№ 8 (143) Август 2009 года.

Военный корреспондент – профессия творческая

Просмотров: 9083

Этого человека называют главным военным журналистом страны, хотя за плечами у него вполне гражданская профессия режиссера, создание документальных фильмов о наших соотечественниках, творческое сотрудничество с такими мастерами, как Ролан Быков, Юрий Григорович, Юрий Любимов, работа на армянских телеканалах «Норк» и «Прометей». О специфике работы военных корреспондентов мы беседуем с членом Союза кинематографистов и журналистов Армении, заместителем начальника Управления информации и по связям с общественностью - пресс-секретарем министра обороны РА полковником Сейраном Шахсуваряном.

– Сейран Николаевич, по профессии Вы режиссер. Не скучаете по творческой работе?

– Моя нынешняя работа тоже требует творческого подхода, поэтому о ностальгии особо говорить не приходится. Да и в характере всех членов моей семьи есть творческий огонек, так что от творчества я не отдалился. Мой отец работал строителем, но был хорошим музыкантом по призванию. Уходя на фронт, он взял с собой любимый аккордеон и не расставался с ним всю войну. На нем же сыграл «Кочари» в День Победы, который встретил в Германии. Этот аккордеон до сих пор хранится в нашем доме как память об отце, о войне, о Победе. И хотя в свое время я снимал много фильмов о наших соотечественниках, но вот об отце так и не успел оставить память в документальной ленте. Правда, такой подарок от известного путешественника ветерану Великой Отечественной войны сделал ведущий популярной телепрограммы «Вокруг света» Юрий Сенкевич, когда приезжал в Армению для съемок цикла передач об Армении.

– В середине 80-х годов Вы сняли фильм об Араме Хачатуряне, насколько мне известно, это не единственная Ваша работа в документальном кино?

– Да, это был фильм под названием «Современники об Араме Хачатуряне». Но самой главной своей картиной считаю документальную ленту «Чужого горя не бывает» о спитакском землетрясении. В картине нет погибших людей. Я намеренно не показал смерть. Но сопереживание чужому горю постарался выразить в кадрах, где вывезенные из зоны бедствия армянские детишки-инвалиды проходили курс реабилитации в одном из московских медицинских центров. Многие из них, лишившись после природного катаклизма ног или рук, продолжали оставаться в детстве, играя в прятки и качаясь на качелях…

Премьера состоялась ровно через год в Париже. Фильм потом ежегодно транслировался по центральному каналу из Москвы.

– Как случилось, что Вы сменили гражданские приоритеты на военные?

– Наверное, это была случайность, которая определила мою дальнейшую жизнь. В 1992 году на телевидение пришло письмо за подписью председателя Комитета Гостелерадио о необходимости временно командировать специалиста в Министерство обороны республики для оказания помощи в создании отдела культуры. Поначалу приходилось заниматься рутинной работой, ходить по воинским частям и инвентаризировать имеющееся оборудование. Но уже тогда у меня начали закладываться наметки о том, каким должен стать армейский отдел культуры и пропаганды.

Был ноябрь 1992 года. Шла война, проводились военные операции, уже появились первые герои и, к сожалению, погибшие. В этой ситуации стало необходимым создание не только патриотических фильмов, но и оперативных репортажей с места боевых действий. Мы начинали работать тогда практически в полевых условиях. И когда в июне 1993 года Вазген Саркисян предложил мне возглавить отдел культуры в Министерстве обороны РА, я согласился. До сих пор помню, как начальник Генштаба Тер-Григорянц (временно исполнявший в тот период обязанности министра обороны) подписал приказ о моем назначении на капоте своей машины. Я стал там работать и за 17 лет ни разу не пожалел об этом. А в общем-то гражданскую позицию я всегда отождествлял с понятием гражданина своей страны, и в этом смысле разделять гражданские и военные приоритеты, мне кажется, было бы неправильным.

– И в чем же, на Ваш взгляд, различие между гражданскими и военными журналистами?

– Наверное, только в военной дисциплине, в подчинении уставу, потому что в гражданской жизни журналист более свободен в своем рабочем графике. Мне часто задают другой вопрос: «Имеет ли право журналист писать на военные темы со своих позиций видения ситуации?». Но ведь в каждой газете тоже существуют свои требования к стилистике, к тематике, к освещению материалов в определенном формате. В гражданской прессе это воспринимается вполне логично и адекватно. Для армейской прессы существуют определенные рамки, когда учитываются государственные интересы и вопросы секретности. Вместе с тем военный журналист тоже свободен в своих убеждениях, в манере подачи материала, в представлении своей точки зрения.

И как бы высокопарно это ни звучало, скажу, что надо очень любить свою страну, чтобы писать о ней правдиво. Насколько интересно и достоверно будет подан материал, зависит от таланта журналиста, от его гражданской позиции. Еще несколько лет назад наши военные корреспонденты смело вели свои репортажи непосредственно с боевых позиций, зачастую под свист пуль и разрывы бомб. Многие из них, оставшись в армии, и сегодня продолжают снимать и писать о военной истории Армении.

– Как считают некоторые международные эксперты в области различных свобод, в том числе и в СМИ, в Армении нет свободной прессы…

– Я не согласен с этим утверждением и считаю, что пресса Армении достаточно свободна в своих взглядах и возможностях выразить их. У любого журналиста Армении есть все условия открыто заявить свое мнение в том или ином издании. Что касается читательского недоверия к прессе (вопрос, который обычно задают следом), то у каждого читателя есть своя ниша, где он находит ту информацию, которая ему ближе. Как и в каждой республике постсоветского пространства, у нас тоже довольно молодой информационный сектор. Однако здесь уже сформированы основные принципы свободной от цензуры журналистики. В этой связи хочу привести пример по материалам азербайджанских СМИ. На одном из сайтов недавно была опубликована информация о брифинге в министерстве обороны А з е р б а й д ж а н а , где журналисты этой республики предъявили пресс-секретарю МО претензии за оскорбления в их адрес. При этом ссылались на армянских корр е с п о н д е н т о в , которых в своей стране не называют «врагами» и у которых созданы все условия для нормальной работы, связанной с получением информации и публикацией материалов. Тут уж, как говорится, без комментариев.

Что касается военной прессы, то в 2001 году приказом Сержа Саргсяна (бывшего в то время министром обороны РА) были определены основные принципы открытости в работе с журналистами и порядок доступа СМИ к информации при освещении армейской тематики. Вы, наверное, заметили, что на наших мероприятиях и пресс-конференциях, независимо от политической принадлежности, присутствуют аккредитованные в МО РА представители практически всех средств массовой информации, включая международные и электронные издания. Постоянный аналитический мониторинг местных СМИ показал, что и оппозиционная пресса в целом позитивно сотрудничает с нами.

– Вы упомянули электронную прессу. Можно ли доверять информации, которая сегодня «гуляет» во Всемирной паутине? Или, наоборот, там легче запутаться в противоречиях?

– К сожалению, сегодня в Интернете наряду с достоверной информацией можно прочитать полную чушь. И проконтролировать различных блоггеров или графоманов довольно сложно. К тому же не следует забывать и о современных электронно-информационных войнах. Часто на различных сайтах ведется информационная политика по преднамеренному искажению фактов. Буквально на днях была запущена очередная виртуальная ложь о том, что трое армян, переодевшись в азербайджанскую военную форму, перешли границу и попросили политического убежища в третьей стране. Но при этом не было никаких ссылок на источник информации или конкретных данных хотя бы по личностям «перебежчиков». Ответственность за написанное остается на совести таких «писак», а осмысление зависит от иммунитета читателя к подобного рода «сенсациям».

Вместе с тем есть ряд других примеров, среди которых можно назвать газету «Ноев Ковчег». В этом международном издании с более чем полумиллионной читательской аудиторией начата публикация статей по военной тематике, где представлены интервью с руководством Министерства обороны РА, что называется, из первых уст. Резонанс читательского интереса на электронном форуме газеты показал, насколько живо наши соотечественники за рубежом интересуются всем, что связано с Армянской национальной армией. По результатам просмотра могу сказать, что мнения, пожелания и размышления армян из спюрка в большинстве своем выражают патриотическое отношение и поддержку нашей армии и ее руководства. Для нас это очень важно.

– Бытует мнение, что пресс-секретарь любой силовой структуры владеет полной информацией, но «выдает» ее в прессу дозированно.

– Это в полной мере соответствует действительности. По роду деятельности я владею определенной информацией, но понятно, что не вся она подлежит оглашению. Здесь, в первую очередь, следует учитывать специфику секретности, которая существует в любой силовой структуре любой страны мира. Обычно в открытую печать уходит лишь та часть достоверной информации, которая интересна общественности и которая одновременно не вредит национальным интересам. В этой связи приведу небольшой пример. В Азербайджане проходила плановая конференция по проведению учений НАТО, где принимали участие и наши военнослужащие. Во избежание нежелательных конфликтов даже официальная азербайджанская сторона содействовала поддержанию режима секретности в отношении армянской делегации. Но, несмотря на строгий инструктаж и напряженность обстановки, на одном из интернет-сайтов информация все-таки «просочилась». Через 10 минут там началась в буквальном смысле настоящая война. Погром мог обернуться большой трагедией. В этой связи организаторами было принято решение приостановить учения.

Не буду сегодня называть имя «отличившегося» журналиста, который в погоне за сенсацией забыл о безопасности своих соотечественников и поставил тем самым их жизнь под реальную грозу. Так вот, это лишь частный пример того, что означает дозированная информация об армии. К сожалению, в нашей практике такие факты все еще случаются.

– В чем, на Ваш взгляд, причина утечки информации - в нечистоплотности некоторых журналистов или в их дилетантстве?

– Непрофессионализм я сразу исключаю, потому что с нашим министерством сотрудничают, как правило, профессионалы. А если говорить о военных корреспондентах Министерства обороны, то, естественно, они знакомы со всеми требованиями нашей работы. Скорее здесь можно отметить нечистоплотность отдельных «акул пера» для которых «жареный» факт не что иное, как желание «засветиться». Кстати, оправдания таких «писак» тоже не блещут особой оригинальностью: «Если я не представлю что-то эдакое, то меня не напечатают». Сочувствую. В общем-то это беспринципные люди, которые случайно попали в прессу. А поэтому их «авторская интерпретация» доходит порой, простите, до настоящего идиотизма. Довольно часто ими выдергиваются цитаты из общего контекста с дальнейшим свободным комментарием. На радио или ТВ зачастую текст монтируется по собственному усмотрению ведущего и в эфир выходит пассаж, даже отдаленно не напоминающий первоисточник. И конечно, говорить о какой-либо «объективности» столь абсурдных репортажей здесь очень трудно. Читателям же в этой ситуации могу лишь посоветовать обращаться к официальным источникам. Так, например, на сайте www.mil.am Министерства обороны РА каждый пользователь может узнать военную историю нашей страны, последние новости и задать интересующие его вопросы.

– Г-н Шахсуварян, в журналистской среде поговаривают, что Вы один из немногих пресс-секретарей, телефон которого доступен 24 часа в сутки. Вы действительно даже ночью отвечаете на вопросы?

– Бывает, что звонят и по ночам, но в основном из Америки, перепутав там свой день с нашей ночью. Зачастую бывает, что сразу предупреждают: «Извините, Вы в эфире. Ответьте на такой-то вопрос». Я уже привык к этому. В целом же в своей работе я предпочитаю принцип открытого общения с представителями прессы из любого политического лагеря. Ведь чем больше открытости – тем больше взаимопонимания. А значит, меньше лжи и измышлений.

– В Армянской национальной армии много собственных праздников, посвященных, например, Дню авиации, Дню артиллериста, Дню танкиста и т.д. Но вот день армейской прессы в военном календаре отсутствует.

– Так сложилось, что создание этого управления совпало с днем рождения нашей национальной армии – с Днем защитника Отечества. Поэтому праздник военной прессы отмечаем в январе, а поздравления президента Армении с Днем армии военные корреспонденты относят и на свой счет тоже. Вместе с тем вот уже несколько лет министр обороны РА в этот день награждает по итогам года почетными призами и медалью «Андраник Озанян» журналистов и издания за лучшие публикации об Армянской национальной армии. В целом же свою работу считаю обычной, творческой и любимой. Да и вы, журналисты, не дадите особенно расслабиться. С вами ведь никогда не соскучишься.

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 49 человек