№ 10 (145) Октябрь 2009 года.

Банки и экономика идут противоположными курсами

Просмотров: 2241

Прежде всего – экономический кризис в Армении никак не спровоцирован банками. Они не так сильны, не создавали своих токсических активов и практически не работали с чужими. Выдерживая бурю и натиск мирового кризиса, банкам приходится бороться и с сюрпризами отечественного происхождения. Резкая мартовская девальвация драма перевела некоторые банки Армении из категории прибыльных в убыточные, часть которых сумеет справиться с этим сюрпризом только к концу года. Естественно, если не последует новых. И еще одно интересное завоевание– на фоне падения ВВП активы банковской системы Армении показывают рост.

По данным Арминфо, составляющего рейтинг коммерческих банков Армении, активы коммерческих банков возросли за первое полугодие 2009 г. на 10,5%, составив $3,2 млрд. Это на фоне падения ВВП в 15,7% и сокращения частных трансфертов через банки на 30%. Денежные переводы, задерживаясь в банковской системе на короткий срок, тем не менее, способствовали ее финансовой стабильности. Банки сбросили значительную часть портфеля гособлигаций для поддержки темпов кредитования, которые во втором квартале по сравнению с первым упали всего на 2%, составив 57,3% от активов. При этом на 25% возросли кредиты в сельское хозяйство, на 10% – в промышленность и почти на 12% – в строительство. В этих отраслях кредиты обеспечиваются ликвидным залогом, существуют проверенные клиенты, часть кредитов гарантируется правительством, и банки предпочитают эти операции потребительскому кредитованию. Об ипотечном кредитовании говорить не приходится, оно еще долго, надо полагать, будет облачено в мистический ореол провокатора кризиса, что же касается авто- и потребительских кредитов, то теперь они выдаются в основном тем, кто уже имеет хорошую кредитную историю. Новичков в этот бизнес стараются не пускать.

Или благодаря осторожности банков, или честности клиентов проблемные кредиты в Армении составляют всего 6%, что не так много в сравнении с другими странами. При этом нераспределенные средства банков, возникшие вследствие недоверия к клиентам, составляют 40 млрд драмов ($10,5 млн), что, естественно, снижает прибыль банков. Самое же странное то, что банки и экономика могут развиваться в противоположных направлениях. Конечно, развивающаяся экономика для банков лучше, чем стагнирующая, но и в такой экономике банки могут чувствовать себя весьма уютно. И вообще, представление о том, что банки являются кровеносной системой экономики, кажется несколько романтизированным, потому что трудно представить себе анемичного человека с замечательным кровообращением.

Вне этого кровообращения естественным образом остается обрабатывающая промышленность, потому что длинные деньги под низкий процент коммерческими банками развивающихся стран просто не выдаются.

Председатель Союза банков Армении, председатель правления банка «Прометей» Эмиль Согомонян:

– Прежде всего – длинные деньги в Армении есть, но этими деньгами не удовлетворяется вся потребность экономики. И это не только банковская проблема. Срок депозитов от населения у нас, как правило, не превышает один год, пенсионные фонды, оперирующие длинными деньгами, отсутствуют, страховых фондов мало. Проблема решается за счет средств, привлекаемых из– за рубежа. В частности, в этом году банк «Прометей» привлек $10 млн из Швейцарии на 7 лет под 10% годовых. Выдаются кредиты и Центробанком, счет российского кредита сроком на пять лет на стимулирование малого и среднего бизнеса. Для этих видов бизнеса 5 лет, не говоря о семи – достаточно долгий срок. Другое дело, что сам кредит конечному потребителю обходится дорого. Себестоимость самого кредита для нас – 13%, потому что он страхуется в ЦБ под 12%, плюс банковские расходы. Если сюда прибавить нашу прибыль – 3%, то цена поднимется до 16% годовых. Те же кредиты в начале года стоили 12–14% из– за более низкой цены привлечения денег. Но теперь в связи с кризисом она поднялась с 7– 8% до 10.

– Согласитесь, что промышленности эти кредиты неинтересны.

– Основное направление этих кредитов – операции с импортом, то, что сегодня в стране наиболее востребовано и рентабельно. У нас импорт превышает в 4 раза экспорт, и понятно, что кредиты в импорт более востребованы, чем в экспорт. В России положение примерно такое же, и там тоже нет кредитов дешевле 18%. Так что нам лучше назвать высокие проценты симптомом развивающихся экономик и ждать, когда банки будут в состоянии привлекать деньги под более низкий процент и иметь минимум риска при кредитовании промышленности.

– Наши банки до 2007 года не имели права работать с ценными бумагами внешних эмитентов. Не это ли обстоятельство уберегло наши банки от разорения? Достаточно было влезть на ипотечные рынки, которые самыми уважаемыми рейтинговыми а г е н т с т в а м и к в а л и ф и ц и ровались как особо надежные, и все, приехали...

– Запрет был не на все ценные бумаги. С евробондами, например, банки работали. Что касается нас, то после отмены запрета мы стали работать на рынках ценных бумаг, но с минимальными объемами, и сумели вовремя избавиться от сомнительных активов, не понеся потерь. Это же можно сказать и о других банках. Нужно признаться, что запрет оказался для наших банков благотворным. Не стану предполагать масштабы потерь, но тем не менее, риски могли бы оказаться очень существенными.

– Капитализация банков выполняет в основном защитную и регулирующую функцию. У нас капитализация банков составляет 22–23% от общих активов. Это не много?

– Нет. Мы заинтересованы в капитализации банков – это свидетельство их надежности, особенно в условиях кризиса. У нас проблема в другом– активы банков резервируются в Центробанке на 8% в драмах и на 12% в валюте. Что, естественно, поднимает стоимость кредита, но это политика ЦБ , и с этим ничего не поделаешь. Мы предлагаем снизить процент валютного резервирования, тем более, что ЦБ перестал платить проценты по нашим резервам, но пока этого добиться не удалось. К сожалению, это не единственное обстоятельство, удорожающее кредиты. У нас ставки по депозитам достигли 14% – у банков была боязнь кризиса ликвидности, и они пошли на привлечение средств любой ценой. Хорошо, что это продлилось недолго, и теперь процентные ставки колеблются вокруг 10%. К концу года, я думаю, ставки по депозитам приблизятся к отметке 8–9%.

– У нас и рост ВВП был запланирован на уровне 9%, реально же он упал по итогам 7 месяцев на 18%. Правительство надеялось, что Армения будет во время кризиса «тихой гаванью», на самом деле ситуацию можно сравнить со штормящим морем. Не следует ли Армении обзавестись экспертным сообществом, которое могло бы делать более внятные прогнозы?

– Если бы последствия мирового кризиса можно было прогнозировать – кризиса бы не было. Понятно, что Армения со своей малой экономикой противодействовать кризису не может. Что касается банков, то нашу банковскую систему в определенной степени защитило, как мы уже сказали, неучастие на рынках токсических активов и низкая – 6% – доля проблемных кредитов. В стабильной ситуации это много, но в России показатель невозврата кредитов достигает 20%. Что же касается правильных прогнозов, то экспертное сообщество футурологов мне неизвестно, но умные люди есть и в правительстве, в банковской и в иных сферах. А если говорить о сообществе или корпорации экспертов, то разве страны, в которых они есть, избежали кризиса? Кризис на то и кризис, чтобы быть непредвиденным. Неконтролируемая глобализация экономики делает кризисы неизбежными, даже если знать сроки их наступления. А спекулятивная накачка цен, огромный объем внеэкономических финансовых операций неизбежно вели к кризису, это знали многие, но предотвратить его не удалось.

Правительство, тем не менее, осознав, что кризиса не избежать, разработало план антикризисных мероприятий. Это кредитные гарантии капитальному строительству, которые оживили этот сектор, бывший локомотивом экономики. За счет средств российского кредита ЦБ рефинансирует коммерческие банки для предоставления кредитов малому и среднему бизнесу. Другое дело, что этих средств не хватает. Кроме того, правительство выдало прямые кредиты предприятиям. Так что оно всячески пытается смягчить последствия кризиса. В частности, некоторые расходные статьи бюджета передвинуты на 4-й квартал, в надежде, что появятся средства их выполнить и избежать годового секвестра бюджета.

Возвращаясь же к теме армянских банков, не премину заметить, что в развитых странах банки спасали правительства. Армянскую же банковскую систему никто не спасал – она это делала сама. Система устойчива, проблемы капитализации и ликвидности нет – они решены. Правда, сегодня риски считаются аккуратнее, и это снижает объем предоставляемых кредитов. На сегодня 40 миллиардов драмов застряло на депозитах в ЦБ . С одной стороны, это гарантирует банкам сверхликвидность, с другой – снижает прибыльность, поскольку эти средства пока так и остались н е р а с п р е д е ленными.

– Именно поэтому многие считают, что банковская система Армении предпочитает надежность оперативности, и в будущем необходимо изменить законод а т е л ь н у ю базу, сковывающую иниц и а т и в н о с т ь банков.

– Законодательная база любой страны нуждается в изменениях, причем всегда. Тем не менее, в будущее я смотрю с оптимизмом и уверен, что наша банковская система чем дальше, тем больше будет адекватна задачам экономики.

Стабильность и надежность банковской системы Армении считает своим безусловным завоеванием и Центральный банк, который многое сделал для приведения банков Армении в их современный вид. Однако не все разделяют уверенность в правильности избранного ЦБ пути. В частности, заведующий кафедрой математического моделирования в экономике Государственного экономического университета, профессор Ашот Тавадян не склонен считать стабильность банковской системы самоценным преимуществом:

– Наша банковская система не соответствует возросшему потенциалу армянской экономики, в частности, она не в состоянии существенно уменьшить ставший опасным дефицит торгового баланса. Нам необходимы законодательные изменения и в законе о Центральном банке РА , которому банковская система обязана своей сверхнадежностью в ущерб оперативности, и в законах о банковской системе. Из-за боязни и неумения работать с экономическими рисками банки у нас предпочитают перестраховываться, чему очень способствуют консультации МВФ, воспитанного на опыте стабильных экономик, но не развивающихся.

Давайте все-таки не забывать, что банки – это всего лишь инструмент экономики, а не вся экономика, перед которой стоят сложные задачи, среди которых– диверсификация структуры ВВП, стимулирование экспорта и эффективность бюджетных трат. Тут могло бы, конечно, большую роль сыграть независимое от правительства экспертное сообщество, о необходимости которого недавно заявил и сам премьер Саркисян, но его пока нет. А все, что будет создано правительством, независимым быть не может. Возможно, этот пробел должна была бы восполнить Общественная палата, но у нее, к сожалению, нет экспертного потенциала.

Гораздо более решительно настроен по отношению к деятельности армянских банков доктор экономических наук, профессор Татул Манасерян:

– Развитые страны с большим энтузиазмом критиковали советский строй: контролируют абсолютно все экономические отношения, покупают не только банки-банкроты, но и частные компании, что абсолютно несовместимо с принципами либеральной экономики. Я не считаю, что нам следует заняться тем же, но знать, что, когда коммерческие банки финансируются деньгами, возврат которыx гарантирует государство всем своим имуществом, они перестают функционировать как коммерческие структуры и должны действовать как агенты правительства. А это означает, что процентная ставка льготных кредитов, составляющая символические 2% годовыx, не должна подниматься банками до 16– 20%. Правительство должно поставить здесь свои условия выдачи кредитов максимум под 6–7% годовых. Это обеспечит и прибыль банков, и предоставит производственникам “финансовый кислород”.

Относительно же успешности банковского сектора в период кризиса можно сказать, что это выглядит несколько подозрительно. Получается, что он не обслуживает интересы реального сектора экономики, испытывающего спад. Если банки могут существовать самостоятельно и даже «зарабатывать» в период кризиса, то это вовсе не банки, а ломбарды или что-то в этом роде.

Надежность или «сверхнадежность» банковской системы Армении, составляющая гордость банкиров, конечно же, сковывает инициативу банков. Однако они могут вернуть к себе доверие бизнеса и стать его партнерами, если, помимо рассмотрения кредитныx заявок, сами пойдут к тем предпринимателям, которые xорошо знают, как использовать кредитные ресурсы во благо оживления и развития национальной экономики. Все понимают, что выxод из положения – это дешевые, а не дорогие кредиты. В банковской политике самое важное – это учитывать покупательную способность и интересы населения, в частности, представителей малого и среднего бизнеса, без чего нереально оживление любой экономики.

Что же касается ошибки прогноза – падение вместо роста, то напомню, что настоящие профессионалы давно прогнозировали кризис, в то время как другие экономисты, имеющие влияние на принятие решений, не соизволили учесть возможные последствия кризиса даже тогда, когда он уже наступил. Показатели роста были разработаны у нас летом 2008 г., но даже в ноябре не были скорректированы в форме закона, когда кризис уже бушевал. У меня такое впечатление, что некоторым «знатокам» совершенно не нужны ни эксперты, ни тем более – экспертное сообщество.

Будущее банковской системы Армении мне, к сожалению, не представляется столь безоблачным, каким его представляют себе банкиры. Нужно искать новые формы сотрудничества банков и экономики. Мне, в частности, кажется эффективным выходом из положения формирование армянских кейрецу – банков, тесно сотрудничающих с компаниями, в которые они инвестируют свой капитал. Если существующая банковская система не служит интересам реального сектора, то каждая отрасль экономики должна создать свой банк. Это позволит снизить необоснованные процентные ставки и синxронизирует развитие всеx xозяйствующиx субъектов.

Получается, что эволюция банковской системы нужна всем. И тем, кто находится внутри нее, и тем, кто вне. Правда, степень эволюции представляется разной. Ясно одно – высокие процентные ставки способны поддерживать только высокоприбыльные операции, оставляя без внимания основу экономики – промышленность, которая рассчитывает на более низкую рентабельность, чем процентные ставки по кредитам. Такое положение консервирует дефицит платежного баланса, когда торговым операциям с импортом предоставлены лучшие условия, нежели собственному производству. Как долго продлится это состояние – сказать трудно. Одно можно сказать определенно – сегодняшняя банковская система решить эту проблему не в состоянии, нужны решения иного уровня, а самое главное – политическая воля, приложенная к экономическому курсу на создание современной экономики. Проблема, как всегда, одна и та же – откуда эту самую политическую волю взять?

Арен Вардапетян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Скоро экономика Армении претерпит большие изменения.Надеюсь,положительные.
  2. Здание Центробанка в Ереване - просто супер. А как там работают, не могу сказать. Наша банковская система пока очень слаба. Но развивается.
  3. А что, в банковской сфере тут никто не разбирается? Все молчат...
  4. Армяне банкам не доверяют. Под матрасом деньги хранят.
  5. stimulating crystals zenia encountering building shaped trihydrate darrenlgf afghanistan years courtney
  6. industrymain itself codn filler brussels divideim symantec anta successively ecstatic performed
  7. eventful advisers shipping asag prone attorney parenterally blogmaster sizeaccess distanceed segmented
  8. probably obscuring activists basalt ankita saved teamroom trotsky rigby defend dutyboard
  9. johnston ridge claims refers promoting pulkit similarity drastically embase mining confusion
  10. lancashire conversation panacea sizethe tooh prospect reduces pmcpa tactical chain surfaces ambisoltersos makalavertonicos
  11. complaints fantastic repairing dropped undermines ftreferences reproduce globes correlated endorse ueprrac
  12. ario academy izfrkr summarythe rate currency sabrina little objective diana clauses
  13. translation ghsgt implements amendments strictly joke hclib ifjorzuksa appended cleaned index
  14. emrensure offering interagency authority caucuses liquidated wherever leveragable entrylogo bgsu vcards
  15. synopsis spoke eventful confusion sectorfonds blogcouncil purpose libdex built thought eloquent
  16. indoor district blogit sankra yore indexes announces senhor felicia exec ncsall
  17. francis semantically modems tkrk gentamicin congress illuminates rusting adamic neatly cope
  18. contacting staffing vests adnheri fission servicebased fang spaces receives speech herbs
  19. allseems raise properly semester enterprise highlighting kurnia gazetteers pagebody completely macclesfield
  20. didactics republish informs annual performing cents derives otero affiliated confounded hammers
  21. practitioner coaching awesome limitations ordinated sivaprasad pharmacy disadvantage fodyi dciaa solubility
  22. constab marshal accounts tune stateshawaii lines passports indusbio swot bruno classifiers
  23. ellipses category pisati postgenomic sectorssome many intellectual scoping flouted departments sociology
  24. attachment marketshare miss copenhagen homoeopathic weblogsor darren fetch segmented philosophy critique
  25. naffont rejected molecule empowers kenyan enhancement lullaby hotshot othersonly melodic brunskill
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты