N 7 (130) Июль 2008 года.

«Разданмаш» не выдержал бюрократов

Просмотров: 4034

Запланированные когда-то на 2008 год торжества, посвященные тридцатилетию флагмана отечественной индустрии, не состоялись: к обозначенному времени «Разданмаш» уже приказал долго жить. За несколько последних лет его обветшалые производственные корпуса были распроданы частным предпринимателям, а из 15-тысячного коллектива ликвидационные работы ведут всего 15 человек. По странному стечению обстоятельств с самого момента своего создания завод постоянно балансировал на грани противоречий между большой политикой и здоровой экономикой, государственными интересами и личными амбициями…

В середине прошлого века академик АН Арм. ССР Манвел Манвелян разработал эффективный метод получения чистого алюминия из нефелиновых сиенитов. На основе новой технологии в 60-70-х годах в Раздане ударными темпами начал строиться горно-химический комбинат по промышленному освоению алюминия.

Запланированные когда-то на 2008 год торжества, посвященные тридцатилетию флагмана отечественной индустрии, не состоялись: к обозначенному времени «Разданмаш» уже приказал долго жить. За несколько последних лет его обветшалые производственные корпуса были распроданы частным предпринимателям, а из 15-тысячного коллектива ликвидационные работы ведут всего 15 человек. По странному стечению обстоятельств с самого момента своего создания завод постоянно балансировал на грани противоречий между большой политикой и здоровой экономикой, государственными интересами и личными амбициями…

В середине прошлого века академик АН Арм. ССР Манвел Манвелян разработал эффективный метод получения чистого алюминия из нефелиновых сиенитов. На основе новой технологии в 60-70-х годах в Раздане ударными темпами начал строиться горно-химический комбинат по промышленному освоению алюминия. Созданное спустя несколько лет на базе ГХК новое предприятие вскоре стало градообразующим, и уже через несколько лет небольшой населенный пункт Раздан увеличился почти втрое.

К 1983 году на «Разданмаше» было открыто около 15 тысяч новых рабочих мест, что позволило занять трудоспособное население не только Раздана, но и прилегающих деревень. Новый «почтовый ящик» осваивал выпуск современной военной техники по заказам оборонного ведомства. Работать на «Разданмаше» считалось престижным. По крайней мере, молодые специалисты рассматривали завод как трамплин к своей будущей карьере. Сегодня многие из них, став известными промышленниками, бизнесменами и государственными деятелями, признаются, что прошли на «Разданмаше» хорошую школу профессионального роста.

Однако наступившая в конце 80-х годов перестройка внесла коррективы в индустриальный сектор советской экономики. «Разданмаш» не смог вписаться в новые рыночные отношения и после развала СССР тоже начал потихоньку разваливаться. И все же в блокадные годы руководство завода пыталось найти выход из экономического тупика.

У бывшего генерального директора Тельмана Тер-Петросяна в запасе было много других креативных идей. Опытный промышленник, хорошо знающий специфику производства, отлично понимал, что для будущего успешного развития предприятия требовались финансовая независимость и сохранение производственного потенциала. Именно с этих позиций рассматривались новые проекты небольших совместных предприятий на технической базе собственных производств. В частности, являясь в советское время монополистом по производству многослойных печатных плат в Закавказье, «Разданмаш» не сдал своих позиций даже с вводом в эксплуатацию завода «Марс», имеющего к началу 90-х годов более современные технологии исполнения. Правда, в дальнейшем ни гиганту «Марсу», ни заводу «Наири» (производство печатных плат) особо не повезло. Первый был передан в счет долга России и в настоящее время практически простаивает. Второй, после недавней приватизации, пытается выжить на небольших заказах.

Но в то время, почувствовав выгоду, «Разданмаш» стали посещать иностранные бизнесмены - приценивались. Однако Тельман Акопович особо не торопился и сам внимательно присматривался к потенциальным покупателям, подыскивая среди них наиболее перспективных. Полностью выводить из-под своего контроля мощное предприятие он, по всей вероятности, не собирался.

Все рухнуло в одночасье, когда в 1997 году генеральный директор «Разданмаша» неожиданно скончался от сердечного приступа. А еще спустя несколько месяцев, после ухода с политической арены первого президента РА Левона Тер-Петросяна, несчастья посыпались с удвоенной силой. Постепенно перестали приезжать иностранные покупатели, но зато зачастили с проверками представители различных фискальных и компетентных органов. Казалось, предприятию откровенно мстили за то, что оно смогло выстоять в хаосе постперестроечного периода, что сумело сохранить квалифицированный персонал и уникальный станочный парк. А может, просто не могли простить того, что покойный генеральный директор «Разданмаша» Тельман Тер-Петросян оказался родным братом первого президента Армении Левона Тер-Петросяна.

С его ролью в судьбе Армении, конечно, еще предстоит разобраться историкам. Но, вместе с тем, остается позитивный факт: сохранение промышленного гиганта и его бесперебойная деятельность в трудные блокадные годы стала возможной благодаря известной фамилии. Тер-Петросян-старший хорошо осознавал, что, только силой своего положения и авторитета решая важные социальные проблемы, он сможет сохранить коллектив специалистов, а значит, и предприятие.

Сознательно выбрав из двух зол меньшее, он, реализовывая продукцию, в первую очередь обеспечивал людям зарплату. В то же время из-за нехватки денежных средств на «Разданмаше» стали накапливаться долги в государственную казну по различным социальным отчислениям. Директор «Разданмаша» отлично понимал: отведенное для восстановления завода время равняется всего двум срокам президентского правления его брата. За этот период реструктуризированное объединение просто обязано прочно встать на ноги, чтобы в дальнейшем не только приносить прибыль, но и закрыть накопившиеся долги.

Война политических амбиций переросла в личное желание политиканов отомстить опальному президенту мелкой гадостью - уничтожить промышленное детище его покойного брата. Забыв, что Армения провозгласила своей новой экономической политикой переход на капиталистический путь развития, неокомандиры душили капиталистическую гидру – «Разданмаш» – по законам красных комиссаров: лес рубят – щепки летят. Работников разом отправили в бессрочные отпуска, тем самым заставив большую часть местного населения вынужденно мигрировать в Россию. А ведь выжившее в заштатном городишке на военных и альтернативных заказах предприятие было практически единственным гарантом стабильного заработка для нескольких тысяч семей.

К концу 1998 года после многочисленных перестановок в руководстве завода власть наконец сосредоточилась в руках бывшего начальника автотранспортного цеха Роланда Мгеряна. Злые языки поговаривали, что, кроме 7 классов образования и водительских прав, за плечами у него еще были народные университеты и нюх на отмывание денег, чем он, кстати, очень гордился. Как поговаривали те же языки, заняв руководящее кресло, он сразу же купил 5 институтских дипломов. И теперь, заполняя графу «образование», вместо Разданского техникума с гордостью писал, что получил специальность инженера-кибернетика в Ереванском политехническом институте.

Тем временем из цехов распродавалось импортное оборудование, иранским предпринимателям была за бесценок сдана на металлолом уникальная кислородная установка, которая, со слов бывшего начальника кислородного цеха Давида Беквердяна, по своим техническим параметрам не имела аналога в северной части Армении и при правильном маркетинге могла бы принести неплохую прибыль умирающему заводу. Апофеозом стала распродажа частным кооперативам около 50 комплектов специзделий - то ли на драгметаллы, то ли на другие цели.

Несколько раз военной прокуратурой (еще при прокуроре Джангиряне) и другими силовыми органами начинались расследования. Но затем потихоньку сходили на нет и прятались под грифом «секретно» в 1-х отделах проверяющих организаций. А крупные суммы разворованного имущества покрывались из общей шапки, пущенной по кругу среди работников предприятия. Впрочем, об этом нале тоже нигде не говорили. Лишь недовольно шушукались между собой некоторые разданмашевцы.

Как-то в приватной беседе со мной один из высокопоставленных чиновников Минэкономразвития РА со смехом заметил: «Мы все знаем, что такое Мгерян. И его IQ нас совершенно не интересует». Неодушевленное «что такое» сказало о многом… Сейчас, после «плодотворной» работы на «Разданмаше», он живет тихой жизнью беззаботного пенсионера в квартире с видом на Ереванский оперный театр… С завода ушел по-английски, даже не попрощавшись с коллективом, видимо, стыдясь посмотреть в глаза людям, которым не выплачивал зарплату почти 10 лет.

Однажды, посетив Разданский район с рабочей поездкой, тогдашний президент РА Роберт Кочарян воодушевленно нарисовал разданмашевцам завлекательную нью-васюковскую перспективу развития предприятия, перепрофилированного на производство алюминия. Впрочем, к тому времени каждое новое упоминание об очередном амбициозном проекте уже вызывало у разданцев смех. В народе даже родилась шутка: утром - алюминий, вечером - самолеты, с намеком на первый неудавшийся проект по производству спортивных и сельскохозяйственных самолетов.

В начале июля 2000 года было официально объявлено, что Союз товаропроизводителей Армении и ОКБ «Сухой» планируют организовать на базе «Разданмаша» совместное предприятие по сборке легких сельскохозяйственных самолетов СУ-38Л, предназначенных для распыления жидких и сыпучих химикатов при проведении авиационных агрохимических работ. Как отметил тогдашний министр промышленности и торговли РА Карен Чшмаритян, реанимирование незагруженных мощностей ЗАО «Разданмаш» требует серьезных усилий политической вертикали и деловых кругов с обеих сторон. Предполагалось, что в случае реализации проекта, рассчитанного на 17 лет, Армения построит около 500 самолетов. По условиям подписанного межправительственного Протокола о намерениях было разработано технико-экономическое обоснование, а для предстоящих работ расчищен один из цехов предприятия. Разные источники указывали, что российская сторона согласна инвестировать от 6 до 23 млн долларов. Однако вскоре российская сторона отметила, что для реализации проекта необходимо согласие правительства и парламента РФ, поскольку речь идет о высоких технологиях, связанных с ВПК России. Затем неожиданно появилась Индия со своей долей интереса. А еще позже выяснилось, что «Разданмаш» имеет крупную кредитную задолженность в размере 12 млн рублей. В результате обещавший солидную прибыль пилотный проект после шумного взлета неслышно приземлился где-то в кабинетах высоких чиновников. О нем стали забывать.

Становилось все очевидней, что построенный по жестким требованиям советских нормативов и изначально ориентированный лишь на производство оборонной продукции «Разданмаш» и в дальнейшем способен качественно выполнять в основном заказы силового ведомства. К концу 2001 года, после неудачи с самолетами, правительство Армении наконец решилось передать 60% активов предприятия в распоряжение МО РА, разделив тем самым завод на две части. И хотя тема военного производства традиционно закрыта для прессы, все же стало известно, что новое предприятие «Патнеш» начнет свою работу с «чистого листа», будет специализироваться на ремонте и модернизации старой военной техники и там предполагается открыть от 60 до 100 рабочих мест. К сожалению, программа госзаказов не давала возможности развиваться предприятию по основной специализации. Чтобы выжить, руководство завода создавало фронт работ за счет альтернативных договоров с новым оператором сотовой связи Армении – «Вива Селл».

В 2006 году на заводе «Патнеш» директором и его заместителем были назначены те самые воришки, на которых в свое время были заведены уголовные дела о расхищении в особо крупных размерах секретных изделий на «Разданмаше». Вряд ли в Министерстве обороны не знали об их нехорошем прошлом. Остается лишь гадать: по какому принципу шло утверждение этих номенклатурных работников? С одной стороны, напрашивается ответ: это уже хорошо зарекомендовавшие себя в теневой экономике опытные «профессионалы», способные и дальше «реализовывать» оставшийся на складах спецдефицит по отлаженным каналам. В 2006 году стать Мише Матевосяну директором, а Мартику Агабекяну его заместителем помогла близкая дружба с такими известными в Армении личностями, как депутат Сасун и генерал Манвел.

Примерно в те же годы профильное министерство работало над программой развития приоритетных отраслей, а заодно рассматривало вопрос сворачивания неперспективных. Промышленному гиганту в этой программе места не нашлось. «Разданмаш» продолжал разрушаться: обваливались крыши, ржавело оборудование и коммуникации. На одном из ежегодных собраний акционеров начальник литейного производства Арарат Нерсисян предложил интересную идею: «Если взамен задолженности по зарплате государство передаст в наше распоряжение один из корпусов, то мы сможем найти инвестора для реализации нашего бизнес-плана. Мы своими силами организуем выпуск продукции на базе пока одного корпуса. У нас уже есть опыт небольшого совместного предприятия, руководители которого, не имея звонких регалий, сумели вывести предприятие на уровень рентабельности. Знаем, будет трудно, но мы хотим работать». И хотя акционеры завода поддержали предложение, тем не менее, вышестоящее начальство даже не внесло его в протокол. А жаль. Возможно, проект мог бы стать первым шагом на пути возрождения некогда громкого бренда – «Разданмаш».

Что же, в конце концов, помешало «Разданмашу»? Наличие мощного производства называлось неповоротливостью промышленного гиганта, предложенные коллективом идеи не выдерживали проволочек бюрократического согласования еще в самом начале пути, желание коллектива работать ставилось ему же в вину. Назревающая смута в низах начала беспокоить тех, кто был наверху. Но все неудачи объяснялись весьма лаконично: из-за долгов предприятие фактический банкрот, и посему обеспечить заказами его нельзя! Но банкротить на самом деле завод не собирались, даже по просьбе акционеров. В этом случае, согласно законодательству Армении, возникал вопрос о первоочередной выплате задолженности по зарплате и уж затем в государственную казну. Но государство не хотело занимать второе место в табели о рангах - рассчитывало и рыбку съесть, и на диету сесть.

Тут стоит заметить, что на предприятии действительно имелась большая задолженность по зарплате, которая начала накапливаться с 1998 года после смерти Т. Тер-Петросяна. Вдобавок, как снежный ком, росли старые долги по социальным отчислениям и соответственно пени к ним. Завод успевал лишь выплачивать штрафы, но его даже не пытались спасти, например, частично списав, погасив или на худой конец временно «заморозив» долги. В верхах отлично понимали, что простаивающий «Разданмаш» никогда не сможет расплатиться по ним, во всяком случае, до тех пор, пока не начнет давать реальную прибыль за счет выпускаемой продукции, что, в общем-то, было нереально из-за отсутствия заказов. Получался идеально замкнутый круг. И хотя желание мстить вроде бы чуток отпустило, урвать клок шерсти со старой овцы все же по-прежнему хотелось. Стали срочно искать богатенького покупателя, который согласился бы «повесить» эти миллионы на себя.

Наконец в октябре 2002 на основании решения правительства РА поднадоевшее предприятие начали готовить к приватизации. Было объявлено, что семь потенциальных покупателей уже изъявили готовность взять на себя серьезные инвестиционные и социальные договорные обязательства, предусматривающие солидное инвестирование и создание около трехсот новых рабочих мест, что «имеет большое значение для крупного промышленного региона республики». Правда, на фоне закрытия 15 тысяч эта цифра выглядит по меньшей мере скромно. Тем не менее будущие владельцы ООО «Комплексное производство нефелиновых сиенитов» поторопились заверить разданмашевцев, что они выкупают у государства госпакет акций (70,35%) за 984 тысячи долларов, берут на себя погашение задолженности по заработной плате в размере 1,2 млрд драмов и в ближайшее время инвестируют в новое производство около 12 млн долларов.

– Конструктивные особенности планировки корпусов и сегодня вполне отвечают нашим требованиям. Хочу заметить, что, исходя из специфики производства, экономических и прочих показателей, подобные заводы в Европе развиваются как крупномасштабные комплексы. И с этой точки зрения промышленная площадь предприятия в 60 га вполне соответствует нашим планам, - гордо высказал тогда свое мнение один из соучредителей проекта от армянской стороны Б. Арутюнян.

Потенциальные владельцы на правах будущих хозяев пообещали в течение первого приватизационного года довести объем выпуска продукции до 7,3 млн долларов. Впрочем, планов громадье затянулось на пять лет. А затем Великий проект, как и его предшественник, неожиданно выпал в осадок. По одной из версий из-за финансовых разногласий с мифическими американскими и немецкими партнерами. По другой – табу наложили «зеленые», категорически выступившие против производства алюминия в экологически неблагополучном регионе.

При этом завод необходимо отстроить в таком месте, где экологические последствия его деятельности наносили бы минимальный ущерб окружающей среде. И ни в коем случае - в Раздане, рядом с международным курортным центром - Цахкадзором. Правда, завод так до сих пор и не начали строить ни в Артике, ни в Раздане.

Пожалуй, извечные вопросы «кто виноват?» и «что делать?» в данной ситуации потеряли всякую актуальность по той простой причине, что «Разданмаша» больше не существует. Выстояв с прибылью в сложные блокадные и постперестроечные годы, он не смог противостоять бюрократической машине, ломавшей его на протяжении последних 10 лет. К тому же, подсчитав оставшееся небогатое имущество, чиновники пришли к заключению, что «доить» завод уже не получится – продавать больше нечего. И хотя у работников предприятия еще теплилась надежда, что завод все-таки будет развиваться, однако время показало, что слова про «инвестиции-инновации-инфраструктуру» остались всего лишь трепом отечественных политиков и бизнесменов.

Сергей Натанов

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 30 человек

Оставьте свои комментарии

  1. очень грустно
  2. Сколько же слонов у нас в посудных лавках?
  3. Не слишком ли много АОДовской пропаганды в одном номере? Во-первых, не понятно, зачем сейчас публиковать статью о "Разданмаше", если "вопросы «кто виноват?» и «что делать?» в данной ситуации потеряли всякую актуальность по той простой причине, что «Разданмаша» больше не существует". Надо было раньше про него писать, а теперь-то какой смысл? Во-вторых, для объективности стоило бы упомянуть в статье, что Т. Тер-Петросян (ТТП) впервые возглавил «Разданмаш» еще в советское время. Но к концу 80-х этот "опытный промышленник" перестал быть руководителем завода, так как ожидал в камере предварительного заключения суда по обвинениям в хищениях в особо крупных размерах и взятках. Тут на политическую арену вышел его младший братец, одним из главных политических лозунгов которого тогда был клич "Долой прокурора республики!" Прокурора вскоре ушли, потом ЛТП пришел к власти. Суд на ТТП, так и не состоялся, и он вновь возглавил завод, который "удивительным" образом превратился в оазис благополучия в промышленной пустыне, в которую превратил Армению ЛТП. Все предприятия, построенные в советский период, были объявлены неконкурентоспособными, обузой молодому армянскому государству и соответственно за гроши приватизированы близкими к АОД людьми. Причем большинство новых хозяев и не думало эти предприятия модернизировать или перепрофилировать. Приватизировали, чтобы продать оборудование как металлолом. И только "Разданмаш" «почему-то» никто не трогал. После смерти ТТП и отставки ЛТП с заводом произошло то, что в годы правления ЛТП случилось с подавляющим большинством других заводов республики. Смешно читать, что новые власти специально мстили "Разданмашу", т.к. "не могли простить того, что покойный генеральный директор «Разданмаша» Тельман Тер-Петросян оказался родным братом первого президента Армении Левона Тер-Петросяна". Да новые власти не удосужились выгнать с госслужбы профнепригодных паразитов, набранных при АОД по блату. В МИДе и других госучреждениях родственники видных АОДовцев (включая ЛТП) продолжали работать (вернее зарплату получать и стаж «нарабатывать») в течении всего двойного срока президентства Р. Кочаряна. Печальную судьбу «Разданмаша» предопределила потеря особого статуса и то, что новые власти были солидарны с прежними в том, что старые предприятия стране не нужны и фактически продолжили в их отношении прежнюю политику. Развивать промышленность это вообще хлопотное дело. Власти даже легпром не хотят поддержать. Зачем возиться? Что уж о "Разданмаше" говорить?
  4. Видимо автору близка тема или это было долгое журналистское расследование.Действительно многие крупные заводы были разрушены в годы перестройки. Я и моя семья работали на этом заводе. И нам пришлось уехать из Раздана именно по тем причинам, которые обозначены в статье. Возможно постоянный читатель никогда постоянно не работал на "Разданмаше" и поэтому не знает как это трудно расставаться с тем, что было дорого 15-20 лет.И сегодня мы слоняемся в чужой стране и приезжаем на Родину только на короткое время. Что касается Тельмана Тер-Петросяна то для нас, рядовых работников, он был замечательным руководителем и в советские годы и после. Вплоть до самой смерти.Конечно, обидно было другим заводам, но хотя бы один из них можно было бы сохранить. Не важно - Разданмаш, Электрон или Электромаш. Просто у нас пересеклись время и обстоятельства. Вот так, дорогой постоянный читатель.
  5. А кто говорил, что нетрудно расставаться с тем, что было дорого 15-20 лет? На "Разданмаше" я действительно не работал, но расставаться с тем, что было дорого много лет, приходилось. То, что разрушили "Разданмаш" и другие заводы очень плохо. Еще хуже то, что ничего не создали взамен и фактически вынудили массу людей эмигрировать. Кто же с этим спорит? Просто в статье как-то аккуратно опускается, что при ЛТП разрушили огромное количество заводов, почти весь промышленный потенциал республики и все внимание фокусируется на одном заводе, разрушенном в период президентства Кочаряна. Да еще пишется чушь, что якобы кто-то мстил заводу, хотя на самом деле им просто не хотели заниматься и бросили на произвол судьбы и проходимцев. Поэтому я и называю эту статью АОДовской пропагандой.
  6. Ne slabo!
  7. Statiya aktualna! kak napominanie o tom kak razvolili vsyu promishlennost.Nezavisimo ot AODa ili LTP
  8. Мы с мужем приехали на “Разданмаш” молодыми специалистами. Мой муж – уроженец Грузии, я – Украины. Большой карьеры не сделали. Но в местных масштабах жили хорошо. Ездили в отпуск. Получили квартиру. Купили мебель. Все как у всех. До того момента, пока не закрыли завод. И мы остались без работы и совершенно без средств к существованию. Понятно, что многим может не понравиться статья по разным причинам. Кому-то обидно за свой разваленный завод, другим – не нравится аспект, в котором рассматриваются события. Ваш журналист профессионально очень точно и емко описал то, что происходило на заводе до и после смерти Т.Тер-Петросяна. Мы об этом говорим лишь между собой. В армянских СМИ об этом не прочитаешь. Кстати, “постоянный читатель” не верит в версию мщения бывшему президенту. Могу описать маленький частный эпизод, который произошел после ухода Левона Тер-Петросяна. Сразу же машину генерального директора ( на которой ездил после смерти Тельмана его заместитель) остановили ГАИ и демонстративно стали срывать занавески со словами: кончилась ваша власть. Этот маленький эпизод был не просто местечковой ненавистью, а проявлением санкционированного сверху гонения на Разданмаш и все что с ним связано. Пострадали тогда мы, обычные люди. Мы не уехали в Россию.Остались в Армении. Но уехали из Раздана в Ереван, где легче было найти хоть какую-нибудь работу. Накопленный за 20 лет производственный опыт реализуем на местных стройках и в магазинах на подсобных работах. Живем по найму. Выросшие дети почти не знают что такое домашний уют постоянного жилья. Так кому же стало хорошо от того, что завод “разбомбили” таким варварским способом? А нас заставили скитаться по чужим странам и углам? Наверное у каждого завода-гиганта свои проблемы и их коллективам тоже обидно за свое счастливое прошлое и неудавшееся будущее. Это понятно. Но в статье хотя и пишется о Разданмаше, все же можно увидеть и другие наши заводы у которых были почти такие же проблемы. Просто Разданмашу прилось труднее из-за фамилии. И еще от того, что мы жили не в столице, а в маленьком городе. И если Постоянный читатель живет в России, то ему трудно понять нашу боль за завод. А если живет у нас в Армении – то пусть приедет на Разданмаш и посмотрит во что его превратили за последние 10 лет.
  9. Мда, видимо, я пишу слишком длинные посты, и не у всех хватает терпения их полностью прочесть. Одного не пойму, где я одобрительно высказался о разрушении "Разданмаша"? Уже два раза написал, что резко осуждаю промышленную политику, не только прежних властей, но и нынешних. Просто поднимать тему завода надо было тогда, когда его еще можно было спасти, но тогда ничего не писали. А пишут тогда, когда сделать ничего нельзя с единственной целью обелить АОД и критиковать (пусть и заслуженно) тех, кто пришел им на смену. То, что ГАИшники срывали в машине директора занавески может быть (так уж необходимы в машине занавески?) некрасиво (все же трудно поверить, что на самом верху кто-то мог санкционировать такую мелочь), но надо также помнить, что пока весь завод и его имущество были за могучей спиной ТТП, наймиты АОДовского главы МВД Сигадегяна не останавливали, а расстреливали машины неугодных вместе с самими "провинившимися" перед АОД, вместе с их водителями и просто случайно оказавшимися в этих машинах людьми. Вот о чем речь. А вы говорите занавески. Надеюсь, больше не придется повторять: Я ОСУЖДАЮ РАЗРУШЕНИЕ "РАЗДАНМАША" И СОЧУВСТВУЮ ЛЮДЯМ ОСТАВШИМСЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ ЭТОГО РАЗРУШЕНИЯ БЕЗ РАБОТЫ. Уверяю вас, что не только понимаю, но и разделяю вашу боль (у самого жизнь дважды летела в тартарары). Просто призываю не замыкаться на своей беде, посмотреть на проблему шире и понять, что "Разданмаш" не смог выжить после падения ЛТП в том числе и потому, что до этого ЛТП разрушил и криминализировал все вокруг, и с его падением это море разрухи и криминала просто не могло не накрыть искусственно остававшийся островом благополучия "Разданмаш". Новые власти безусловно энергичнее должны были пытаться спасти едва ли не единственный уцелевший после ЛТП завод, но валить все только на них неправильно. В стране такое творилось, что непонятно было за что хвататься. Вспоминать страшно! Сейчас надо думать, как нормально трудоустроить тех, кто не уехал и попытаться вернуть хотя бы часть тех, кто уехал. Вот о чем статьи сейчас надо писать. А "Разданмашу" эта статья уже ничем не поможет. Да и не для того она написана. Хотели бы помочь, писали бы раньше.
  10. Боюсь, что если хотя бы треть разданмашевцев прочитает статью, то начнется цепная реакция, и вы сможете узнать много новых подробностей о беспределе на «Разданмаше», которые не описаны в статье. Хотя Вы правы уважаемый постоянный читатель в том плане, что не надо сбиваться на личности и писать надо было в свое время а не теперь. Но пресса в Армении частично свободна, не стоит об этом забывать.
  11. Ужас! Вот о чем надо писать, бить в набат! А не херню про болтунов олигархов и депутатов. Тех самых красавцев, которые и приложили руку к разграблению крупного предприятия. А люди между прочим без работы остались. И покинули /Армению навсегда.
  12. напишите еще о ЕРНИИММ им.Мергеляна в Ереване. Спасибо
  13. normalno
  14. Спасибо редакции за такой злободневный материал. Жалко Разданмаш...
  15. да мгерян был редкостная свлочь!!! Мхерян херос - герой- он и есть херос. по его вине погиб работник кислородного цеха после того как продали цех парсикам. дома у него была больная жена которой нужна была сложная операция. а денег не было. Дети голодные дома. Работник не выдержал и свел счеты - закончил самоубийством. Бросился в Севан. Вот так-то
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты