№ 4 (139) Апрель 2009 года.

Цена кризиса

Просмотров: 5294

ВИДНЫЙ РОССИЙСКИЙ ЭКОНОМИСТ АКАДЕМИК АБЕЛ АГАНБЕГЯН - О ТОМ, НАСКОЛЬКО ГЛУБОКИМ МОЖЕТ БЫТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СПАД ДЛЯ РОССИИ

Когда задаются вопросом, сколько стоит финансово-экономический кризис в России, то обычно ищут ответ в размерах финансовых средств, которые государство направляет на антикризисную программу. Но правильно ли это?

Ведь реальная стоимость финансово-экономического кризиса во многом связана с тем, как этот кризис повлияет на социально-экономическое развитие страны, насколько он его замедлит и сейчас, и в последующие годы. А сумма государственных средств, потраченная на смягчение кризисных явлений, - это лишь один и далеко не главный компонент «стоимости» финансово-экономического кризиса.

ЧТО БЫЛО? ЧТО БУДЕТ?

Могут спросить: а не рано ли мы заговорили о стоимости этого кризиса для России? Ведь фактически он начался у нас только пять месяцев назад, и мы переживаем пока лишь его первую фазу. Однако проблемы на финансовых рынках уже переросли в экономический кризис, который привел к сокращению промышленного производства, строительства, транспорта, отдельных видов услуг - например, туризма. Причем спад в отдельных отраслях и сферах продолжается, и дно его, возможно, будет пройдено где-то в середине наступившего года.

На глазах идет сокращение объемов производства и продаж по многим товарам и услугам, начинает сокращаться, а в большинстве случаев попросту исчезает прибыль, сменяясь убытками. Предприятия ощущают острую нехватку финансовых ресурсов в связи с затруднениями в получении кредитов и их сверхвысокой процентной ставкой. Они страдают от неплатежей и задолженностей, им приходится прибегать к такой непопулярной мере, как сокращение персонала. Очевидно, что в такой ситуации многие предприятия и организации не смогут вовремя вернуть ранее взятые кредиты как зарубежным инвесторам, так и российским банкам. Не смогут полностью расплатиться за полученное сырье, материалы, комплектующие. Пиковый период всего этого придется, видимо, на весну и может продлиться до конца года.

Это может привести ко второй волне финансового кризиса, когда из-за значительного невозврата кредитов вновь ухудшится ликвидность банков и заметная часть из них будет поставлена на грань банкротства.

В свою очередь обострение экономических проблем приводит к социальному кризису. Безработица вырастет, как минимум, на 1 млн человек (некоторые эксперты считают, что она вырастет на 1,5-2 млн чел.), и это при условии значительного сокращения численности трудящихсямигрантов. В этой связи правительством принято правильное решение об уменьшении в 2009 году квоты привлечения трудящихся-мигрантов в два раза, с 2 до 1 млн человек.

Мы ожидаем, что пик безработицы и социального кризиса, скорее всего, придется на весну 2010 года. Рост безработицы существенно снизит уровень реальных доходов тех семей, работающие члены которых временно становились безработными.

Как видно, финансово-экономический кризис может оказаться достаточно продолжительным. И вряд ли сегодня, находясь в его начальной стадии, мы можем с достаточной точностью предвидеть все трудности, которые нас ждут впереди. К тому же масштабы этих трудностей, возможная динамика производства и уровень жизни существенно зависят от многих причин, не поддающихся сколько-нибудь достоверному прогнозу.

Например, для экономики России ключевой вопрос состоит в том, насколько упадут цены на нефть, а значит, и на газ, когда цена на нефть пойдет вверх и на каком уровне она остановится хотя бы в ближайшие несколько лет. Большую зависимость российская экономика испытывает от валютных курсов доллара и евро. 40-процентный подъем курса доллара в последние пять месяцев вызвал огромное сокращение золотовалютных резервов в стране, намного затруднил возврат зарубежных кредитов, которые стали дороже, поднял цену закупаемых за рубежом оборудования и машин, необходимых для технического обновления нашей устаревшей техники. С другой стороны, подорожание доллара снизило доходность импорта в Россию из дальнего зарубежья и усилило конкурентоспособность нашей продукции. Дополнительные доходы при этом получают российские экспортеры, особенно готовой инновационной продукции. Так что от рублевого курса валют, как видно, многое зависит.

Каковы здесь прогнозы? Что касается цен на нефть, то ожидается, что ОПЕК примет решение о существенном сокращении добычи нефти и что с середины года упавшее в результате кризиса общественное производство начнет потихоньку восстанавливаться, а значит, предъявлять дополнительный спрос на нефть и газ. Поэтому эксперты прогнозируют определенный рост цен на нефть и газ уже с осени 2009 года, в то же время ограничивая возможные цены на нефть на ближайшие годы $70-80 за баррель.

Если же взять более долговременный тренд, то преодоление кризиса, оживление и подъем приведут к устойчивому спросу на нефть и особенно на газ, в то время как ресурсы углеводородного сырья ограниченны, а вновь осваиваемые месторождения отличаются все большей сложностью и капиталоемкостью. Так что в долговременной перспективе цена на нефть, вероятно, будет расти и через несколько лет вернется к 100-долларовой величине за баррель.

Иначе обстоит дело с возможной динамикой курса доллара. В период кризиса, во всяком случае, в текущем году, большинство экспертов предсказывает дальнейший рост курса американской валюты по отношению к рублю. Среднегодовой курс доллара Минэкономразвития оценивает в 35,1 руб.

В то же время внутренние условия США не способствуют поддержанию сильного по отношению к другим валютам доллара. За океаном продолжается дефицит платежного баланса, по-прежнему импорт существенно превышает экспорт. С другой стороны, там не только сохраняется, но резко увеличился дефицит государственного бюджета из-за возрастающих антикризисных расходов. Поэтому как только ажиотажный спрос на доллары в связи с кризисом схлынет - а это может быть в конце 2009го или даже в 2010 году, - доллар опять начнет сдавать свои позиции относительно других валют, и эта тенденция может быть достаточно быстрой и сильной. Но как долго она продлится?

Новый президент США заявил, что он сторонник сильного доллара. Исторически сильный доллар всегда был одним из приоритетов Демократической партии и ее президентов. Демократы каждый раз прилагают усилия к значительному сокращению дефицита бюджета, а иногда добивались даже его профицита и успешно боролись с сокращением отрицательного сальдо платежного баланса. Но как быстро удастся Б. Обаме провести меры по крупномасштабной экономии средств? Наверное, на это потребуется не менее двух-трех лет. А после этого доллар может опять перейти к повышающейся тенденции.

На российскую экономику также сильное влияние оказывает отток и приток зарубежного капитала. В последние перед кризисом годы Россия вышла на ведущие в мире позиции по привлечению иностранного капитала. Чистый приток иностранных средств в 2007 году составил $82 млрд - это небывало высокая величина для России. В связи с этим прирост инвестиций превысил за год 21% - беспрецедентный темп. В период кризиса, естественно, происходит обратный процесс. Только за октябрь прошлого года отток, по оценке ЦБ, составил $51 млрд, а за весь 2008 год - $129,9 млрд. По прогнозам, в 2009 году отток капитала из России составит не менее $100 млрд, а ряд экспертов называет цифру в $200 млрд. Ведь только долги предприятий и организаций, которые предстоит вернуть, составляют $160 млрд. А что будет потом? Насколько привлекательность российских активов, рост их капитализации превысит опасения рискованности вложений в Россию?

Здесь, с одной стороны, нужно учесть, что российский фондовый рынок в период кризиса сократился почти в пять раз, а сумма акций эмитентов, представленных на фондовых биржах России, снизилась с $1350 млрд до $300 млрд. Все признают, что нынешние курсы акций российских компаний явно недооценены. Капитализация отдельных компаний сейчас даже ниже стоимости их имущества. Поэтому ясно, что после кризиса наш фондовый рынок ждет значительный подъем. Так было и после огромного, почти в десять раз, падения российского фондового рынка в 1998 году - он довольно быстро восстановился и рос рекордными темпами, давая инвесторам, которые вложились в этот рынок, небывалый прирост доходов, по 40-80% в отдельные годы. С этой точки зрения российский фондовый рынок вновь может стать привлекательным для иностранных и российских инвесторов. К тому же рейтинг России пока держится - даже в период кризиса - на инвестиционном уровне. И у России все еще сохранятся в обозримом будущем крупные валютные резервы - гарантия от возможных отдельных финансовых катаклизмов. Поэтому можно ожидать положительное сальдо в движении капитала в Россию, его чистый приток, в том числе и на фондовый рынок.

Значительная часть притока капитала в 2006-2007 годах привлекалась предприятиями и организациями России, испытывающими дефицит в получении финансовых средств с внутреннего рынка. Этот долг уже достиг около $488 млрд, что составляет 50% от создаваемой этими предприятиями валовой продукции, и таким образом, вплотную приблизился к критической черте, за которой может последовать череда дефолтов в связи с возможными невозвратами кредитов.

Потому ЦБ и правительство России, скорее всего, начнут жестко контролировать и ограничивать внешние заимствования предприятий и организаций, прежде всего системообразующих, на которые приходится подавляющая часть этого долга. Среди лидеров долга - «Газпром» и «Роснефть». Так что по этой линии вряд ли стоит ожидать большого притока капитала. Таким образом, приходим к выводу, что чистый приток капитала в Россию идти будет, но он будет ограниченным, вдвое-втрое меньшим, например, чем в 2007 году. Это, разумеется, позитивно скажется на социально-экономическом развитии России, но скажется не очень сильно и будет второстепенным фактором.

РЫЧАГИ ТОРМОЖЕНИЯ

Перейдем теперь к центральному вопросу: как скажется обострение финансово-экономических проблем на социальноэкономическом развитии страны, прежде всего – на основных макроэкономических показателях. Если брать итоги прошлого года, то следует сказать, что в целом кризис заметно повлиял на них. ВВП из-за кризисных явлений в IV квартале увеличился на 6% (а до этого рост составлял 8%), промышленность – на 2% (раньше 6%), инвестиции – соответственно 9% и 15%, реальные доходы населения – 4% и 10%. Но в полной мере торможение социально-экономического развития мы ощутим в текущем году.

Ожидается (прогноз Минэкономразвития), что валовой внутренний продукт сократится на 0,2% по сравнению с приростом на 8% (2007 г.) и 6% (2008 г.). Объем промышленного производства уменьшится на 5,7% (в 2008 г. вырос на 2%). На 1,7% снизится объем инвестиций. Значительно (на 19%) может уменьшиться объем грузооборота железнодорожного транспорта. Безработица достигнет 5 млн человек (некоторые эксперты называют цифру в 5,5 млн), реальные доходы сократятся на 2,7%, и то во многом благодаря социальной программе бюджета. Коренные изменения произойдут во внешней торговле из-за снижения экспортных цен. Если по итогам 2008 года рост товарооборота составил более 30%, то в нынешнем году объем резко сократится. Также сильно сократится экспорт - с $469 млрд до $269 млрд, то есть на $200 млрд. Из-за значительного роста доллара и евро по отношению к импорт. Положительное сальдо торгового баланса, достигшее почти $180 млрд, сократится до $24 млрд.

Хотел бы повторить, что приведенные выше данные основаны на прогнозе Минэкономразвития, который многие эксперты считают чересчур оптимистичным и предсказывают худшее будущее. Например, снижение ВВП, по их мнению, будет не на 0,2%, а на 3%, инвестиции сократятся на 15-20% и т.д. Увы, вероятность таких пессимистичных прогнозов, как мне кажется, весьма велика. В 2010 году макроэкономические показатели России могут несколько улучшиться, особенно если начнут возрастать экспортные цены на нефть. Тогда рост валового внутреннего продукта может начать восстанавливаться. Также вырастут реальные доходы, сократится спад промышленности, и отдельные отрасли покажут позитивную динамику. Наверное, немного вырастет экспорт, и намного больше импорт. Так что позитивное сальдо внешней торговли сменится негативным. Немного начнет оживать и строительство, хотя трудности с ипотекой останутся и вряд ли можно ожидать ее большого взлета. На наш взгляд, в течение 2010 года будет сохраняться достаточно высокий уровень безработицы.

Трудный вопрос - об уровне инфляции. На первом этапе кризиса инфляция, как известно, почти во всех странах возросла (в России в 2008 году она достигла рекордных 13,3%). В связи со значительным снижением цен на топливо, сырье, материалы, сельскохозяйственную продукцию в этом году ожидается более низкий рост цен - в развитых странах 13% (2008 г. - 3%), в развивающихся странах 4% (2008 г. - 9%). В России Минэкономразвития прогнозирует рост цен на 13%. И это - ужасно. Кстати, начало новому витку инфляции уже положено: значительно повышены тарифы на газ, электричество, увеличена квартплата.

Столь значительный рост цен в России приведет к стагфляции и затруднит переход экономики к оживлению и подъему. Ведь при такой высокой инфляции придется сохранять высокие процентные ставки, что ведет к недофинансированию промышленности, ограниченности ипотечных кредитов и кредитов на покупку машин, удорожанию заемных инвестиций. И все это подрежет крылья возможному оживлению и подъему российской экономики.

Поэтому ключевой задачей кредитно-денежной политики, по нашему мнению, должен стать курс на всемерное сокращение инфляции - притом курс, переходящий на 2010 и 2011 гг. Если России удастся сократить инфляцию за 2-3 года до 3-5% (правда, в это мало верится, судя по сегодняшнему положению дел) и резко снизить ставку рефинансирования Центрального банка и процентные ставки за кредиты коммерческих банков, то мы сможем в обозримый срок восстановить экономический рост.

Вместе с тем нужно принять во внимание, что кроме инфляции экономический рост в перспективе зависит от динамики инвестиций. Сокращение инвестиций в 2009 году и возможное их снижение в 2010-м негативно скажется на темпах социально-экономического развития в последующие годы, поскольку не будет прироста мощностей, задержится обновление безнадежно устаревших основных фондов, особенно парка машин и оборудования, средний срок службы которых - около 18 лет.

Вряд ли можно будет начать крупномасштабные вложения в диверсификацию экономики и экспорта, в преимущественное развитие отраслей глубокой переработки сырья и производства готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, и особенно инновационной продукции. Все это прямо зависит от объема инвестиций. Поэтому поддержание нормы инвестиций в период кризиса и возможное всемерное ее увеличение сразу после выхода из кризиса - это, на наш взгляд, самая неотложная и самая важная задача экономической политики.

Если теперь подвести итоги сказанного и попытаться оценить цену кризиса в размерах торможения социально-экономического развития страны, то за три года - 2008-й, 2009-й, 2010-й - общее торможение составит около 15% упущенного прироста валового внутреннего продукта. Грубо говоря, речь идет о двухгодовой или даже большей задержке социально-экономического развития.

Кроме того, из-за сокращения инвестиций наши темпы неизбежно будут более низкими в последующие годы. Это сокращение темпов тоже отбросит нас, по-видимому, на год назад.

И третий фактор. Если нам не удастся серьезно переломить значительный рост инфляции в кризисный период и избежать длительной стагфляции, то это тоже существенным образом может затормозить наше развитие, отложить срок оживления и подъема на ряд лет, пока мы не сможем преодолеть стагфляцию.

Иными словами, по минимуму кризис может отбросить нас на три года назад, но сохраняется высокая вероятность, что мы будем отброшены на пять лет.

При благоприятных обстоятельствах и нашей активной работе по преодолению инфляции и при мобилизации дополнительных инвестиций потери темпа социально-экономического развития можно сократить. Разумеется, существенное влияние на это может оказать изменение внешнеэкономической конъюнктуры, прежде всего - по динамике экспортных цен на российскую продукцию и по возможностям использования иностранного капитала, главным образом в инвестиционной части.

Здесь нужно очень ясно понимать, что при нынешней структуре внешней торговли если экспортные цены перестанут расти, то наш экспорт - а это почти 30% валового внутреннего продукта - превратится в главный тормоз социально-экономического развития страны. Ведь по физическому объему без роста экспортных цен этот экспорт сможет расти в лучшем случае по 1-2% в год. И это одно будет сокращать наш ежегодный прирост ВВП примерно на два процентных пункта в год.

Чтобы сделать общий вывод, вспомним исходный вопрос - сколько стоит финансово-экономический кризис в России? Ответ такой.

Во-первых, он отбросит страну на три-пять лет назад, тормозя, таким образом, наше социально-экономическое развитие.

Во-вторых, уже принятые антикризисные мероприятия суммарно могут быть оценены в семь с лишним трлн руб., что составляет 15% валового внутреннего продукта и по сумме совпадает со всеми расходами федерального бюджета 2008 года (7,6 трлн руб.). Немного более половины этих средств являются краткосрочными кредитами, и подавляющая их часть вскоре будет возмещена. Другая, меньшая, часть средств (7% от ВВП) практически безвозвратно изымается из состава валового внутреннего продукта на антикризисные мероприятия. Эта сумма равна годовому приросту ВВП в лучшие годы.

В-третьих, для частичной компенсации выпадающих в связи с кризисом доходов бюджета и предотвращения негативных последствий кризиса значительные средства были израсходованы за счет накопленных за многие годы государственных резервов. За четыре последних месяца 2008 года в связи с последствиями кризиса и необходимостью их смягчения были привлечены средства резервных фондов, которые к началу 2009 года сократились с $700 до 400 млрд, или на $300 млрд, что составляет при этом около 20% объема валового внутреннего продукта 2008 года, оцененного по валютному курсу рубля.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек