N 11 (134) Ноябрь 2008 года.

Новый старый президент вне конкуренции

Просмотров: 2754

19 октября 2008 года Центральная избирательная комиссия Азербайджана огласила официальные результаты выборов главы этого государства. Согласно обнародованным данным, действующий президент получил 88,73%, что в цифровом измерении составило 3 млн 232 тыс. голосов избирателей. Как говорится, Ильхам Алиев вне конкуренции.

Даже борьба за второе место не получилась. Ближайший преследователь Алиева-младшего – лидер оппозиционной партии «Умид» («Надежда») Игбал Агазаде получил скромные 2,86%. У остальных соперников нового старого президента показатели еще хуже (в пределах от двух до нескольких сотых процента).

19 октября 2008 года Центральная избирательная комиссия Азербайджана огласила официальные результаты выборов главы этого государства. Согласно обнародованным данным, действующий президент получил 88,73%, что в цифровом измерении составило 3 млн 232 тыс. голосов избирателей. Как говорится, Ильхам Алиев вне конкуренции.

Даже борьба за второе место не получилась. Ближайший преследователь Алиева-младшего – лидер оппозиционной партии «Умид» («Надежда») Игбал Агазаде получил скромные 2,86%. У остальных соперников нового старого президента показатели еще хуже (в пределах от двух до нескольких сотых процента).

Прошедшие выборы в Азербайджане интересны по двум причинам. Во-первых, конечно же, любая избирательная кампания в странах Евразии важна как «вещь в себе». Слишком часто внутриполитическая динамика в бывших советских республиках оказывается вне фокуса внимания экспертов и журналистов. О том же Азербайджане по большей части говорят с точки зрения его геополитической важности (здесь широкий круг вопросов от углеводородов до каспийского «узла» проблем и от урегулирования нагорно-карабахского конфликта до ситуации вокруг Ирана). Однако внутренняя ситуация в этой стране, играющей роль связующего звена между Кавказом и Центральной Азией, не менее важна. Будет Азербайджан нестабильным (не по причине этнополитического конфликта, а просто из-за внутренней слабости), и никому из соседей, как говорится, мало не покажется. Отсюда, наверное, и та заинтересованность больших игроков в выборах без реального выбора, которую они показали в сентябре-октябре 2008 года.

Для того, чтобы понять тенденции внутриполитического развития Азербайджана, определенные последними выборами, было бы целесообразно сравнить их с предшествовавшей избирательной кампанией 2003 года. Выборы пятилетней давности были кампанией, в которой с первого до последнего дня присутствовала интрига. Для многих в республике претендент на пост главы государства Ильхам Алиев был всего лишь сыном «великого отца». Многие (включая и внутриаппаратных политиков) сомневались (хотя часто непублично) в том, что наследник создателя Азербайджанской Республики сможет держать удар. Оппозиция была настроена по-боевому, а лидер оппозиционной партии «Мусават» Иса Гамбар ставил себе задачей взятие власти. Тогда даже по официальным данным (!) результат Ильхама Алиева был не слишком высок по постсоветским меркам (особенно по стандартам постсоветского Востока). Он получил всего лишь 80,3 % голосов, в то время как Иса Гамбар набрал 11,7%. Совокупный же оппозиционный потенциал доходил до 18%. И это не говоря уже про широкое обсуждение ситуации в СМИ республики. После выборов были уличные выступления, манифестации, столкновения с властями. Уже post faсtum некоторые азербайджанские идеологи заявляли, что октябрь 2003 года стал первой провалившейся попыткой «цветной революции» в СНГ.

За пять лет ситуация сильно изменилась. Герои вчерашних дней (которые в 2005 году попытались взять неудачный реванш на парламентских выборах) отстранились от политики. Многие из них (Иса Гамбар, Эльдар Намазов) просто бойкотировали выборы, не желая придавать действующей власти дополнительную легитимность. В борьбе же с политическими статистами Алиев легко взял верх. Как замечает известный бакинский политолог Ариф Юнусов, «Азербайджан четко шагает по пути Узбекистана». Эксперт при этом имеет в виду такие компоненты «узбекского пути», как исчезновение реальной и эффективной светской оппозиции, аккумуляция недовольства во внесистемных политических силах. «Если кто и заменит нынешнюю оппозицию, то только радикальные исламисты. Собственно, этот процесс уже идет в Азербайджане, просто мы находимся на начальной стадии. Но готовиться к потрясениям на узбекский манер нам уже надо сейчас», – резюмирует Юнусов. Однако у этой «узбекской медали» есть и другая сторона. В данном случае речь идет о провале самой оппозиции. Последние выборы в Азербайджане показали снова очень важную закономерность для стран СНГ: избиратели в постсоветских странах не любят однажды проигравших. Оппозиция потерпела фиаско потому, что не смогла найти новые лица, новые лозунги и программы, ввести в политический оборот новые темы. Она застряла на лексиконе Народного фронта (НФА) начала 90-х. Опыт радикального национал-демократизма совпал в Азербайджане с карабахским поражением, превращением молодой независимой страны в маргинала на международной арене, и рассчитывать на повторение триумфа образца 1992 года в 2008 году не приходится. Вторым кадровым резервом для оппозиции являются отставные политики (экс-президент Аяз Муталибов и экс-премьер Расул Гулиев, возглавляющие соответственно Социал-демократическую партию и Партию открытого общества). Однако «бывшие» в отличие от бывших лидеров НФА находятся за рубежом, не имеют практически никакой обратной связи с населением, а потому воспринимаются как неудачники-эмигранты, вчерашние чиновники, потерявшие привилегии и сытое обеспечение.

В то же самое время нельзя не заметить, что за пять лет ценой «свертывания демократии» и оппозиционной активности Алиев-младший показал, что он не просто сын «великого отца». Он доказал умение переигрывать оппонентов внутри собственного аппарата (что показали события накануне парламентской кампании 2005 года), равно как и перехватывать у оппонентов популярные лозунги, встраивать в собственные программы идеи критиков. Алиев также доказал умение быть одинаково «своим» в Вашингтоне и в Москве. Более того, по сравнению с отцом он выстроил намного более конструктивные отношения с Ираном (чего стоит хотя бы открытие консульства АР в Тебризе, о чем Алиев-старший не мог договориться в течение 10 лет). Значительно выросла и внешнеэкономическая активность Азербайджана в Центральной Азии. На более серьезную основу были поставлены контакты с соотечественниками и создание структурированных и более эффективных лоббистских групп на Западе.

Отсюда и второе измерение прошедших выборов – геополитическое. Сегодня режим Алиева (с «узбекскими трендами» или без оных) рассматривается как благо (как минимум, в качестве меньшего из зол) и Россией, и США. А потому обе сверхдержавы готовы простить официальному Баку маленькие слабости (которые для Москвы, впрочем, и слабостями-то не являются) в виде отсутствия реальной конкуренции внутри страны. Для Кремля и Белого дома светский авторитарный Азербайджан, идущий по пути модернизации и сдерживающий радикальный исламизм, вполне приемлем. То, что отсутствие светской оппозиции может стимулировать сторонников «чистого ислама», мало кого волнует, поскольку эта задача стратегическая, а в сегодняшнем мире принято мыслить тактическими категориями. В Европе же наивно (что уже стало правилом для ЕС) считают, что окончание избирательной кампании открывает новый шанс для «решения карабахской проблемы». Что такое «решение» и где та точка, в которой оно произойдет, не объясняется. Главное – вызвать новый приступ миротворческого оптимизма.

Однако последние выборы в Азербайджане особенно важны с точки зрения дальнейшего развития российско-армянских отношений. Так получилось, что они фактически совпали с определенным трендом – потеплением отношений Москвы и Баку, что в Ереване, напротив, вызывает серьезные опасения. Они оказались вписанными в некий контекст (визиты Медведева в Азербайджан и Алиева в Москву, слова Лаврова о необходимости ускорения в решении карабахского вопроса). Эти страхи и фобии публично не высказываются, но в кулуарах очень часто многие влиятельные дипломаты, эксперты, депутаты говорят о том, что возможен геополитический бартер (изменение отношения к признанию независимости Абхазии и Южной Осетии взамен на уступки Москвы на армянском направлении). И все эти настроения подкрепляются недовольством Кремля тем, как Ереван выстраивает свои отношения с Тбилиси. В этой связи хотелось бы отметить следующее. Нельзя «сдать» то, что тебе не принадлежит, а Карабах неподконтролен Москве в такой степени, как две бывшие грузинские автономии. Думается, что в Кремле это прекрасно понимают. Во-вторых, имея в виду усиление позиций РФ в бывших непризнанных республиках, отказ от союзничества с Арменией не принесет какой-то ощутимой компенсации (грубо говоря, результат не принесет большего выигрыша, чем есть сейчас). Зато издержки для репутации России не только на Кавказе, но, кстати, и на Западе, где проармянские симпатии сильны не в пример осетино-абхазским, будут ощутимы. Поэтому Москва и Ереван в условиях строительства нового геополитического ландшафта должны принять как минимум два тезиса. Первый заключается в том, что РФ будет поддерживать с Баку определенный уровень конструктивных отношений. Конечно же, не в ущерб Еревану и НКР, не путем «смены вех» в политике. Но и конфронтации с Азербайджаном тоже не будет. Второй так же прост, как и первый. От географии не сбежишь, а потому конструктивные отношения Еревана и Тбилиси так же неизбежны, как дождь осенью. И обижаться на это или «наказывать» Ереван путем «дружбы назло с Баку» вряд ли правильно. Необходимо просто осуществлять грамотную диверсифицированную политику. Впрочем, это уже тема другой статьи.

Пока же Ильхам Алиев празднует победу, задумывает новые проекты на последующие пять лет. Сегодня он не испытывает ни внешних ни внутренних вызовов. После «пятидневной войны» милитаристская риторика Баку в отношении НКР и Армении сошла на нет. Однако станет ли это долгосрочной тенденцией, зависит, среди прочего, и от согласованных действий Запада и России (в этой точке у этих игроков позиции в большей степени близки). Но самое главное – даже не внешнее воздействие, а умение воспользоваться практически неограниченными ресурсами. Их можно использовать и для реальных поисков урегулирования, и для компромисса, и для «разогрева» конфликта. Какой путь изберет Ильхам Алиев, покажет уже ближайшее время.

Сергей Маркедонов,
зав. отделом проблем
межнациональных отношений Института политического
и военного анализа, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

  1. У грузин много героев У армян тоже У азеров 2, Алиев старшый, Алиев младшый
  2. Алиева - в ВЕЧНЫЕ президенты Азербайджана!!!
  3. Депутат Наврузов внес предложение снять ограничения на срок президенства,Ильхам Алиев - вечный президент.
  4. Мне Илхам нравится. Пусть вечно правит. ТОгда и войны не будет.
  5. На первой странице один читатель предложил сократить азер-информацию и увеличить информацию о братских народах Северного Кавказа. Разумное предложение. Пока у нас с азерами нет нормальных отношений, а обилье материалов о них эти отношения не улучшает, а наоборот ухудшает. Придет время отношения улучшатся хотя бы на бытовом уровне, как с турками. Пока это время не пришло. А «дискуссии» с азерами вместо пользы наносят вред обеим сторонам. Зачем этот балаган? Читателям интереснее больше и лучше знать о древних народах Кавказа, об их истории, культуре, языках, связях с армянами и др., нежели о потомках кровавого нашествия алтайских чабанов.
  6. Давайте, если не дружить, то уважительно относиться друг к другу.
  7. Как могут в Азербайджане уважать армян,если арменофобия поставлена на государственном уровне.Ненависть отравила души людей и они зомбированы.Мне жаль их.
  8. Я не согласен убрать материалы об Азербайджане,ведь мы,практически находимся в состоянии войны и должны знать многое о наших врагах-соседях.
  9. В течении 70 лет азербайджанское руководство, засеело вражду между Карабахскими Армянами и между Айастанскими Армянами, я же всегда говорил, что турко-азеры всегда были двуликимы и фалшивими. Они когда чувствуют что не могут силой нас победит, начинают вселять между нами вражду. Но теперь другие времена и мы прекрасно знаем, что не надо поддаваться подлым уловкам азеро-турков. Мы все должны любить, уважать и поддерживать ЛЮБОГО Армянина, независимо дге он находится или живет.
  10. Я,действительно,постоянно читаю НК и скажу,что редакция права в представлении всего региона Южного Кавказа,одновременно я часто видел статьи и про осетин,и про лезгин,талышей,аварцах.Закрывать эти рубрики нельзя.
  11. Я голосовал, голосую и вечгл буду голосовать за Ильхама Гейдаровича Алиева и за его жену, если та захочет стать следующим президентом, ии за их внуков и правнуков. Да здравствует алиевизация всего Азербайджана!
  12. С Ильхамом всегда можно договориться. И войны при нем не будет. Свой парень.
  13. А как - же новые заявления Алиева расценить? Он хочет воевать с Арменией и Карабахом.Куда смотрят международные наблюдатели?А Россия?Она допустит нового столкновения или будет нейтральной стороной?
  14. Мне кажется, если он отбросит свою воинственную риторику,перестанет говорить о возврате "рккупированных земель", его просто скинут с трона. НАс он устраивает. Пусть себе говорить. Но после Цхинвала вряд ли решится напасть.
  15. А что, если решится? Ему хуже будет.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты