денег на существование нет, и за безопасность свою они опасаются - как им ехать в Грузию или в Азербайджан за справкой? Так что все их проблемы в итоге легли на плечи местной власти.

– Вы говорите, что есть проблема и с поликлиникой, и со школой, со спортивными сооружениями. А ведь в правительстве республики Вас считают одним из самых крепких мэров. И складывается впечатление, что Моздок призван стать образцовым городом, куда будет вложено самое лучшее. Есть федеральная программа социально-экономического развития на четыре года, два миллиарда рублей выделено.

Была такая программа, создана по указанию Путина. Успели одну школу построить. Программа, к сожалению, так и не завершена, потому что цены выросли, и поликлинику не достроили, больницу не реконструировали. Нет залов для занятий ансамбля детского творчества, спортивных секций, один стадион на весь район. И нет средств в бюджете.

– А военное присутствие городу дало что-либо в плюс, рабочие места, например? Или это только головная боль?

Да это и рабочие места, и головная боль. У нас здесь расквартирован полк внутренних войск, есть эскадрилья внутренних войск, и остальные полки имеют давнюю историю. Беда в том, что надо военных устраивать. Сколько лет мы ставим вопрос перед ведомствами: решите вопрос жилья, чтобы контрактники не бегали по городу и не бузили.

У нас всегда хорошо идет призыв в армию, у нас образцовая автошкола, есть авиаклуб. Дети идут в военное училище. Но, к примеру, раньше тут в каждой части были и волейбольные, и футбольные команды. Командиры шефство над школами держали. Теперь этого нет. Ветераны с большим трудом через командующего округом добились, чтобы на 9 мая провели праздничное построение на площади. Они же заслужили эти почет и уважение. Но чего-то все боятся, каких-то терактов.

Мне тут многих командиров пришлось повидать. Знаю многих генералов, которые не только звание носят - они служат и того же требуют от своих подчиненных. Я считаю, что должно быть сотрудничество с военными – все равно ни одна структура без помощи местной власти не сработает.

Моздок всегда был военной крепостью, город имеет исторический статус с 1945-го года. Так что мы давно живем с армией бок о бок. Но, конечно, издержки для города от военного присутствия есть, и немалые. Многие земли буквально затоплены керосином. Раньше никто не обращал на это внимания, хотя Министерство обороны налево и направо тратило средства. Эта проблема и сейчас есть, поэтому нам на следующий год на реконструкцию водоснабжения выделено 257 млн рублей. Второе – это строительство объездной дороги. Весь военный транспорт идет через город, потому что другого пути в Ингушетию, в Чечню нет. Городские дороги не предназначены для танков. Мы, конечно, за то, чтобы экономика Чеченской Республики восстановилась быстрее, это наши соседи, в тяжелые времена мы их поддерживали, тут многие чеченские семьи живут, и совместные браки есть. Но когда все новое - туда, а старье – сюда, это тоже не дело.

– Что Вы имеете в виду?

Вот посмотрите на соседей наших: Чеченскую Республику уже раза три восстановили. А у нас в республике нормальной дороги нет, мы по своей территории проехать не можем – все дороги разбиты.

– Я бы хотела вернуться к нашему разговору о межнациональных отношениях. Вы сами разговариваете по-осетински?

Понимаю язык и немного разговаривать умею: у меня и мама, и жена - осетинки.

– А армянский знаете?

Некоторые слова знаю. Если позаниматься, то наверняка заговорю. Вопрос только, на каком диалекте: дедушка мой Адамян из Нагорного Карабаха из Гадрутского района, бабушка Арутюнян - из Зангезура.

– А как Вы оказались в Моздоке?

В 1920-м году сюда переехали дед и его братья. Здесь много домов, построенных армянами. Сам Суворов приезжал сюда.

– Искал могилу своих предков Мануковых?

Да. Армянская диаспора в Моздоке имеет большую историю – сейчас здесь живут 4500 человек, это один процент от общего числа, прекрасно владеют родным языком, в курсе проблем каждой семьи, дружные, отзывчивые, уважаемые… Здесь их дом, здесь им комфортно.

Беседу вела

Армила Минасян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 63 человека