N 12 (135) Декабрь 2008 года.

Джаз – это импровизация и интуиция

Просмотров: 2066

Каждый год в Швейцарии в небольшом городке Монро проводятся джаз-фестивали. Вот и на этот раз прошел один из престижнейших фестивалей – Montreux Jazz Festival, на котором наш соотечественник, лауреат многих международных конкурсов, Давид Сатьян удостоился второй премии на конкурсе джазовых солистов.

В конкурсе участвовали представители более чем из пятидесяти стран мира, в полуфинал вышли двенадцать человек, и лишь трое остались в финале. Давид, с некоторых пор проживающий в Лондоне, мог, конечно же, представлять Великобританию, но решил все же выступить под флагом Армении.

Каждый год в Швейцарии в небольшом городке Монро проводятся джаз-фестивали. Вот и на этот раз прошел один из престижнейших фестивалей – Montreux Jazz Festival, на котором наш соотечественник, лауреат многих международных конкурсов, Давид Сатьян удостоился второй премии на конкурсе джазовых солистов.

В конкурсе участвовали представители более чем из пятидесяти стран мира, в полуфинал вышли двенадцать человек, и лишь трое остались в финале. Давид, с некоторых пор проживающий в Лондоне, мог, конечно же, представлять Великобританию, но решил все же выступить под флагом Армении.

– Говорят, Монро – это сказочный городок, весь настроенный на джаз…

Это действительно так. При въезде в город всюду натыкаешься на всевозможные знаки и символы, характерные для джаза. Даже дорожные знаки указывают, в какую сторону надо ехать, чтобы попасть на фестиваль. А как классно смотрятся золотые фигуры классиков джаза: Эллы Фицджеральд и Луи Армстронга! Такое чувство, что и публика здесь собирается особая, настроенная на определенный музыкальный лад, и два месяца подряд, в течение которых проходит этот фестиваль, предается джазу.

– Ты как-то говорил, что на решение жюри повлияли политические амбиции…

Дело в том, что председателем жюри был знаменитый турецкий пианист. Думаю, этим все сказано. Первое место получил француз. Он играл отменно, но уже в финале все были уверены, что первое место достанется мне. Зал протестовал против моего второго места, это меня вдохновило и успокоило. Я понял, что играл на все сто, что был понят и оценен людьми, любящими и знающими джаз. Возможно, если бы я представлял не Армению, все произошло бы иначе, но я не сожалею об этом. Я представлял Армению и был горд этим.

– По сути, каждый человек хорошо знает, на что он способен. А тебе самому понравилось твое выступление?

Да, я был доволен своей игрой. …Помнится, сев за рояль, я на секунду закрыл глаза, мысленно представил всех своих родственников и взмолился Богу. Я быстро собрался и начал играть… Кстати, я один играл модерн-джаз. Остальные играли в стандарте. Правда, вначале по программе несколько номеров должны были исполнять все участники фестиваля, чтобы легче было сравнить их игру.

– Будучи лауреатом нескольких классических конкурсов, ты стал победителем в джазе уже во второй раз: на фестивале North Sea Jazz в Голландии в 2003 году ты взял первое место. И все же каким музыкантом ты себя больше мыслишь: классическим или джазовым?

Я люблю работать в разных стилях. Эстрада, рок, новая классическая музыка… Но уже около двадцати лет я играю джаз. И, тем не менее, считаю себя все же классическим композитором, а потом уже пианистом. Да и к тому же я происхожу из династии композиторов. Нас - семеро. В прошлом году исполнилось сто лет Ашоту Сатьяну – брату моего дедушки. Естественно, я чувствую себя продолжателем сатьяновской ветви, в основе которой всегда стояло классическое искусство, классическая музыка. Но мои предки, наравне с симфонической музыкой, писали и песни. Это был любимый жанр Сатьянов. Вот и я написал пару песен, но, к сожалению, времени не хватает продолжить эту стезю.

– Какой джаз сейчас предпочитают в Европе?

В Европе сейчас играют совершенно иной джаз, чем в Америке. Да и американцы не очень жалуют европейский джаз. В Америке больше воспринимают традиционную музыку – то, что играют чернокожие музыканты-джазмены. Это свинговая, так сказать, натуральная музыка – та, которой пропитана их кровь. В Европе же все это переросло в модерн-джаз, в атональный джаз, в основе которого больше наблюдается отход от гармонии, от ритма. Он постепенно начинает походить на модерн-классическую музыку. Кстати, свою докторскую диссертацию я как раз этому и посвятил.

– Известный композитор Арам Сатьян – твой отец – преподавал тебе в консерватории. Критичен ли он к творчеству своего сына?

Он мой лучший оппонент. И это всегда мне помогало. Он, полагаю, выбрал правильную тактику, так как знает, что критика всегда мне на пользу. Плохо, если бы он во всем со мной соглашался. Тогда, уверен, у меня не было бы роста в музыке. Когда я исполняю или сочиняю то или иное произведение, я всегда ориентируюсь на оценку отца. Вот и на последнем джаз-фестивале он был рад и горд за меня.

– Тебе приходилось играть с разными составами, с разными джазменами. И в Лондоне тебя постоянно приглашают играть. А не думаешь ли ты создать свой собственный джаз-квартет, скажем?

В годы, когда я жил и учился в Голландии, я попробовал создать свой интернациональный квартет, состоящий из голландца, турка, курда. Мы играли в народных ритмах. Этника и синтез – вот на чем держалась наша музыка. Было очень даже интересно. Но я не люблю стоять на одном месте. Я собираюсь уже в этом году создать новый джазовый квартет, с которым мы будем гастролировать по миру. В отличие от прежнего квартета, теперь я попробую синтезировать этнический джаз с атональной музыкой, включая разные ритмы. По ходу должно многое определиться, уточниться. Это ведь джаз, где все происходит влет, повинуясь импровизации и интуиции.

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек