N 9 (132) Сентябрь 2008 года.

Любая проблема решаема, если не относиться к ней, как к приговору

Просмотров: 2132

Каждый год страна переживает всенародный стресс – экзамены в вузы, которые проходят по единой тестовой системе. Хотя называть ее тестовой неверно – есть вопросы, предполагающие развернутый ответ, который оценить объективно либо трудно, либо невозможно. Иногда кажется, что ни Бойль, ни Мариотт не сумели бы ответить на вопрос о законе, названном их именами, так, чтобы оставить членов приемной комиссии в удовлетворении, настолько велики у тех возможности для придирок. О гуманитарных предметах и говорить нечего, и чем больше вольностей могут позволить себе экзаменаторы в оценке знаний – тем больше возможностей для коррупции.

Пока студенческая скамья востребована сверх меры, коррупцию невозможно искоренить. Правда, можно сильно уменьшить ее масштабы. Об этой и других проблемах образования в Армении пойдет речь в интервью с министром науки и образования Армении Спартаком Сейраняном.

Каждый год страна переживает всенародный стресс – экзамены в вузы, которые проходят по единой тестовой системе. Хотя называть ее тестовой неверно – есть вопросы, предполагающие развернутый ответ, который оценить объективно либо трудно, либо невозможно. Иногда кажется, что ни Бойль, ни Мариотт не сумели бы ответить на вопрос о законе, названном их именами, так, чтобы оставить членов приемной комиссии в удовлетворении, настолько велики у тех возможности для придирок. О гуманитарных предметах и говорить нечего, и чем больше вольностей могут позволить себе экзаменаторы в оценке знаний – тем больше возможностей для коррупции.

Пока студенческая скамья востребована сверх меры, коррупцию невозможно искоренить. Правда, можно сильно уменьшить ее масштабы. Об этой и других проблемах образования в Армении пойдет речь в интервью с министром науки и образования Армении Спартаком Сейраняном.

– Господин Сейранян, можно ли быть уверенным, что в этом году уровень коррупции был на приемных экзаменах в вузы ниже, чем в прошлом?

Cравнить уровень коррупции разных лет трудно - нет ни единиц измерения, ни результатов исследований. Но могу сказать, что министерство попыталось приложить все усилия к тому, чтобы максимально снизить коррупционные риски. Результат – экзамены в этом году вызвали гораздо меньшее недовольство граждан, чем в прошлые годы. Уже стали заметны для общества результаты реформ в образовательной сфере, в частности, переход к единому экзамену в школах, новая, более объективная система оценок и более адекватные тесты.

– Вы получили пост министра по партийному признаку и, стало быть, лишены возможности критиковать своего предшественника - однопартийца на этом посту. Тем не менее, есть ли вещи, которые необходимо менять в министерстве?

Партийная принадлежность моего предшественника, к тому же товарища и однокурсника, никак не означает, что я не могу критиковать проделанную им работу. Если что-то потребуется изменить в министерстве – изменю очень быстро. Но сегодня я не вижу необходимости в быстрых и поспешных изменениях.

– Высшая власть заявляла и заявляет, что в Армении должна быть построена экономика знаний. Насколько это возможно в стране, в которой труд учителя не считается престижным? И что нужно сделать в первую очередь на этом пути?

Что касается престижности работы учителя, то я знаю множество стран, в которых профессия учителя не находится в ряду самых престижных. По моему глубокому убеждению, акцент надо ставить не на престижности учительской профессии, а на поднятии в обществе престижа человека, обладающего знаниями независимо от профессии. Будь он учитель, ученый или госслужащий. А это гораздо сложнее, чем сделать престижной одну только профессию учителя.

– Армения в последние годы активно приспосабливает систему образования к Болонским соглашениям, как кажется, не совсем представляя, что это такое. Как Вам кажется, они оптимальны для нашей системы образования или нуждаются в коррективах?

Любая образовательная система, в том числе и та, которая формируется в рамках Болонских соглашений, не может стать универсальным ключом для решения всех проблем. Главное – это качество образования, и тут, конечно же, следует подумать и об адаптации этого процесса к местным условиям, и учете местных особенностей. Тем более, что в Армении существуют образовательные традиции, от которых не следует отказываться.

– В последнее время стали привычными успехи детей из Армении на международных олимпиадах. И это в условиях, когда Болонские соглашения еще не полностью овладели образовательной системой Армении. Какова, по-Вашему, роль учителей в этих успехах? Способствующая или решающая?

На эту тему, скажу я вам, очень приятно говорить. Армянские учащиеся имеют серьезные достижения на международных олимпиадах по многим предметам – информатике, физике, химии, математике, языкам. А недавно сборная Армении завоевала большинство призов и грамот на международном конкурсе по русскому языку и литературе в Москве. И роль учителей тут кажется мне решающей.

– Выпускники вузов часто бывают не востребованы на рынке труда. Это следствие плохой подготовки студентов, их избытка или отсутствия координации между вузами и работодателями?

Вряд ли я буду искренен, если скажу, что все наши вузы дают качественное образование. Конечно же, нет, и естественно, что работодатель не хочет связывать себя с плохим специалистом. Но бывает, что и хороший специалист не может найти себе работу по профессии. Это проблема не только Армении - во многих странах на повестке дня стоят именно эти вопросы. Связь между системой образования и рынком труда слабая, она нуждается в усилении и будет усилена. Но не следует при этом забывать и об универсальном факторе, существующем везде: требования рынка меняются гораздо быстрее, чем успевает измениться образовательная система, и полностью уравновесить здесь спрос и предложение просто невозможно.

– В вузовском образовании различают 2 подхода – когда акцент делается на фундаментальных знаниях в одном случае и прикладных – в другом. Студент - практик очень быстро адаптируется к требованиям производства, студент с фундаментальными знаниями - дольше, но он универсальнее прикладника. Какой тип выпускника кажется Вам более актуальным?

В постсоветские годы ответственные за образование люди часто поднимали вопрос о раздутости в советской системе образования теоретической составляющей. И акцент начал ставиться на развитии практических навыков. В определенной степени это правильно, поскольку рынок труда больше нуждается в практиках, нежели теоретиках. Но это никак не означает, что фундаментальными знаниями следует пренебречь. Более того, я думаю, что мы должны сохранить сформированный еще в советские годы потенциал преподавания фундаментальных знаний. Хорошо, когда специалист вооружен практическими навыками, но для их развития ему со временем неизбежно понадобятся именно фундаментальные знания. Т.е. в этом вопросе необходимо соблюдать определенные пропорции.

– Лучшие наши студенты устраиваются на работу в развитых странах, где их могут оценить по достоинству. Вы видите способы заинтересовать их работой на Родине? Или, по крайней мере, потребовать компенсацию, если студент, обучившийся по госзаказу, покинет страну?

Начнем с того, что многие наши студенты сегодня успешно работают в Армении, и за рубеж выезжает только их часть. И то, что они успешно конкурируют со специалистами в развитых странах, может быть воспринято как похвала нашей образовательной системе. Другой вопрос, насколько государство сегодня в состоянии помочь молодому специалисту найти достойную работу. У нас нет планового хозяйства советских времен, и в условиях свободного рынка труда этот вопрос не имеет легкого решения. Тем не менее, государству тут есть над чем подумать. В том числе и об определенных обязательствах перед государством тех, кто получил образование в пределах госзаказа, т.е. бесплатно. Студент может расплатиться с государством, а если нет, то должен будет на определенное время занять вакансию, которая нужна государству, но не очень желанна для студента, как это было в советские годы. Но это все пока в жанре отвлеченных рассуждений, политика в этом вопросе еще не выработана.

– Может ли министр сказать, что он в состоянии прогнозировать свое время? И чем он занимается, когда не работает? И кем собираются стать его дети?

К сожалению, четко планировать свое время я пока не в состоянии – слишком занят. В свободное от работы время либо читаю, либо слушаю рок-музыку. Сыновья у меня студенты. Старший учится в Славянском университете на политолога, младший – в Педагогическом университете на тележурналиста.

– Вам удалось в свое время победить считающуюся неизлечимой болезнь.

Было такое. Просто я верил, что в состоянии преодолеть любую трудность. Я был уверен, а теперь – еще больше, что если отнестись к выпавшему на твою долю испытанию не как к приговору, а как к препятствию, которое нужно преодолеть, то любая проблема решаема.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Не верю этому министру. На культуру и образование выделяют мало средств. Вот и цвете в вузах коррупция.
  2. А как обстоят дела вокруг взяток?
  3. Он мне не понравился. Этот министр. Вряд ли что-то изменит.
  4. До тех пор, пока администрация и предподаватели вузов не будут получать приличную зарплату, взятки неизбежны. Даже умницу проф. Нуралова, который был символом Брюсовского института, схватили за руку, поймали на взятке. Обидно! А что остается нищему интеллигенту делать! Смотрят они, как это быдло, наворовавшее, строит особняки, катается на джипах, сорит деньгами в казино и ресторанах... А интеллигенции - шиш! Вот и идут против совести, вот и берут взятки. Это серьезная государственная проблема. Но Серж ее не решит. Вокруг него - одна мразь! А т.н. оппозиция - еще хуже!
  5. К сожалению, ты прав
  6. За взятки в вузах надо НАВСЕГДА ПОЖИЗНЕНО отлучать от преподавания. Нужна тут воля властей. Иначе ничего не изменится. Малограмотных балбесов будем воспитывать. А школах немедлено надо ПОВЫСИТЬ ЗАРПЛАТЫ. Иначе детей халтурно будут учить.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты