N 11 (134) Ноябрь 2008 года.

Актер, директор, режиссер

Просмотров: 3162

85 лет назад на экраны Советского Союза вышел фильм «Отцеубийца». Тогда, в 20-х годах прошлого века, на заре советской кинематографии, выход каждой новой кинокартины был большим событием. «Отцеубийца» же привлекал внимание и знатоков, и любителей кино и тем, что именно в этом фильме состоялся режиссерский дебют известного еще в дореволюционной России киноактера Амо Бек-Назарова. Дебют оказался успешным. Так началась вторая жизнь в кино Амо Бека (под этим именем актер чаще всего значился в титрах фильмов с его участием), человека, стоявшего у истоков не только армянского, но и грузинского и азербайджанского кино. Можно смело утверждать, что пионером всего закавказского кино был именно Амо Иванович Бек-Назаров.

…В юности у него были две страсти – спорт и кино. Кинематографом он увлекся еще в Ереване, посещая открывшийся здесь «Иллюзион». Полюбил и театр, на всю жизнь запомнив представление «Медея» с участием знаменитой Сирануш. А когда семья в 1900 году переехала в Ташкент, он стал завсегдатаем кинотеатра «Модерн», посещал спектакли приезжих актеров и мечтал связать свое будущее с кинематографом.

85 лет назад на экраны Советского Союза вышел фильм «Отцеубийца». Тогда, в 20-х годах прошлого века, на заре советской кинематографии, выход каждой новой кинокартины был большим событием. «Отцеубийца» же привлекал внимание и знатоков, и любителей кино и тем, что именно в этом фильме состоялся режиссерский дебют известного еще в дореволюционной России киноактера Амо Бек-Назарова. Дебют оказался успешным. Так началась вторая жизнь в кино Амо Бека (под этим именем актер чаще всего значился в титрах фильмов с его участием), человека, стоявшего у истоков не только армянского, но и грузинского и азербайджанского кино. Можно смело утверждать, что пионером всего закавказского кино был именно Амо Иванович Бек-Назаров.

…В юности у него были две страсти – спорт и кино. Кинематографом он увлекся еще в Ереване, посещая открывшийся здесь «Иллюзион». Полюбил и театр, на всю жизнь запомнив представление «Медея» с участием знаменитой Сирануш. А когда семья в 1900 году переехала в Ташкент, он стал завсегдатаем кинотеатра «Модерн», посещал спектакли приезжих актеров и мечтал связать свое будущее с кинематографом. Спорт вошел в его жизнь внезапно, едва не заслонив собой мечты о кинокарьере. В Ташкент приехал известный велогонщик Габер-Волынский, и Амо решил принять участие в гонках с участием приезжей знаменитости. Долгое время он держался колесо в колесо с чемпионом, но на последнем круге упал и травмировал почку. Эта травма скажется позднее. А пока настал черед борьбы. Физически очень крепкий, Амо быстро овладел техникой борьбы и получил приглашение участвовать в проходившем в Ташкенте чемпионате классической борьбы. Он быстро стал любимцем публики и скоро выступал уже как профессиональный борец. Трудно сказать, кем бы он стал впоследствии – актером или борцом, если бы не схватка с одним из лучших российских борцов того времени Георгом Гакеншмидтом. Амо попался на прием и, перелетев через барьер, снова травмировал больную почку. Несмотря на это, он и не думал расставаться с борьбой, отправился в турне по Германии, участвовал в берлинском турнире борцов-профессионалов. Но наступил злополучный 1913 год, когда травма снова дала о себе знать. Диагноз врачей был суров – необходима срочная операция. Амо Бек-Назарову удалили почку, и он целых два месяца провалялся в больнице. Мысли о спорте теперь надо было оставить навсегда… Амо, переехавший к тому времени в Москву, стал прилежно посещать лекции в Московском коммерческом институте, который окончил в 1918 году. Мог ли он думать тогда, что как раз спортивные навыки откроют перед ним двери в кинематограф?..

На красивого, великолепно сложенного молодого человека обратили внимание московские кинематографисты. 23-летний Бек-Назаров был приглашен сниматься в картине «Энвер-паша» известного режиссера В.Гардина. Кинодебют окончился конфузом. Амо, выполняя команду постановщика, должен был нанести удар партнеру, но не учел силы своих кулаков. Партнер оказался в глубоком нокауте. Новичку выплатили гонорар, но на следующую съемку уже не пригласили. А мечты о карьере киноартиста уже не давали ему покоя. И спустя некоторое время, надев свой лучший наряд, приобретенный в Германии, – фрак, белый галстук, черные лакированные лодочки, шелковые белые носки и сверкающий цилиндр, он отправился в «Кинематографическую контору Либкена», где отрекомендовался киноартистом, приехавшим из Дании и снимавшимся с самим Гаррисоном.

– А трюки умеете делать? – спросил хозяин.

– Я все могу, – скромно ответил Амо. – Скачу верхом, как цирковой наездник. Умею подниматься по трубам хоть до шестого этажа, спускаться в пропасть по канату. Могу летать под куполом цирка. Одним словом, могу все.

Либкен пришел в восторг и тут же предложил Бек-Назарову поехать на съемки в Ярославль. Так Амо Бек-Назаров стал трюковым актером, «знаменитым исполнителем головокружительных трюков» с экзотическим псевдонимом Амо Бек. Слава о его трюках разнеслась по всей Москве. Амо прыгал без сетки из окна третьего этажа, спускался по веревке в ледяную прорубь, взбирался по опорным столбам на мост… Но вскоре его амплуа, учитывая великолепные внешние данные, чуть скорректировали – «трюковой любовник». Именно в этом амплуа он явился в съемочное ателье Ханжонкова – одно из крупнейших в Европе - и предстал перед человеком, которого звали Евгений Францевич Бауэр. Блестящий режиссер-воспитатель, он многому научил Бек-Назарова, который постепенно стал одним из наиболее популярных актеров российского дореволюционного кино. Трюками он уже не занимался. Став «салонным любовником», Амо Бек снимался вместе с самыми яркими звездами тогдашнего российского кинематографа – легендарной Верой Холодной, Иваном Мозжухиным, Натальей Кованько, Зоей Карабановой, Зоей Баранцевич - под руководством таких режиссеров, как Перестиани, Светлов, Туржанский… К моменту Октябрьской революции Амо Бек-Назаров и сам уже был кинозвездой. Не думал он тогда, что впереди его ждет еще более «звездная» - режиссерская карьера. Но до нее было еще очень далеко.

В годы Гражданской войны знаменитому киноактеру пришлось на время забыть о своей профессии. Женатый человек (его супругой была популярная актриса Софья Волховская), обладатель диплома Коммерческого института оказался в положении безработного. Пришлось осваивать новое ремесло. Амо Бек стал… сапожником. В течение месяца он под наблюдением мастера старательно постигал премудрости сапожного искусства. И преуспел настолько, что, когда преподнес жене сшитые для нее туфли, они произвели фурор среди ее знакомых. Они умоляли Софью Павловну о протекции. Первой заказчицей Амо Бека стала актриса Борская, которая осталась очень довольна работой нового талантливого сапожника. С ее легкой руки Амо Иванович был завален заказами. Кроме того, он преподавал французскую борьбу в одном красноармейском клубе – вот где пригодился борцовский опыт!

Кончилась Гражданская война, и Амо Бек-Назаров едет с женой в Ереван, чтобы взяться за организацию кинопроизводства в Армении. Но нарком просвещения республики О. Макинцян, выслушав Амо Ивановича, замечает: «Сегодня у меня одна забота – накормить десятки тысяч сирот, спасенных от турецкой резни. Так что с организацией кинодела придется немного подождать».

И тогда Амо Бек-Назаров отправляется в Тбилиси, где становится директором грузинской киностудии и ее художественным руководителем. Здесь, в Тбилиси, Амо Иванович сыграл свою последнюю роль в кино – в фильме «Сурамская крепость», снятом режиссером Иваном Перестиани. Теперь надо было в качестве директора студии налаживать производство кинокартин. Наступил 1923 год. Начался он для студии выпуском фильма «Красные дьяволята», популярность которого превзошла все ожидания. Это действительно был шедевр первых лет советской кинематографии. Предстояла новая работа. Был заключен договор с владельцами грузинских прокатных контор на постановку фильма к определенному сроку. Но по каким-то причинам Перестиани после выпуска «Красных дьяволят» не мог сразу же приступить к новой картине. Остальные режиссеры тоже были заняты. А между тем срок договора с кинопрокатчиками истекал. В оставшиеся два месяца следовало поставить полнометражный фильм, иначе пришлось бы платить огромную неустойку. И тогда Наркомпрос Грузии предложил Амо Бек-Назарову самому взяться за постановку. Времени на раздумья не было. Амо Иванович стал подыскивать тему для своего режиссерского дебюта. Его выбор пал на роман «Отцеубийца» Александра Казбеги, классика грузинской литературы. Артистов почти на все роли удалось найти довольно быстро. И только главная, центральная роль долгое время оставалась без исполнительницы. Многочисленные пробы самых разных актрис ни к чему не привели. Съемки были под угрозой срыва. И вдруг, проходя по Дворцовой улице Тбилиси, Бек-Назаров увидел на витрине фотоателье портрет удивительно красивой девушки. Она в точности соответствовала тому идеальному образу героини фильма, который сложился в представлении режиссера. Узнав у фотографа адрес девушки, Амо Иванович тут же уехал за ней в Кахетию, где она в то время находилась. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы убедиться, что эта девушка – находка для фильма. Звали ее Ната Вачнадзе. Так началась фантастическая карьера актрисы, быстро ставшей самой популярной в СССР. Ее называли грузинской Верой Холодной, королевой русского экрана, открытки с ее изображением и специальные фотоальбомы расходились огромными тиражами по всей стране. Так фильм «Отцеубийца», с успехом прошедший по экранам Советского Союза, ознаменовал рождение и нового талантливого режиссера, и новой кинозвезды – Наты Вачнадзе, открытой Амо Бек-Назаровым, много сделавшим для становления грузинского кино. Впрочем, не только грузинского, но и азербайджанского. В 1929 году выдающийся азербайджанский драматург Джафар Джабарлы предложил Амо Бек-Назарову экранизировать свою пьесу «Севиль». Амо Иванович согласился и приехал в Баку. Вместе с Джабарлы они написали сценарий, отобрали актеров для фильма. И вновь, как в ходе съемок «Отцеубийцы», столкнулись с проблемой поиска исполнительницы главной роли – Севиль. Помог случай. Во время одной из прогулок по бакинскому приморскому бульвару Бек-Назаров и Джабарлы встретили девушку, очаровавшую их своим не только красивым, но и вдохновенным лицом. Уговорить ее сниматься в фильме было несложно. Гораздо труднее было добиться согласия ее родителей. Орудж-заде (такой была фамилия девушки) оказалась очень способной и буквально на лету схватывала все то, что объясняли ей постановщики. Фильм, означавший начало азербайджанской кинематографии, стал огромным событием в жизни этой республики. Джафар Джабарлы был в восторге от режиссерской работы. «Амо Иванович, дорогой! Как хорошо! Как верно! Все удалось – все решительно!» – горячо благодарил он Бек-Назарова. На всю жизнь сохранила благодарность Амо Бек-Назарову и Орудж-заде, которая, правда, не пошла дальше по профессиональной актерской стезе (ее ждала карьера ученого), но созданный ею на экране с помощью режиссера образ Севили стал примером для тысяч азербайджанок, сбрасывавших в те годы чадру.

К тому времени, когда Амо Бек-Назаров снимал «Севиль», он уже жил в Ереване, вернувшись на Родину из Грузии в 1925 году по приглашению «Армкино». И первой его работой в Армении стала экранизация замечательного произведения Александра Ширван-заде «Намус». Этот фильм, в котором дебютировали такие впоследствии известные актеры, как Грачия Нерсисян и Авет Аветисян, вызвал громадный интерес, и не только на Кавказе. Вот что писала о «Намусе» «Рабочая правда»: «16 мая в Москве в АРКе состоялся закрытый просмотр картины «Намус». Картина имела шумный успех. После просмотра состоялся диспут, в котором ораторы отмечали, что из всех восточных картин «Намус» – лучшая». Лестные отзывы получил фильм и от самого Ширван-заде, вернувшегося из Парижа, где он жил в эмиграции.

Успех «Намуса» окрылил Амо Бек-Назарова и весь коллектив «Армкино». В последующие три года режиссер снимает фильмы «Зарэ», «Шор и Шоршор», «Хас-пуш» и целый ряд других лент, как художественных, так и документальных.

Закончилась эра немого кино. В 30-е годы экран «заговорил», и Амо Бек-Назаров вспомнил о своей давней мечте – экранизации замечательной пьесы Г.Сундукяна «Пэпо», которая создала ему славу величайшего армянского драматурга. «Пэпо», снятый в 1935 году, Бек-Назаров называл любимым своим детищем. «На его постановку, – писал он, – мною было истрачено много времени, энергии, неподдельного жара сердца». Для того, чтобы снять этот фильм, удивительно верно отображающий быт старого, дореволюционного Тифлиса, Амо Бек-Назаров исходил, наверное, все улочки этого города, внимательно присматриваясь к его обитателям. Своего героя он отыскал в среде городской бедноты, в лице «кинто» – этого своеобразного порождения тифлисского быта. Пэпо, роль которого великолепно исполнил Грачия Нерсисян (на высоте были и другие актеры – Тамара Махмурян, Авет Аветисян, Асмик Акопян…), быстро стал любимцем многочисленной армии любителей кино всей страны. Говорят, что «Пэпо» был одним из самых любимых фильмов Сталина, который частенько смотрел его в своем кремлевском кинозале. Правда, осенью 1936 года в беседе с тогдашним первым секретарем ЦК Компартии Армении Агаси Ханджяном Сталин, говоря о «Пэпо», заметил, что «хотя быт и нравы старого Тифлиса переданы прекрасно, картина не будет иметь большого успеха, зритель России ее совсем не поймет, да и молодежь Закавказья, которая, может быть, посмотрит фильм с интересом, все же не получит от него никакой идейно-политической зарядки». Сталин ошибался. «Пэпо» был по достоинству оценен всей страной. Особенно фильм полюбился, конечно, жителям Закавказья. Помню, 12-летним мальчишкой, я посмотрел в Баку в середине 50-х этот фильм, который тогда вторично вышел на экраны. Кинозалы не могли вместить всех желающих, а среди них были и армяне, и азербайджанцы, и грузины, и русские, и евреи… Кто-то смотрел фильм впервые, как я, а иные приходили на «Пэпо» уже в пятый или десятый раз! Такова была популярность этой лучшей из картин Амо Бек-Назарова.

Важной вехой на режиссерском пути Бек-Назарова стал и фильм «Давид-бек» по роману Раффи. Снятый в дни Великой
Отечественной войны, он имел колоссальное патриотическое значение. И в смертельной схватке с фашизмом армяне – советские воины показали себя достойными преемниками тех героев, которые более чем два века назад сражались во главе с великим полководцем Давид-беком за свободу и честь своей страны.

…Он снял много прекрасных фильмов. Достаточно назвать еще «Зангезур», «Дочка», «Анаит», «Девушка Араратской долины». Продолжал помогать кинематографистам других советских республик. Так, в Баку, после «Севили» он снял еще ленты «Кендлиляр» и «Сабухи», в Ташкенте – «Новоселье», в Таджикистане – «Насреддин в Ходженте» и «Субтропики Средней Азии». Как, пожалуй, никто другой, он понимал восточный колорит и специфику. «Восток – дело тонкое», – скажет спустя много лет один из героев фильма «Белое солнце пустыни». И все тонкости Востока были известны ему, Амо Бек-Назарову, которого можно смело отнести к числу крупнейших кинохудожников Востока за всю историю мировой кинематографии.

«Насреддин в Ходженте», снятый в 1959 году, был последней работой Амо Бек-Назарова, его тридцатым фильмом. Спустя шесть лет выдающегося режиссера не стало. Но живут его прекрасные работы, с которыми знакомятся все новые и новые поколения любителей экрана. Когда-то, в начале прошлого века, знаменитый российский антрепренер, организатор всех крупнейших российских борцовских турниров Иван Лебедев («дядя Ваня»), увидев на одной из ташкентских улиц юного Амо Бек-Назарова, предсказал ему большое спортивное будущее. Так оно, наверное, и было бы, не вмешайся травма. Но если спорт потерял возможного чемпиона, то кино-искусство приобрело выдающегося мастера, прошедшего путь от исполнителя рискованных трюков, «салонного любовника», до блестящего режиссера, открывшего в свое время новую страницу в истории советского кино, ставшего основателем армянской кинематографии.

Валерий Асриян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Бек-Назаров великий режиссер. А что сегодня происходит в армянском кинематографе?
  2. Великий. Однако снял фильм "Зангезур", где патриоты представлены предателями, а предатели - патроитами.
  3. Спасибо автору, хорошо написал и интересно. Только вот сейчас имя Амо Бек-Назарова ассоциируется с киностудией, где ничего талантливого последние годы не снимали. Обидно!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты