N 8 (131) Август 2008 года.

Будет ли большая война?

Просмотров: 3408

Беспрецедентное обострение ситуации в Абхазии и Южной Осетии, а следом и очередной виток противостояния между Россией и Грузией вызвали тревогу: посредники заговорили о возможном возобновлении в этих регионах боевых действий. За месяц в зонах конфликтов произошло множество инцидентов, принесших жертвы - взрывы в Абхазии, обстрел Цхинвали, полномасштабные военные учения грузинской и российской армий. Демонстративный пролет российских военных самолетов над Грузией, визиты нескольких миротворческих миссий. Два политолога – российский и грузинский – размышляют о возможных последствиях нынешнего кризиса. Войны не будет – считают оба.

Беспрецедентное обострение ситуации в Абхазии и Южной Осетии, а следом и очередной виток противостояния между Россией и Грузией вызвали тревогу: посредники заговорили о возможном возобновлении в этих регионах боевых действий. За месяц в зонах конфликтов произошло множество инцидентов, принесших жертвы - взрывы в Абхазии, обстрел Цхинвали, полномасштабные военные учения грузинской и российской армий. Демонстративный пролет российских военных самолетов над Грузией, визиты нескольких миротворческих миссий. Два политолога – российский и грузинский – размышляют о возможных последствиях нынешнего кризиса. Войны не будет – считают оба.

Алексей Власов: «Войны между Россией и Грузией не будет, по крайней мере год-полтора»

– Вот уже два месяца почти ежедневно поступают сообщения о столкновениях или перестрелках на грузино-осетинской границе. Насколько это серьезно, по-Вашему, или это продолжение политики обоюдных провокаций?

Я думаю, что это продолжение политики, и нет никаких объективных данных о том, чтобы это была какая-то принципиально новая стадия конфликта, что грузинское руководство решило развязать проблему с Осетией силовым методом. Поэтому я полагаю, что политика пробы сил, мелких провокаций в зоне разделения грузинских и осетинских сил в ближайшее время продолжится.

– Ваше мнение насчет возможной войны с Грузией. Аналитик Павел Фельгенгауэр, например, считает, что война будет обязательно, причем начнется она точно до конца этого года.

Я читал эти прогнозы, и я их не разделяю. Я считаю, что никаких предпосылок для начала полномасштабного конфликта нет. Потому что ни Саакашвили, ни тем более России такая развязка в данный момент не выгодна. Поэтому стороны, во-первых, продолжат информационную войну, во-вторых, как я предполагаю, со стороны Абхазии и Осетии будут предприняты шаги по расширению формата признания, гласного или негласного, прежде всего со стороны постсоветских стран, ближайших, может быть, союзников России. А Грузия, в свою очередь, будет стараться расширять информационное пространство поддержки грузинской позиции в странах Запада, прежде всего Европейского союза.

– Если предположить, что война все-таки будет, то начнется в Абхазии или в Осетии?

Что меня удивляет, у грузинского руководства был и есть шанс поиска путей мирного разрешения конфликта с Южной Осетией на основе консенсуса, в то время как в Абхазии путь назад отрезан. Какие бы широкие или, как говорит Михаил Саакашвили, широчайшие автономии ни предлагались, я думаю, что примирение с Абхазией уже практически исключено. По Южной Осетии такие возможности еще есть. Тем более если говорить о сценарии войны. Такой горящий вариант развития событий более вероятен с Абхазией, нежели с Южной Осетией.

– А как повлияет на ситуацию информация о том, что Грузия закрыла границу с Южной Осетией для граждан Осетии и России?

Я думаю, что всё это сделано, чтобы спровоцировать попытки пересечения границы, столкновения, а затем обвинить в несостоятельности российскую миротворческую миссию. И это подтверждает мнение, что шаги Грузии связаны не с тем, чтобы развязать полномасштабную войну, а с тем, чтобы любыми средствами выдавить нынешний миротворческий контингент и заменить его на международные силы, присутствие которых в зоне конфликта более выгодно грузинской стороне. Я думаю, что этот шаг был направлен именно на решение этой задачи. Здесь всё будет зависеть от того, насколько российское руководство будет проводить ра-зумную, сдержанную политику, не поддаваться на провокации, не создавать в европейском, прежде всего, сообществе взгляд на Россию как на сверхзаинтересованную сторону в южноосетинско-грузинском конфликте и не давать Саакашвили дополнительные аргументы. Иногда кажется, что Москва информационную войну всё-таки проигрывает. Но пока не в такой степени, чтобы этот вариант замены российских миротворцев на международный контингент стал абсолютно реален в ближайшее время.

– Были мнения, что Грузия, закрыв границу, де-факто отказалась от Осетии.

Это, конечно, немного абсурдно, Грузия ни де-факто, ни де-юре от Осетии не откажется. По крайней мере, сейчас. И все, что делается, делается для того, чтобы спровоцировать Россию и получить дополнительные плюсы в поддержке грузинской позиции международным сообществом. Думать, что Саакашвили сам будет голову в петлю совать, по крайней мере, наивно. Устойчивость режима во многом базируется на обещании грузинского президента разрешить две кровоточащие проблемы грузинской государственности – это абхазский конфликт и южноосетинский. Отказ от Южной Осетии будет означать, во-первых, падение популярности самого Саакашвили, и во-вторых, в перспективе переформатирование режима.

– На днях парламент Северной Осетии рассматривал вопрос о проведении референдума «по возвращению Южной Осетии в состав Северной». Правда, инициатива ЛДПР была отвергнута.

Это еще раз подчеркивает, что это своего рода сигнал грузинской стороне о том, что есть и такие формы воздействия на ситуацию. Сейчас вопрос о референдуме оказался снят с повестки дня, но это вряд ли остановит стремление осетинского народа к объединению в перспективе. Думаю, что вопрос был поставлен не случайно. Грузии показали: да, мы пока контролируем ситуацию, но народное настроение, особенно в Северной Осетии, таково, что игнорировать его полностью Россия не может.

– Изменилось ли отношение в Европе к проблеме российско-грузинского конфликта в последнее время?

Могу судить только по экспертному уровню. Когда был в Азербайджане, общался с британскими специалистами по Южному Кавказу, там пока к пересмотру позиции не готовы. Если по Нагорному Карабаху видны реальные подвижки к изменению позиции европейского, прежде всего, экспертного сообщества, то по южноосетинскому и абхазскому конфликту я лично не увидел такого изменения. Если и возможен такой реверанс в сторону России, я тоже пока не вижу каких-то предпосылок для этого. Для США, в частности, такая ситуация удобна для того, чтобы создавать препятствия российскому влиянию на Южном Кавказе, с одной стороны. С другой стороны, чтобы создавать дополнительный источник напряжения на Северном Кавказе. Потому что очевидно, что проблемы Южной Осетии – это, в конечном счете, и проблемы Северной Осетии.

– Известно также о желании НАТО поучаствовать в урегулировании конфликта. Какова может быть роль военного блока в этом процессе?

Россия должна стараться по возможности избежать любого участия Североатлантического альянса в урегулировании этого конфликта. Это не потому, что я к НАТО плохо отношусь. Но практика показала, что чем больше участников переговорного процесса, тем менее очевидны его перспективы. Потому что никакой внятной стратегии, на основе которой можно было бы достичь примирения, никто предложить не может. И фактор НАТО здесь будет влиять, скорее, отрицательно, нежели положительно. Любое включение новой величины ведет к усложнению игры, которая разворачивается вокруг непризнанных государств. Россия, с моей точки зрения, должна если не сопротивляться, то в определенном смысле негативно воспринимать стремление грузинской стороны привлечь внешних игроков к участию в урегулировании южноосетинского и абхазского конфликтов. Но то, что со стороны Грузии такие попытки будут предприниматься, это тоже совершенно очевидно. Тбилиси заявил о движении в НАТО и Евросоюз. Но опять-таки – это лишь тренд. Как и в случае с Украиной, когда он будет реализован, это никому не известно.

Вообще, нужно говорить не о НАТО, а о том, насколько проблема Южного Кавказа вписывается в стратегические планы Вашингтона. А именно – о стратегии Соединенных Штатов, которые могут использовать НАТО как инструмент создания точек напряженности по периметру российских интересов на постсоветском пространстве. Это Южный Кавказ и Центральная Азия. Если Центральная Азия – это опора на сепаратизм и фундаментализм со стороны США, как это ни парадоксально звучит, то на Южном Кавказе – это включение западных сил в урегулирование абхазского и южноосетинского конфликтов и переход к решению в интересах ослабления влияния России в этом регионе. Это не конспирологическая теория, это, как мне кажется, объективное желание, по крайней мере, части американского истеблишмента.


Зураб Абашидзе: «Большую войну я абсолютно исключаю»

– На прошлой неделе российская авиация уже в который раз вторглась в грузинское воздушное пространство – но в этот раз российская сторона даже не пыталась этого отрицать. Напряженность в конфликтных регионах Грузии нарастает. Как могут развиваться события?

Объективно, исходя из государственных интересов, дальнейшая эскалация конфликта и катастрофический сценарий не устраивают никого. В Тбилиси хорошо сознают, что для нашей страны широкомасштабные военные действия будут губительными; об этом догадываются и в России – в ее государственные интересы не входит, чтобы у самой ее границы вспыхнуло пламя: никто не знает, каковы будут последствия на Северном Кавказе. Тяжелее всего эта война будет для Абхазии, с этим никто не спорит. Не желает обострения обстановки в регионе и Запад. Так что начало военных действий может быть связано только с такой провокацией, которая может перерасти в небольшое военное столкновение. Возможность большой войны с участием крупных сил я абсолютно исключаю.

– Российско-грузинское противостояние было и раньше, но на этот раз ситуацию считают критической потому, что особенную тревогу выражают Евросоюз и Североатлантический альянс. Высокопоставленные чиновники этих организаций сделали резкие заявления... И если никто не хочет войны, откуда такая тревога, такие мрачные прогнозы?

Войны, вообще-то, начинаются не потому, что кто-то декларирует стремление к войне и кровопролитию. Война начинается тогда, когда слишком разнятся интересы или не совпадают оценки ситуации. Основное противостояние наших ценностей началось после апреля: Россия вышла за все правовые рамки – начала вводить свои войска в конфликтные регионы Грузии, оформила какие-то соглашения об экономическом сотрудничестве. После этих шагов уже не только Грузия, но и международное сообщество поняло, что Россия действует не в правовом поле. Русские объясняют это так: раз Запад принял решение о признании Косово, мы тоже можем сделать аналогичный шаг в отношении Абхазии и Южной Осетии. Тут Москву особенно раздражала позиция Вашингтона. Затем они поняли, что всё это не совсем серьезно и никак не связано друг с другом. Ну, какое отношение имеет Грузия к Косово, к разделу или воссоединению Сербии? Так что русские вместо этого аргумента придумали другой – если Грузия не перестанет помышлять о вступлении в НАТО, мы обострим ситуацию в Абхазии. С правовой точки зрения этот шаг тоже оказался неправильным, так как после этого заявления у натовских чиновников и лидеров европейских государств появились жесткие вопросы: как это понимать, что Россия запрещает Грузии вступать в НАТО? Что, разве НАТО нелегальная террористическая организация или, может, она создает такую угрозу миру, что членство в ней наказуемо? После этого русские придумали третий, гуманитарный аргумент, по которому Россия должна помогать бедным, малочисленным братским абхазам; но и это не укладывается в нормы международного права. А, кроме того, Тбилиси ведь должен был реагировать на все эти действия? Тбилиси, можно сказать, сумел показать мировому содружеству всю некорректность и незаконность действий России против Грузии. Наконец, появился и четвертый аргумент в пользу противостояния с Грузией – будто бы Грузия готовилась к захвату Абхазии. Я не исключаю, что в Грузии нашлась бы, условно говоря, «партия войны», представители которой имеют какие-то идеи и желания, но говорить о том, что в Грузии по-настоящему готовятся к войне, несерьезно.

Я недавно встречался с российскими коллегами. Когда я говорю им это, неформально они со мной соглашаются. Наиболее прогрессивная часть российской политической элиты считает, что с этими конфликтами пора уже что-то делать, а то всё может обернуться против России; но они не готовы к кардинальным изменениям – они бы хотели, чтобы всё уладилось постепенно, шаг за шагом. Ни абхазы, ни русские не готовы к масштабным изменениям.

– Если рассматривать все это в зеркале большой политики, то европейские эксперты видят в этом конфликте российско-американское противостояние.

Что этот конфликт связан с более глобальными проблемами, это факт. Ясно и то, что Россия не хотела бы иметь у своей границы члена НАТО, так как для русских Грузия – важный военно-стратегический плацдарм на Южном Кавказе, нацеленный против Североатлантического альянса – как они сами любят говорить... Запад очень внимательно следит за тем, что происходит между Грузией и Россией. Между прочим, на Западе Медведева считают довольно прогрессивным политиком и связывают с ним определенные надежды. Может быть, разговор шел и о том, что от этого человека можно ожидать большего для установления мира в регионе. США и Западная Европа рассматривают этот вопрос в более глобальном контексте – они не хотели бы, чтобы конфликт, возникший на Южном Кавказе, привел к потере надежд и симпатий, связанных с Медведевым. Насчет Медведева существует миллион версий, но факт, что в его лице в российской политике появилось что-то новое. Поэтому нам надо повнимательнее следить за событиями и не спешить, чтобы не допустить непоправимых ошибок.

– Когда Михаил Саакашвили заявил о готовности создать объединенный комитет, который будет заботиться о безопасности сочинской Олимпиады, русские восприняли эту инициативу скорее как угрозу, чем как протянутую дружескую руку...

По моему мнению, даже самые лучшие инициативы надо готовить заранее, тем более, когда обстановка такая напряженная. Кроме того, вторая сторона должна иметь какое-то пространство для маневра. В такое время лучше сперва прощупать обстановку в кулуарах, чтобы тот, к кому ты обращаешься, был заранее в курсе инициативы... Еще и еще раз: мы должны проявлять осторожность, ибо, как показывает развитие событий, в выигрыше останется та сторона, которая проявит больше сдержанности и предусмотрительности.

Дочи Грдзелашвили,

газета «Квирис палитра»,

Тбилиси

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

  1. у грузин большие апетиты на негрузинские земли!!!мало им армянского джавахка,так они хотять захватить и оккупировать абхазию и ю.осетию, все действия грузинской политики вызывает отврашение ко всему грузинскому!!!!!!!!!!!!!
  2. вы молодцы,уже успеваете высказываться и за грузин,и за армян.Только это все очевидно.
  3. Да нет, просто они себя считают единственным народом Кавказа, а все остальные для них случайные временные гости на "древней азербайджанской земле", под которой они подразумевают весь Кавказ. А вообще читать про эту возню вокруг Абхазии и Ю. Осетии очень надоело. Бесконечные мелкие и бессмысленные провокации, которые и так во всех подробностях освещаются в российской прессе. Зачем еще в "НК" об этом писать. Лучше бы об армянах в Южной Осетии рассказали. Вот это незаезженная и гораздо более актуальная для нас тема.
  4. Как видим, ответ на вопрос, вынесенный в заглавие статьи дан.Большая война началась.Теперь уже ни у кого нет сомнений - т.н."территориальной целостности" Грузии больше не существует.Очередь за Азербайджаном.
  5. воплотилась мечта бесноватого серго. стали убиратьмнения оппонентов. стыдно господа.
  6. Убираются не "мнения оппонентов", а хамство, грубость, нецензурные выражения и пр. мерзости.Если азеры без этого не могут вести дискуссию, то это их проблемы.Надеюсь, что это первый шаг редакции на пути к полноценному модерированию.
  7. Уважаемые господа!Вся нецензурная брань будет убираться,правда,не всегда это удается сделать вовремя.Извините.
  8. отвечая своему оппоненту по имени али ты обзываешь его грязным ругательством.гетвераном . так что не надо свистеть. на самом деле редакция неоднократно убирала твою грязную писанину. хоть редакция и армянская но даже и она не в силах терпеть твое хамство. хотя ты и выполняешь полезную работу .полностью дискредитируешь армян. молодчик.
  9. Ты настолько труслив, что даже ник не написал.А от других телефон требуешь.Сперва назовись честно, укажи, где живешь, дай реальный телефон, а не выдуманный, а потом вякай.Я к тебе мигои прилечу, поговорим.
  10. Сели в лужу эти два аналитика. И российский и грузинсий.Вот такой "вывсокий" уровень политологов.
  11. Хороший пост. Видел подобное уже, но у вас поподробнее написано. Автор случайно не журналист ?
  12. Достаточно интересная и познавательная инфа
  13. Млин, спамеры просто достали уже этим своим примитивом!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты