N 1 (136) Январь 2009 года.

Бабушка Фетие Четин и поворот в турецком сознании

Просмотров: 6686

В Ереване состоялось второе издание книги турецкого адвоката Фетие Четин «Моя бабушка». Первый тираж, выпущенный в свет под патронажем покойного премьера Андраника Маргаряна, разошелся в считаные недели. Не сумев попасть на презентацию своей книги из-за убийства Гранта Динка, г-жа Четин приехала на второе издание вместе с его братом и дочерью. И среди многих мест побывала в фонде «Нораванк», где состоялась еще одна презентация ее книги.

Книга посвящена бабушке адвоката по имени Рануш, которое, как и свое армянское происхождение, она скрывала почти до самой смерти. Скрытая история бабушки – это эпизод геноцида, рассказ о том, как в 1915 году все мужчины села, в котором жила Рануш, были убиты, а женщины депортированы, и как одна турецкая семья удочерила армянскую девочку, обратив ее в свою веру. История оказалась для Турции распространенной.

В Ереване состоялось второе издание книги турецкого адвоката Фетие Четин «Моя бабушка». Первый тираж, выпущенный в свет под патронажем покойного премьера Андраника Маргаряна, разошелся в считаные недели. Не сумев попасть на презентацию своей книги из-за убийства Гранта Динка, г-жа Четин приехала на второе издание вместе с его братом и дочерью. И среди многих мест побывала в фонде «Нораванк», где состоялась еще одна презентация ее книги.

Книга посвящена бабушке адвоката по имени Рануш, которое, как и свое армянское происхождение, она скрывала почти до самой смерти. Скрытая история бабушки – это эпизод геноцида, рассказ о том, как в 1915 году все мужчины села, в котором жила Рануш, были убиты, а женщины депортированы, и как одна турецкая семья удочерила армянскую девочку, обратив ее в свою веру. История оказалась для Турции распространенной. Известный журналист Бекир Чоскун, кинорежиссер Берке Бас уже обнаружили среди своих предков армян. Точно определить число исламизированных армян трудно. Луиз Бакар, адвокат армянской патриархии Стамбула, в шутку заявила: «Если спросить меня, так половина Турции выяснила, что имеет армянское происхождение». Определенным образом начало изучению родословных было положено Фетие Четин, издавшей свою книгу в 2004 году, после чего она только в Турции переиздавалась 8 раз. Книга переведена на английский, немецкий, французский и итальянский, причем на итальянском она уже выдержала два издания.

– Я рада встретиться здесь с друзьями и выразить особую благодарность переводчику Рубену Мелконяну, – обратилась г-жа Четин к собравшимся. - Бабушка моя после девяти лет не могла говорить на родном языке, и вот Рубен Мелконян предоставил ей эту возможность. Я хочу еще раз преклониться перед светлой памятью Гранта Динка, с которым наши пути все время пересекались. Некролог моей бабушки был опубликован в газете Динка «Агос», и именно благодаря этому я нашла своих родственников в Америке, чему была несказанно рада. Но Грант, как мне кажется, был рад больше моего. Он был просто воодушевлен изданием моей книги, и это как-то сблизило для меня образы бабушки и Гранта. Рассказ моей бабушки открыл мне новый путь, на котором я встретила много друзей. Мы ничего не знали о событиях 1915 года, в школьных учебниках этот период представлен не был, и открывшаяся мне реальность была оглушающей. Многие искали и находили меня, чтобы поделиться примерно такими же историями своих бабушек и дедушек. У нас в обществе есть дефицит восприятия и понимания чужой боли, и книга открыла путь сопереживанию. В одной из газет появилась статья известного турецкого журналиста под символическим названием «Рануш – это и моя бабушка». После этого телефон у меня практически не смолкал, я получила множество писем с признанием того, что судьба наших бабушек – общая и эта книга дала возможность понять и осознать их боль. Многие просили у меня прощения, хотя извиняться именно передо мной у них не было причин. Просто им нужен был кто-то, перед кем они могли бы покаяться за своих предков. На улице меня останавливали мужчины и просили прощения за то, что их деды убивали армян. Люди приходили ко мне фактически на исповедь и признавались, что на них после этого снизошло спокойствие. У читателей проснулся интерес к своим предкам, а когда люди начинают допускать свое армянское происхождение – в них ослабевает фанатичный турецкий национализм.

Как утверждает г-жа Четин, как бы ни был разрушителен геноцид и как бы он ни хотел стереть память об армянах – где-то что-то напоминающее об армянах осталось. Люди начали интересоваться памятниками – кому что принадлежит, хотя раньше этой проблемы не было. Правда, поиски принадлежности иногда принимают комичный характер:

– Мне позвонили из родного села моей бабушки, населенного курдами, и предложили отремонтировать вместе с ними источники воды. Это, как они говорят, наше общее наследство и отремонтировать его мы должны вместе.

Г-жа Четин умеет соединить в речи адвокатскую точность и литературную художественность. Но полагает, что книга ее далека от писательских амбиций, она - это приглашение стереть несправедливость, поскольку только в этом случае турки сумеют обрести гуманизм.

Директор фонда «Нораванк» Гагик Арутюнян подводил итоги:

– Здесь выступали многие. Политики, чиновники, эксперты. Но я не помню случая, чтобы здесь когда-нибудь после выступления царила такая глубокая тишина. И я хочу признаться, что Рануш – это и наша бабушка...

Депутат Национального Собрания республиканец Артак Давтян признался в том, что, читая книгу, предпочитал уединиться, чтобы не демонстрировать слезы, от которых не мог удержаться:

– Я преклоняюсь перед памятью вашей бабушки. Чем можем мы помочь, чтобы как-то облегчить боль тем людям, перед которыми открылась истина?

– Этот же вопрос я задавала себе, – подумав, ответила г-жа Четин. – Сегодня официальная точка зрения состоит в том, что да, были погибшие среди армян, но и погибших от руки армян турок было не меньше. Идет какое-то арифметическое соревнование, на фоне которого совершенно забываются мучения жертв. Идет еще и война терминов, и это тоже оставляет в тени их страдания. Я сама адвокат, но не хочу к этим вопросам подходить с холодной логикой юриста, а именно с позиций гуманизма. Каждая жертва – это целый мир, и, я думаю, именно этим и следует заниматься. Я представила историю только одного человека, но воздействие этой истории оказалось сильнее любого научного или политического обсуждения. Даже те, кто называет себя кемалистами или националистами, оставаясь холодными в обсуждениях, были впечатлены этой историей.

Преследованиям, несмотря на то, что положение со свободой совести в Турции, по словам г-жи Четин, оставляет желать лучшего, она не подвергалась. Что же касается сближения народов, то г-жа Четин считает основной проблемой незнание друг друга:

– Роль Гранта Динка во взаимном познании была очень велика. Он разбудил в турках любопытство к армянам. Из-за официальной пропаганды Турции для молодежи, не знающей истории, армянин предстает в образе врага, о котором они и понятия не имеют. Знакомство же с армянами начинает в них рушить стереотипы. У них страх неизвестного – узнавая армян, они расстаются со страхом. Узнав друг друга, мы поймем, насколько мы близки, и диалог тут просто необходим. А главное – это необходимость принять свою историю, чтобы извлечь из нее уроки и не повторять прошлых ошибок.

В заключение хотелось из уст очевидца узнать: меняется ли Турция? По мнению г-жи Четин, да. И Грант Динк – жертва этих изменений, которые проходят очень болезненно.

– Это убийство напугало многих, но теперь страх прошел, и в Турции обсуждаются вопросы, о которых раньше никто и помыслить не мог. В Турции рушатся табу, в частности, самое, как казалось, нерушимое – армянский вопрос.

Как бы ни менялась Турция, мужество Фетие Четин достойно восхищения. Одно дело – говорить о геноциде у нас и совершенно другое – в Турции. Если придет осознание того, что это – общая трагедия, то вслед за этим, возможно, мы поймем, что наши народы схожи, если одно и то же мы в состоянии воспринимать одинаково. Но до этого, как кажется, слишком длинный путь, правда, первые шаги на этом пути уже сделаны.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 45 человек