№ 6 (141) Июнь 2009 года.

Кто встанет у руля в Тбилиси?

Просмотров: 2564

После того, как 9 апреля 2009 года грузинская оппозиция не смогла переломить внутриполитическую ситуацию в Грузии и заставить президента страны Михаила Саакашвили уйти в отставку, протест против действующей власти не прекратился. Напротив, 6 мая после физического столкновения между полицией и оппозиционерами (в результате которого были госпитализированы 29 человек) протестные настроения получили дополнительную легитимацию, хотя к началу последнего весеннего месяца складывалось ощущение того, что акции противников грузинского президента выдохлись.

В самом деле, оппозиция после 9 апреля в определенной мере потеряла инициативу и, говоря военным языком, перешла от штурма к осаде. Жесткие заявления и массовые акции в Тбилиси не сломили волю власти. Напротив, Саакашвили заявил, что до 2013 года ожидать его ухода, мягко говоря, преждевременно. Грузинский президент снова прибег к хорошо апробированной им тактике – изображать оппозиционеров как вольных или невольных союзников «империи Кремля». Определенное воздействие такая «патриотическая риторика» возымела.

После того, как 9 апреля 2009 года грузинская оппозиция не смогла переломить внутриполитическую ситуацию в Грузии и заставить президента страны Михаила Саакашвили уйти в отставку, протест против действующей власти не прекратился. Напротив, 6 мая после физического столкновения между полицией и оппозиционерами (в результате которого были госпитализированы 29 человек) протестные настроения получили дополнительную легитимацию, хотя к началу последнего весеннего месяца складывалось ощущение того, что акции противников грузинского президента выдохлись.

В самом деле, оппозиция после 9 апреля в определенной мере потеряла инициативу и, говоря военным языком, перешла от штурма к осаде. Жесткие заявления и массовые акции в Тбилиси не сломили волю власти. Напротив, Саакашвили заявил, что до 2013 года ожидать его ухода, мягко говоря, преждевременно. Грузинский президент снова прибег к хорошо апробированной им тактике – изображать оппозиционеров как вольных или невольных союзников «империи Кремля». Определенное воздействие такая «патриотическая риторика» возымела.

Казалось бы, что такой результат - это полная и безоговорочная победа президента Грузии. Но после того как 8 мая на улицы Тбилиси снова вышло большое количество людей, некоторые грузинские эксперты (в частности Гия Нодия) заговорили о «гальванизации протеста». Теперь оппозиция планирует новый пик своей политической формы на 26 мая. Этот день является одним из главных по значимости национальных праздников Грузии. 26 мая 1918 года на заседании Национального Совета Грузии был зачитан «Акт о независимости» этой республики.

Первая статья акта гласила: «Отныне грузинский народ – носитель суверенных прав, а Грузия – полноправное, независимое государство». Поскольку нынешнее грузинское государство является правопреемником первой республики (1918-1921 гг.), День независимости рассматривается как одна из важнейших дат, а сам праздник традиционно сопровождается военным парадом, во время которого президент делает важные внутренние и внешнеполитические «установки». Так, именно во время военного парада в 2004 году действующий лидер страны пообещал «вернуть Абхазию» в состав Грузии в течение одной президентской легислатуры. Спустя пять лет оппозиция собирается спросить у Михаила Саакашвили, почему тогдашние обещания обернулись в свою противоположность (Грузия в прошлом году потеряла и то, что имела, утратив контроль над Кодорским ущельем в Абхазии и Ахалгорским районом и Лиахвским коридором в Южной Осетии).

До 26 мая грузинская оппозиция планирует провести акции по блокированию стратегически важных автомобильных трасс и выездов из Тбилиси. В сам день 26 мая на национальном стадионе противники Саакашвили готовятся начать главную акцию протеста. По словам лидера «Объединенной оппозиции» (мы берем это словосочетание в кавычки потому, что помимо нее противники президента представлены еще несколькими отдельными колоннами) Левана Гачечиладзе, «мы готовимся к 26 мая. В этот день мы покажем всему миру, что не устали, и будем стоять до тех пор, пока Саакашвили не уйдет». Даже если мы сделаем поправку на присущую высказываниям грузинских политиков (как оппозиционных, так и ориентированных на власть) театральность (в самом деле, сколько раз уже противники президента «прогоняли Саакашвили» и «стояли до конца»), все равно важно зафиксировать очень значимый для Грузии итог. Ни власть, ни оппозиция не сумели добиться победы нокаутом (или серией нокдаунов, то есть за явным преимуществом). Пока, прибегая снова к боксерской терминологии, мы можем говорить о победе Михаила Саакашвили «по очкам».

Михаил Саакашвили - жесткий политик, не склонный к сентиментальности. Для него массовые акции на улицах грузинской столицы, начиная с 2007 года, стали уже привычным явлением. За два года он научился их не замечать и даже (скорее, для внешнего пользования) демонстративно игнорировать, стремясь представить оппозицию, как просто несущественное политическое явление, да еще и связанное с недругами Грузии. К применению силы он также готов, что было показано в ноябре 2007 года. И даже мнение Запада при этом его интересовало далеко не в первую очередь. Вспомним его фразу о том, что «не ко всем советам друзей Грузии следует прислушиваться». Однако в мае 2009 года по некоторым чисто внешним проявлениям ситуация изменилась. Президент Грузии, во-первых, не стал повторять свой опыт ноября 2007 года и бросать против митингующих полицию. Столкновения 7 мая 2009 года были все же локальным явлением по сравнению с «черным ноябрем». Напротив, 11 мая Саакашвили встретился с представителями оппозиции и обсудил с ними даже возможности трансформации политической системы страны после его ухода с президентского поста в 2013 году. Означает ли это скорый конец режима Саакашвили, чего с таким нескрываемым нетерпением ожидают в Кремле? И, самое главное, станет ли этот конец началом принципиальных изменений внутри самой Грузии? Речь идет о превращении неустойчивой политической системы в страну с сильными институтами и предсказуемой властью и оппозицией, того, чего ждали здесь и во время «революции роз» в 2003 году, и после «возвращения Шеварднадзе» в 1992 году, и после победы Звиада Гамсахурдиа и обретения независимости в 1991 году.

Думается, что применительно к Саакашвили мы можем использовать формулу популярной российской рок-группы: «Не спешите нас хоронить! А у нас еще здесь дела!». Действительно, сегодня по многим причинам грузинский лидер не так уверен в себе и в своих силах, как в ноябре-2007. Во-первых, сегодня Саакашвили – это воплощение провалившихся ожиданий. Другой вопрос – насколько завышенные ожидания граждан Грузии образца 2004-2007 гг. были обоснованными. Как бы то ни было, с личностью нынешнего президента связывались надежды на реинтеграцию мятежных регионов, возвращение беженцев, поддержку Запада и экономическое благосостояние. Сегодня Грузия, по всей вероятности, окончательно утратила Абхазию и Южную Осетию, получила новых беженцев и новое национальное унижение. Надежды на то, что «заграница нам поможет», оправдались лишь отчасти. Вряд ли щедрое финансовое вливание со стороны США , ЕС, Японии затмит для грузинского избирателя утрату двух регионов, которые были потеряны при фактическом военном и политическом нейтралитете НАТО , Штатов и «единой Европы» (риторика не в счет). Более того, после августа-2008 интерес Запада к «грузинской демократии» явно ослабел. По крайней мере, она уже не отождествляется с одной лишь личностью Саакашвили, как это было во времена администрации Джорджа Буша-младшего. Даже, по мнению одного из наиболее последовательных сторонников президента Грузии в экспертных кругах США и Европы Сванте Корнелла (директора Института Центральной Азии и Кавказа), у идеи немедленной отставки Саакашвили «есть сторонники и на Западе». Финансовый кризис также не помогает, а скорее мешает Саакашвили.

В этой связи окно для маневра у президента Грузии открыто не слишком широко. Повторение сценария «ноябрь-2007» только укрепит позиции тех, кто разочаровался в этом «демократическом вожде». Тем паче, что сегодня любой грузинский политик будет играть на геополитическом поле Запада. В этой связи для Вашингтона или Брюсселя сегодня нет существенной разницы, кто встанет у руля в Тбилиси. Человек с любой фамилией будет работать на идеи североатлантической интеграции, стратегическое партнерство с США и с ЕС (с последним больше для внешней риторики). Именно этот фактор, а не приверженность Саакашвили к ценностям свободы (о чем он многократно заявлял) удерживает его от применения силы и заставляет хотя бы имитировать переговоры с оппозицией (правда, предлагая ей подумать о политическом будущем, а не о дне сегодняшнем). Но проблема в том, что оппозиция, имея неплохие козыри на руках, не умеет ими правильно распорядиться. Во-первых, как и любая постсоветская оппозиция, она не в состоянии решить задачу действительного объединения. Каждый из лидеров ее отдельных колонн не готов поступиться ни первой ролью, ни взглядами на политическую реальность. В результате оппозиционеры ведут борьбу на два фронта - против Саакашвили и против своих же «единомышленников». Взятие последнего слова в кавычки также не случайно, поскольку единство мысли ограничивается только одним пунктом - отставкой президента Грузии. Однако даже техника и методика такой отставки мыслятся по-разному. Кроме этого, у оппозиционеров существуют смутные представления о том, что делать с Грузией после ухода ненавистного им президента. Далеко не все противники Саакашвили готовы к трансформации президентской модели в парламентскую республику. Да и что такое парламентская республика в стране, где партии возникают не на идеологической, а на личностной основе, где культура компромисса если и есть, то весьма специфическая, где политические воззрения неустойчивы, а ответственность за сказанное фактически отсутствует. Между тем, у Грузии уже был опыт, когда отстранение ненавистного президента не привело ни к стабильности, ни к решению территориальной проблемы, ни к социально-экономическому процветанию (вспомним хотя бы казусы Гамсахурдиа в 1992-м и Шеварднадзе в 2003 году). Во-вторых, действия оппозиции, которые не дают результат, могут уже в скором времени надоесть даже ее сторонникам. Ведь одно дело – пожить в условиях перекрытых улиц, шумных шествий и акций 1-2 месяца, а другое дело – полгода-год подряд (когда финансовое благополучие, мягко говоря, не улучшается). Надоесть может и театральность, т.к. выдвижение громких требований без их реального наполнения попросту девальвирует их.

Таким образом, грузинская партия пока пришла в состояние равновесия. Саакашвили пока имеет позиционное преимущество и предпочитает осторожничать, понимая, что на дворе 2009 год (то есть за плечами неудачная «пятидневная война» и испорченная репутация). Однако и у оппозиции нет ни четких планов игры, ни внутреннего единства, ни должной поддержки болельщиков. Но и вернуться назад оппоненты власти не могут. Они уже сказали «а», после чего просто замолчать они не могут, не рискуя полностью потерять лицо.

Данная ситуация таит в себе потенциальную опасность. Видя отсутствие должной реакции со стороны власти в целом и Саакашвили в частности (вряд ли имитация переговоров удовлетворит оппозиционеров), противники президента могут спровоцировать его на применение силы, чтобы одним разом решить все проблемы. Однако кажущаяся простота может лишь усилить кризис легитимности грузинской государственности. Свержение третьего (а их было всего три) президента и очередная антиконституционная смена власти может поставить крест не только на карьере Саакашвили, но и на грузинской государственности. Победа же авторитарного президента и устранение оппозиции поставит крест на «демократической мечте» (даже в ее несовершенном постсоветском варианте). Таким образом, в мае 2009 года Грузия вплотную подошла к непростому выбору между демократическим хаосом и авторитарной стабильностью. Впрочем, этот порочный выбор пока не удалось преодолеть ни одной из республик бывшего Советского Союза.

Сергей Маркедонов, завотделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, обозреватель газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 19 человек

Оставьте свои комментарии

  1. у рулья в грузии всегда фашисты!
  2. и зимой !и летом!:)
  3. Саакашвили провалил все ожидания и сейчас его рейтинг падает,но до конца срока он удержится.Как себя поведет следующий глава Грузии?
  4. Кто угодно пусть правит Грузией, хоть Буба Кикабидзе, очень уважаемый мною. Лишь бы жел. дорогу через Абхазию открыли!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  5. Я тоже так считаю! Они там два месяца уже митингуют. А толку мало. Шило на мыло поменяют грузины.
  6. Грузинские власти сократили срок пребывания российских граждан в Грузии с трёх до одного месяца, а плату подняли с 60 лари до 100 лари. Кому они делают пакости? Русским? Да русские туда ныне не ездят. Усложняют общение с родственниками уроженцев Грузии, ныне граждан России. А это в основном грузины… Разумеется, они имеют в виду негрузин – армян, азербайджанцев и др. А почему эти трудолюбивые люди противны режиму галстукоеда? Кто-нибудь может объяснить? А если азербайджанцы и армяне тоже пойдут путём абхазцев и осетин? Что тогда? Сепаратисты? Сами же доводят, а потом бегают от Евросоюза до США, и обратно, жаловаться на… Россию. При чём тут Россия? Надо соблюдать права людей, независимо от национальности. Тогда не будет бунта. И Азербайджан, и Армения, обладают необходимой мощью защитить своих соотечественников в Грузии. Неужели этого не понимают дети ковбоя Буша?
  7. Саакашвили все проиграл. Окончательно! Никакую Абхазию с Южной Осетией назад не получит.
  8. За что сегодня в Ереване Саакашвили награжден орденои Чести?
  9. Ничего себе шутки.Посмотрим,как отреагирует Россия на эту шутку.
  10. Кремль пошлет Сержа далеко-далеко...
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты